Пользовательский поиск

Книга Скрытая Империя. Страница 85

Кол-во голосов: 0

По сложившейся традиции Мудрец-Император правил более столетия, и перед отцом Джора'ха лежало еще несколько десятилетий, в течение которых Великий Наследник мог продолжать свою энергичную деятельность. Отец самого Мудреца-Императора правил в те времена, когда илдиранцы впервые встретились с переселенческими кораблями землян, а было это сто восемьдесят три года назад.

– И, тем не менее, – заметил Мудрец-Император, в его голосе прозвучали опасные нотки, – я настаиваю на том, чтобы ты уже теперь понимал весь смысл политики в сложившейся в Галактике ситуации. Все мои сыновья служат в качестве представителей в колониальных мирах Илдирана. Я общаюсь с ними при помощи тизма, но мне хочется, чтобы они в первую очередь понимали смысл того, что делают, а не просто следовали моим ментальным указаниям. Вы являетесь управляющим аппаратом и моим оружием в руководстве Империей.

Джора'х кивнул, он всегда был рад узнать что-то новое, однако его разносторонние интересы выходили за область политики. Его сын Тор'х, который в данный момент проводил время в буйном мире Гайриллки, где правил довольно добродушный представитель, так же не проявлял особого интереса к политике.

Однако, как только Джора'х пройдет через церемонию кастрации, и тем самым станет новым вождем и хранителем тизма, все мысли, все планы его отца, пусть даже и самые сокровенные станут для него предельно ясны. С потерей своей мужской силы, Великий Наследник, в результате внезапного озарения, поймет все. Это будет, как пламя свечи, передаваемое из поколения в поколение, последовательность, исходящая от первого Мудреца-Императора, который заверил, что империя никогда не ослабнет и никогда не изменится.

– Насколько я понимаю, твой сын Зан'нх очень хорошо показал себя на службе в Звездном флоте. Адар Кори'нх очень хорошо о нем отзывается.

Джора'х кивнул. Хотя в жилах Зан'нха и не текла благородная кровь, с его способностями и амбициями, он мог бы быть гораздо лучшим преемником, чем эгоцентричный Тор'х.

– Да, его только что повысили, и он получил звание кула. Адар объявил о новых военных маневрах и о великолепной демонстрации наших замечательных кораблей и их талантливых пилотов. Все очень довольны твоим указом об увеличении количества праздников и торжеств.

Мудрец-Император кивнул.

– Тебе также должно быть известно, что наши ремесленники создают новый колосс, великолепный обелиск, он будет воздвигнут в Миджистре, а его уменьшенные копии будут установлены по всем колониальным факториям в других мирах, в дополнение к тем, что там уже стоят.

– Они вполне заслужили такую честь, отец.

Мудреца-Императора, казалось, раздражали бездумные ответы сына.

– Я также распорядился, чтобы хранители памяти чаще организовывали свои выступления, и многие дополнительные части Саги были прочитаны вслух. Я желаю, чтобы люди больше знали о забытых героях.

– Ты имеешь в виду то, чем занимался выживший на Кренне историк? Дио'ш? Его давно не было видно…

Мудрец-Император отмахнулся.

– Да, я отправил его и многих других хранителей памяти на колонии-фактории. Сейчас не имеет значения, где именно они находятся.

– Все, что вы говорите, отец, заставляет меня гордиться тем, что я ваш наследник, – просиял Джора'х. – Вы оставите мне неповторимое наследство, и с каждым проходящим днем оно обогащается еще больше.

Мудрец-Император нахмурился, убрав с лица благодушное выражение, которое старался сохранять на публике.

– Как ты думаешь, Джора'х, почему я предпринимаю подобные действия? Подумай над этим вопросом! – тот резкий тон, которым это было сказано, удивил сына. – Ради какой необходимости пришлось приложить такие большие усилия?

– Ради славы илдиранского населения, конечно.

– К'ллар бекх! Ты слишком наивен, чтобы быть моим наследником! – Мудрец-Император беспокойно заерзал, и его косички нервно зашевелились. – Яожидаю признания от населения, но ты должен обладать способностью видеть то, что остается в тени и что может уловить только специалист.

В голосе Императора слышалось разочарование и сильное раздражение.

Почувствовав страх, Джора'х пробормотал:

– Так в чем же скрывается смысл этого, отец? Пожалуйста, просвети меня.

Мудрец-Император поудобней уселся в похожем на усыпальницу кресле.

– На самом деле наша Илдиранская империя угасает, именно так, как и предполагают пройдохи-земляне! Мы оставили нашу колонию-факторию на Кренне из-за разразившейся там эпидемии чумы, но мы также покинули и другие миры, отдавая наши территории. Разве, ты не видишь, как люди бросаются на каждую доступную им планету, распространяясь по Галактике, словно пожар? Но вместо того, чтобы испытывать удовлетворение, их жадность разгорается с каждым новым поселением.

Все это Мудрец-Император произнес с глубоко скрытым гневом. Его косички раскачивались, словно разъяренные змеи. Джора'х непроизвольно отступил.

– В отличие от нас. Вместо того чтобы расширять свои владения, илдиранцы отступают. Вместо того чтобы искать пути преодоления трудностей, мы опускаем руки. Наши силы улетучиваются, и это происходит уже несколько столетий.

– Я никогда не слышал ничего подобного, – заметил Джора'х, с испугом взглянув на отца.

– Ты просто не удосужился заметить это, – огрызнулся Мудрец-Император. – Вот поэтому мы и вынуждены заботиться о расширении нашего блеска и праздновать все больше и больше исторических годовщин. В древних земных сказаниях такой особ отвлекать внимание населения называется «хлеба и зрелищ». Пока народ Илдирана верит, что вокруг него простирается сила и слава, мы тоже можем убедить себя, что все это правда.

Наматывая на ус информацию, Джора'х пытался уяснить возникшую из нее перспективу реальности.

Он не сомневался в правдивости слов отца – кто может сомневаться в том, что сказано Мудрецом-Императором? Вождь никогда не будет ему лгать, на самом деле, он намного мудрее любого представителя своей расы. Благодаря тизму, он смотрит на мир глазами всех своих поданных, что позволяет ему видеть действительно всеобъемлющую перспективу.

– А мои… мои братья, остальные наследники знают об этом? Или это только я был настолько слеп?

Теперь Мудрец-Император, похоже, проникся жалостью к Джора'ху.

– Все мои сыновья не похожи друг на друга. Наследник Дорбо становится все более твердым и не видит удовольствия в жизни, однако, служа мне, он трудится больше всех. Представитель на Гайриллке, находясь на самом краю туманности на Горизонте, поглощен необременительными обязанностями и в какой-то мере преувеличивает свою важность и значение. Наследник Марата слишком большой гедонист, он находит радость в достижении собственных целей и при этом мало задумывается об остальной Империи, лежащий за стенами его владений. Но каждый мой сын слышит меня благодаря тизму. Каждый из них ощущает мои мысли и мои решения, и все они им подчиняются. Так и должно быть.

– Джора'х, именно на тебя ляжет все бремя ответственности. Яне могу сравнивать и выбирать своих наследников. Ты перворожденный, а это значит, что ты и есть Великий Наследник. Ты неизбежно займешь мое место, и все тебе станет понятным. Но даже до того, как это время наступит, я хочу, чтобы ты понял, что тебя ожидает на самом деле, и не верил в набор высокопарных слов.

Учитывая то, как Джора'х завоевывал себе популярность, наблюдая за тем, как илдиранцы веселятся и купаются в лучах славы своей империи, ему было трудно смириться с услышанным. У него было доброе сердце, но, возможно, он был чересчур наивен.

Хотя его брат, Наследник Дорбо всегда был угрюм и занят разработкой планов, Джора'х теперь подумал о том, что, возможно, он представлял ситуацию намного лучше, чем ему это казалось. Джора'х задумался над тем, сколько же еще темных секретов скрывает от него Мудрец-Император. Впрочем, он все узнает в тот ужасный день, когда он возьмет в свои руки власть над тизмом.

Надеясь, что аудиенция окончена, растерянный Великий Наследник торопливо попятился от кристаллического кресла.

85

Комментарии(й) 0

Вы будете Первым
© 2012-2018 Электронная библиотека booklot.ru