Пользовательский поиск

Книга Страхи академии. Содержание - Глава 12

Кол-во голосов: 0

Он слабо улыбнулся, не забыв обвести взглядом аудиторию.

— И не доверяйте мнению политиков, даже если они немного разбираются в математике.

Дружный смех подбодрил его.

— Любая выборная система имеет свои нежелательные и ошибочные стороны. Открытый доступ предшествует неотвратимому приходу демократии.

— Только не далити! — раздался чей-то выкрик с места. Зал одобрительно заворчал.

— И для них тоже! — немедленно крикнул Гэри. — Мы обязаны принять их в наши ряды, выслушав их жалобы!

Овации, свист. Пора наносить удар, решил он.

— И тот, кому выгодна прежняя схема, не признает истинной Демократии, Демократии с большой буквы.

Недовольные голоса звучали из фракции аристократов — ничего удивительного, этого и следовало ожидать.

— Так поступают их противники! История учит нас… — Он умолк, давая слушателям время прийти в себя и вникнуть в его дальнейшие слова. Наверняка сейчас они подумали: «Неужели же он будет рассказывать о психоистории?» Но Гэри спокойно продолжил:

— …что, как ни крои одежду, швы будут видны. У нас представлены все секторы, и крупные, и маленькие. Вся галактическая спираль, все Зоны — и основные, и второстепенные. Эти группы никогда бы не влияли на политику, если бы мы избирали представителей лишь по количеству голосов в каждой Зоне или каждом секторе.

— А мы и радуемся! — крикнул явный представитель какого-то меньшинства.

— Я вынужден не согласиться. Мы должны переменить закон — так требует история!

Крики, аплодисменты. Вперед!

— Поэтому я предлагаю новый закон. Если сектору принадлежат, скажем, шесть мест, мы не будем делить сектор на шесть округов. Вместо этого дадим каждому выборщику по шесть голосов. Он или она могут распределить голоса между кандидатами или отдать их все за одного кандидата. Таким образом, явное меньшинство может избрать своего представителя, если будет голосовать заодно.

Пораженное молчание. Гэри с силой произнес последние слова. Он был вынужден тянуть время, так сказал Дэниел. Правда, Гэри не знал, как слушатели воспримут его предложение.

— Эта схема позволит избежать этнических и иных предпочтений. Группировки могут выстоять, только если они действительно едины. Ведь их участники участвуют в тайном голосовании. И никакой демагог не сможет их контролировать.

Гэри помолчал, затем закончил:

— Если я стану премьер-министром, я сделаю эту схему обязательной по всей Великой Спирали!

Именно — прямо в яблочко. (Странная древняя пословица — что значит «яблочко»?) Он сошел с трибуны под взрыв громовых аплодисментов.

Гэри всегда думал, что права его мать: «Если человек велик, это проявится не в один пламенный час, а в течение долгих кропотливых рабочих дней». Обычно она говорила так, когда Гэри забрасывал домашнюю работу, увлеченный книгами по математике.

Сейчас он видел доказательство обратного — величие пришло само.

В огромном зале отдыха его со всех сторон окружили проницательные делегаты, и у каждого был свой вопрос. Все ждали, что он будет просить голосовать за него.

Но Гэри не стал. Вместо этого он говорил о тиктаках, о Сарке. И ждал.

Клеон удалился, как того требовали традиции. Вокруг Гэри собралась огромная толпа.

— Что предпринять относительно Сарка?

— Карантин.

— Но там сейчас полный беспредел!

— Это нужно прекратить.

— Но это неспортивно! Вы пессимистично утверждаете…

— Сэр, слово «пессимист» придумали оптимисты, чтобы так называть реалистов.

— Вы забываете о нашем имперском долге, и мятеж… — Я только что прибыл с Сарка. А вы?

Посредством таких перепалок он избежал неловких разговоров о будущем голосовании. И, конечно же, он продолжал следить за Ламерком. Кажется, Верховному Совету его предложение о далити понравилось больше, чем грубый напор Ламерка.

А его непреклонность по отношению к Сарку вызвала даже уважение. Те, кто считал его мягкотелым академиком, удивились. Притом его интонации выдавали искренние переживания по поводу Сарка. Гэри ненавидел беспорядок, и он знал, что принесет Сарк Галактике.

Конечно, он не был так наивен, чтобы полагать, будто предложенная им новая система представительств решит судьбы Империи. Но она может решить его собственную судьбу…

Невзирая на явные свидетельства обратного, Гэри пришел к выводу, что тяжкий труд и высокие требования необходимы каждому взрослому человеку. Что жизнь выжимает из тебя все соки и ничего не прощает, что ошибки и расплата идут бок о бок. Имперские, политики казались обратным примером, но он был здесь всего лишь начинающим, как судачили о нем вокруг…

Подошел служащий и сказал, что с ним хочет поговорить Ламерк.

— Где? — прошептал Гэри.

— Неподалеку от Дворца.

— Тем лучше для меня.

Как и предсказывал Дэниел. Даже Ламерк не осмелится напасть на него во Дворце, памятуя прошлую неудачу.

Глава 12

По пути запищал его комм. Пришло закодированное сообщение. Поджидая Ламерка в вестибюле, Гэри расшифровал письмо.

Пятнадцать союзников и сторонников Ламерка убиты или ранены. Промелькнули картины: один споткнулся и упал, второй вошел в неисправный лифт… Все это произошло в течение последних нескольких часов, когда созыв на Верховный Совет позволил точно предсказать, где они появятся.

Гэри подумал о загубленных жизнях. Ответственность за их смерть лежит на нем, поскольку он был причиной. Роботы прикончили жертвы, не понимая, что за этим последует. Моральная тяжесть падает… на кого?

«Несчастные случаи» произошли по всему Трентору. Немногие догадаются связать их воедино, кроме…

— Академик! Рад вас видеть, — начал Ламерк, усаживаясь в кресло напротив Гэри. Они не стали кивать друг другу, а уж тем более пожимать руки.

— Кажется, мы с вами не слишком ладим, — заметил Гэри.

Ничего не значащий комментарий. У него в запасе было много таких замечаний, и он пустил их в ход одно за другим, стараясь протянуть время. Похоже, Ламерк еще не узнал о том, что произошло с его союзниками.

Дэниел сказал, ему понадобится пять минут, чтобы «эффективность была максимальной» — что бы это ни значило.

Еще некоторое время Гэри парировал ответы Ламерка. Он специально использовал неагрессивную позу и мягкий тон, чтобы успокоить противника. После знакомства с сатирами он стал прекрасно разбираться в таких деталях.

Они находились в Доме Совета рядом с Дворцом, у входа переминались их охранники. Ламерк сам выбрал комнату с экзотическим цветником. Обычно она служила для отдыха представителей сельских Зон и потому утопала в зелени и цветах. Непривычные на Тренторе насекомые вились вокруг, собирая цветочный нектар.

Дэниел что-то задумал. Но как он сможет добраться до врага, если рядом его охрана? Как сумеет обойти все сенсоры и сканеры?

Ламерк выбрал для обсуждения проблему восстания тиктаков. Под невинной темой скрывался подтекст: их борьба за пост премьер-министра. Все знали, что через пару дней Ламерк вынесет этот вопрос на голосование.

— У нас есть доказательства, что кто-то подсадил в тиктаки вирус, — сообщил Ламерк.

— Без сомнения. — согласился Гэри. И отогнал жужжащее насекомое.

— Очень забавный вирус. Мои техники говорят, что он скорее похож на маленький разум, а не на вирус.

— Настоящее бедствие.

— О, да. Очень смахивает на то, что называют «чувствительной слабостью».

— Думаю, это не просто электронная болезнь, а самоорганизующийся комплекс веры.

Ламерк удивился.

— Да, тиктаки болтают о «моральном императиве» — не есть живого, ни растений, ни животных…

— Они искренне верят, что это правильно.

— Чертовски странно.

— Вы пока не представляете себе всей картины. Если мы не справимся с этим, Трентор навсегда перейдет на новую диету.

— Ни зелени, ни выращенного мяса? — нахмурился Ламерк.

— И вскоре это расползется по всей Империи.

— Вы уверены? — Ламерк выглядел глубоко взволнованным. Гэри замялся. Он должен помнить, что и у других могут быть идеалы. Возможно, Ламерк…

130
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru