Пользовательский поиск

Книга Страхи академии. Содержание - Глава 5

Кол-во голосов: 0

Их дикий тоннель, почти переставший вращаться, мог схлопнуться в любую минуту. И слабое дрожание указывало на близкую кончину. «И, может быть, мы…» — подумалось Гэри.

— Вектор отклонения несущественный, — доложил он.

— Точка схождения двоится, проверь, — отозвалась Дорс. Прямо как в задачах, которые они недавно решали.

Но им навстречу двигалась кружащаяся желтая сфера, пурпурная по краям. Пространственно-временной проход. Узкий, темный по центру…

Гэри охватило страстное желание смыться, повернуть обратно — сделать что угодно, только не прыгать в эту страшную узкую пасть.

Дорс затребовала расчеты. Компьютеры услужливо предоставили цифры. Началась тряска.

Не помогло и то, что он, в принципе, знал, что происходит в тоннеле по законам физики. Пространственные тоннели удерживаются открытыми под воздействием отрицательной энергии, силой антидавления, появившегося еще во время возникновения Вселенной. Отрицательной энергии в тоннеле хватило бы для создания черной дыры такого же радиуса.

Итак, они приближались к пространству с невообразимой плотностью. Но опасность грозила лишь на входе, где давление может раздробить их на атомы.

С виду этот круглый вход, похожий на бычий глаз, казался вполне безопасным. Но одна лишь ошибка и…

Нагрузка возрастала толчками. Дикий тоннель теперь превратился в черную сферу, окруженную непереносимым сиянием.

Погружение!

Внезапно Гэри ощутил беспомощные судороги их кораблика. Всего два метра в поперечнике, энергии не хватает, защита держится на честном слове… За спиной Дорс, бормоча, диктовала числа, Гэри проверял их по приборам… а внутренний голос орал, надрываясь, о сокрушительной безнадежности и скорой и неотвратимой гибели.

Снова закружилась голова, к горлу подступила тошнота, как на улицах Сарконии. Не клаустрофобия, а что-то более жуткое и темное: животный ужас смерти. Он весь задеревенел, горло перехватило.

— Векторы приближаются к ноль-семь-три, — продолжала Дорс.

Ее голос был такой спокойный, ровный, живой. Он весь отдался очарованию ее голоса, словно песне сирены, и сумел справиться с охватившей его паникой.

Дрожь последней коррекции курса судорогой отдалась в его позвоночнике. Увеличение скорости…

Над ними разорвалась огромная голубая с золотом молния…

…гудение. И они выскочили по другую сторону тоннеля, в пятнадцати тысячах световых лет от Сарка.

— Этот старик профессор… был чертовски прав, — выдавил Гэри.

Дорс вздохнула, лишь так выдав потрясение.

— Идеи о бытии меркнут… перед самим фактом бытия. Да, любимый мой. Жизнь — много больше, чем разговоры о ней.

Глава 5

Их встретило желто-зеленое солнце. А также имперский сторожевой катер.

Они увернулись. Быстрый разворот — и они вписались в свободный промежуток в длинной веренице шаттлов, которые вливались в большой пространственный тоннель. Их корабельные компьютеры, не пискнув, проигнорировали настойчивые запросы имперской службы. Гэри уже освоился. Дорс лишь изредка поправляла его, когда он допускал незначительные ошибки.

Второй гиперпространственный скачок занял около трех минут. Они вынырнули довольно далеко от местной звезды мутного красного карлика. Снова сторожевой катер. К четвертому скачку они втянулись.

Пребывать в бегах — значит пользоваться первыми попавшимися тоннелями. Поскольку люди Ламерка следуют за ними по пятам.

Движение по пространственно-временному тоннелю может осуществляться лишь в одну сторону за раз. Скоростные корабли ныряют в проходы, чье горлышко варьируются от ширины ладони до диаметра звезды.

Гэри знал, конечно, что в Галактике существует несколько миллиардов пространственных тоннелей. Зона, которую контролирует Империя, имеет в радиусе около пятидесяти световых лет. Один прыжок может выбросить вас далеко от обжитых миров.

Психоистория учитывала и это. Некоторые плодородные планеты представляли собой настоящие крепости, уединенные и хорошо защищенные. Здесь Империя была не более чем сказкой, далеким сном, источником экзотических товаров и странных идей. Гиперпространственные корабли проскальзывали сквозь тоннели за считанные секунды, а потом расходовали до дна энергию двигателей, тщетно стараясь пристроить свой товар, никому здесь особо не нужный.

Сеть тоннелей охватывала все населенные миры, но было много выходов и к неизученным, ненаселенным солнечным системам. Около богатых планет Империя концентрировала множество мелких тоннелей. Но одни разверстые пасти тоннелей на орбитах были перегружены, а другие оставались пустыми и заброшенными.

Может, так произошло случайно, а может, эти тоннели не что иное, как остатки давно исчезнувшей цивилизации? Конечно, сами тоннели появились в результате Великого Взрыва, когда и время, и пространство только начинались. Они соединяли далекие миры, которые когда-то, в давние-давние времена, когда Вселенная была молода и не так велика, находились рядом.

— Беглецы вошли в ритм. Проскочить через тоннель, наладить связь и пристроиться в очередь для дальнейшего прыжка. Имперские ищейки не станут выталкивать никого из высокопоставленных тренторианцев из очереди на прыжок. Значит, главная опасность подстерегает их на открытых пространствах.

Дорс уже набила руку. Она ввела в главный корабельный компьютер все сведения, и — раз! — они легли на новый курс, готовые к следующему прыжку.

Пространства, протянувшиеся на тысячи световых лет, свернутые в кольцо Галактики, нуждались в прекрасно налаженной сети пространственно-временных тоннелей, по которой мчались мириады кораблей с грузами и пассажирами.

Загвоздка состояла в том, что через тоннель за раз можно было проскочить всего лишь в одном направлении. Немногочисленные попытки установить двухполосное движение окончились плачевно. Как бы гениально ни высчитывали инженеры пути двух кораблей, летящих навстречу друг другу, но колебания тоннеля резко менялись, и корабли разносило на молекулы. Вход тоннеля каким-то образом «сообщал» выходу о том, что он только что проглотил какой-то корабль.

Это ограничение невозможно было обойти: в тоннель должен входить только один корабль за переход. И к этому непреложному закону квантовой гравитации прицепилась целая гирлянда страховых компаний, налоговых служб, регулировщиков и других прихлебателей — огромный бюрократический аппарат, который выжимал из законов физики (а заодно пилотов и пассажиров) все соки, до последней капли.

Гэри заглушал страх, разглядывая виды за экраном. Солнца и планеты проплывали на темном фоне космоса во всей своей красе.

За этим великолепием, как он знал, скрывалась гармония Вселенной.

Движение по тоннелям регулировалось уже законами экономики. От мира А к миру Б можно было добраться за полдюжины скачков, космическая сеть межзвездных переходов охватывала всю Галактику, но — прямых путей было не так уж и много. И каждый тоннель нужно было охранять и проверять, что требовало постоянных расходов.

С другой стороны, контроль над пространственными тоннелями приносил фантастические прибыли. И борьба за тоннели не прекращалась ни на минуту, зачастую перерастая в кровопролитные схватки.

Многие сгинули, поскольку установили неограниченную власть. Казалось бы, так просто и естественно установить оптимальный налог на каждый вход и добиться бесперебойного движения транспорта по всем тоннелям. Но не получалось.

Чрезмерный контроль неизбежно приводит к сбоям. И на семнадцатом прыжке беглецы на собственном опыте выяснили, как проявляется этот парадокс.

115
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru