Пользовательский поиск

Книга Средство от одиночества. Содержание - 2

Кол-во голосов: 0

– Ну, так бери, – зло сказал Вилька, подойдя еще ближе.

Она осторожно протянула руку и взяла свою заколку, так и не отрывая глаз от песка у себя под ногами.

– Зачем ты сюда приходишь? – Вилькин голос звучал жестко, как скрип гвоздя, царапающего стекло.

– Это твое место, да? – тихо спросила девушка и впервые подняла голову. Вилька узнал ее сразу.

Дело было на пляже в Евпатории с месяц назад. Что он делал в городе, Вилька уже не помнил. Помнил, что к полудню забрел на пляж. В море выдавался скрипучий мостик с окрашенными в вызывающе-красный цвет перилами. Мостик густо облепили отдыхающие и полусумасшедшие рыбаки, надеющиеся что-то поймать в кишащем людьми, матрасами, мячами и размокшей бумагой месиве. Вилька намеревался прыгнуть в воду, но прямо перед ним кто-то из рыбаков уронил спиннинг и попросил ближайшего паренька достать. А тот оказался на редкость сухопутным, ко всеобщей потехе, и ни плавать, ни нырять не умел. Тем не менее он попытался, но погрузиться так и не смог. Окружающие покатывались со смеху, но паренек ни капельки не смущался и азартно повторял попытки. Потом кто-то посоветовал ему взять в руки тяжесть. Невесть откуда взялась кувалда – и он наконец достал спиннинг, зато кувалду утопил. Это вызвало новую бурю хохота. И тогда кто-то с разбегу перелетел через перила, долгую секунду падал с высоты и отвесно скользнул в воду. Это была та самая девушка. Она положила кувалду на балку у самой воды и, не глядя ни на кого, взобралась опять на мостик. Вилька тогда гораздо больше удивился неумению плавать горе-спасателя спиннинга, чем красивому и смелому прыжку девушки. Но другие парни, чтобы не ударить в грязь лицом, стали вертеть такие головоломные сальто, что это быстро превратилось в состязание. Девушка в зеленом купальнике больше не прыгала – ей негласно отвели роль королевы бала. Вилька мог бы заткнуть за пояс любого – но зачем? Он не собирался участвовать в прыжках, куда больше его интересовало дно. Поэтому он лениво, боком, плюхнулся и сразу же погрузился к самому песку. Интересного хватало – как всегда на пляже, дно кишело всевозможным хламом – от потерянных монет и медальонов до бутылок и автопокрышек. В бутылках прятались мальки бычка, Вилька долго потешался, наблюдая за ними. И, видать, забылся, потому что просидел в воде дольше, чем положено нормальному человеку. Сверху донесся всплеск, бычки шарахнулись врассыпную, а давешняя ныряльщица норовила схватить Вильку за волосы и вытащить на поверхность. Тот еще ничего не успел понять и возмущенно отбивался. Девчонка оказалась на редкость упорной и не прекращала попыток «спасти» Вильку, и то, что его приняли за утопленника, Вилька сообразил, только когда она ушла наверх за воздухом. Пришлось поспешно удирать между опор моста и скрываться среди купающихся в сотне метров левее. А когда суматоха достигла пика и на воде появилась лодка спасателей, а потом еще и завыла сирена, Вилька вспомнил, что просидел под водой минут десять и ни разу не всплыл, чтоб сделать вид, будто набирает воздух.

А девушку ту он запомнил накрепко, не подозревая, что встретится с ней еще когда нибудь.

А теперь она стояла перед ним, робко глядя в сторону, и спрашивала:

– Это твое место, да?

– Да, – подтвердил Вилька, – это мое место. Мое, и ничье больше.

Девушка чуть улыбнулась.

– Прости… Но мне здесь нравится. И пришла я к морю. К МОРЮ.

В голосе и словах ее прозвучало что-то задевшее Вилькину привязанность к морским чудесам. И он вскипел, как мальчишка:

– К Морю? Тогда пошли!

И пошел, не оборачиваясь, к воде. Девушка сбросила свою макси-майку и смело пошла следом.

Вилька резво взял курс на остров, и лишь изредка косился на нее. Она не отставала. Как Вилька не ждал – не отставала. Когда впереди замаячил остров, она вздохнула с облегчением, но и тут не отстала.

Вилька неторопливо выбрался на сушу. Девушка уже не плыла – шла по пояс в воде. Потом стала пошатываться, а у самого берега оступилась и упала. Вилька испуганно поднял ее и вынес на песок, раскаленный полуденным солнцем, и подумал, что если для него семь километров пустяк, то для других, видимо, нет.

Девчонка разбито обняла колени и мелко дрожала на ветру. Вилька принес огромное махровое полотенце и набросил ей на плечи. Она закуталась и закрыла глаза.

– Устала? – спросил Вилька, чтобы больше не молчать. Он и так видел, что она не то что устала, а совершенно опустошена.

Девушка кивнула, по-прежнему дрожа, мелко, как работающий холодильник. Вилька нахмурился и положил руку ей на плечо. «Как лед, – подумал он. – Так и есть, переохладилась. Эх, Вилька, она же не дельфин и не ты, хотя и любит море. Загнется еще, чего доброго…»

– Ну-ка, пошли, – вслух скомандовал он и увел девушку в шалаш. Она еле передвигала ноги и пришлось поддерживать ее все дорогу. В шалаше, который больше напоминал добротный и уютный домик, Вилька дал ей свой теплый спортивный костюм:

– На, надень. А я пока чай соображу.

Он набрал воды и развел у входа костер. Девушка уже переоделась и, устало улыбаясь, сидела у стены шалаша. Вилька поднял голову и поинтересовался:

– Есть будешь?

На ее месте он бы не стал. Девчонка тоже не стала.

Потом Вилька долго отпаивал ее горячим сладким чаем и видел, как девчонка постепенно отогревается. Примерно через час Вилька поднялся:

– Пойду крабов наловлю…

Девушка посмотрела ему в глаза – первый раз за все время.

– Ты не замерз?

Вилька пожал плечами:

– А почему я должен замерзнуть?

Она виновато улыбнулась:

– Я же замерзла…

– Ну и что? Дельфины тоже не мерзнут. Ну, а ты ведь не дельфин.

– А ты?

Вилька замер. Он не знал, что ответить, и мучительно искал нужные слова.

– Кто ты? Почему ты не мерзнешь в воде, хотя проводишь в воде по двенадцать часов? Почему тебе не нужен воздух, чтобы дышать? Почему ты всегда один?

Вилька медленно обернулся.

– Кто я? Я и сам не знаю, кто я. Я просто слишком люблю море, чтобы любить еще кого-нибудь. И люди не захотели мне этого простить.

Он помолчал и добавил:

– Я пошел за крабами.

Крабов ловить Вилька не стал, просто поплавал вдоль берега, срывая злость на мускулах. Плавал до тех пор, пока не заметил девушку, стоящую на песчаном холме у самой воды. Смотрела она прямо на него. Вилька смутился и без настроения выбрался на сушу. Девушка встретила его улыбкой.

– Где же крабы?

Вилька хмуро отмахнулся:

– Да ну их… Пусть живут.

– А где твои дельфины?

– Не знаю, – пожал Вилька плечами, – наверное, охотятся в море. Только они не мои, – он подозрительно покосился на девушку. – А ты откуда знаешь про дельфинов?

Она мягко взяла его за руку.

– Ты прости меня… я давно за тобой наблюдаю. С тех пор, как пыталась спасти тебя на пляже. Помнишь?

Вилька ощерился:

– А ты что, питаешь слабость к нелюдям? – он вырвал руку и отвернулся. Да, он может обходиться под водой без дыхания по нескольку часов. Да, он не такой, как все. Наверное, он и не человек вовсе. Но какое дело до этого ей?

Но вслух Вилька ничего не сказал.

А девчонка взяла его за плечи и властно сказала:

– Загляни мне в глаза! Видишь? – голос ее вдруг сорвался. И Вилька увидел.

Глаза сияли изумрудно-зеленым светом и зрачок был не круглый, а вертикально-щелевидный, как у кошки.

– Ты этого хотел? Смотри дальше!

Девушка держала в руке нож – обычно Вилька чистил им рыбу.

– Смотри! – И безжалостно полоснула себя по пальцу. Порез сразу окрасился в нежно-голубой цвет и выступившая жидкость тоже была голубой. – Думаешь, я принцесса? У меня кровь на медной основе, а не на железной, как у тебя, как у всех! Я больше нелюдь, чем ты, понял?

И тут Вилька испугался – впервые и по-настоящему. А девчонка вдруг уткнулась ему в плечо и заревела, как обиженная первоклассница, и на руку Вильке закапали ее слезинки – самые обычные, как у людей.

Когда она успокоилась хоть немного, Вилька во второй раз отвел девушку к шалашу. Костер еще горел и язычки пламени тихонько плясали в такт со слабым ветром.

2
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru