Пользовательский поиск

Книга Скрытая Империя. Содержание - 81. БЕНЕТО

Кол-во голосов: 0

Тасия покинула лазарет на целых два дня раньше Патрика Фицпатрика III. Братья могли бы ею гордится.

81. БЕНЕТО

Так как Корвус Ландинг находился в стороне от обильно заселенных колоний, то обходной путь, которым воспользовался Бенето, занял более месяца. Это время дало возможность старому Тальбуну привести в порядок все свои дела.

Держа при себе саженец в маленьком горшочке, чтобы не терять связь со вселенским лесом во время долгого путешествия, Бенето проделал это путешествие на трех различных кораблях.

Сначала он пересел с пассажирского корабля на торговый, а потом сменил его на корабль, занимавшийся свободными исследованиями, который и доставил молодого священника в его новый дом.

Он приземлился в Колониальном городе вместе с грузовыми контейнерами, клетками беспокойного и шумного живого груза, провиантом, оборудованием, равно как и со специальными подарками с Терока. Довольный и улыбающийся, Бенето сошел с корабля и вдохнул незнакомый воздух, пахнущий ароматами дикого мира, где земные агрокультуры еще только начали давать первые стабильные урожаи.

Корвус Ландинг была молодой, но геологически стабильной планетой с мягким климатом и минимальной местной растительностью. Даже моря здесь были мелкими, а ландшафт ровным, и наивысшие точки встречались только на холмистых равнинах.

Ослепленный открытым солнечным светом без толстого покрова леса, Бенето вникал в детали, чувствовал, как солнце щекочет его зеленую кожу. Из информации, полученной через телепатическую связь, он узнал, что иногда свирепые шторма насылают ветры ураганной силы, которые обрушиваются на землю и пересекают равнины.

Воспользовавшись воспоминаниями, заложенными Тальбуном, Бенето из первых рук узнал ощущения, возникающие от подобного урагана, увидев его глазами рощи вселенских деревьев.

Учитывая погодные условия, все строения Колониального города обладали низким аэродинамическим сопротивлением.

Сельскохозяйственные сорта зерновых культур могли выдержать сильные ураганы. Как только небо прояснялось и вновь показывалось солнце, упругие стебли снова выпрямлялись.

Бенето не испытывал никаких сожалений, что приехал сюда. Даже маленькое растение, которое он держал в руках, казалось, было довольно, что добралось до нового дома.

Когда его пришел поприветствовать Тальбун, с темной кожей и сотней различных татуировок, рассказывающих о его достижениях за долгую жизнь, Бенето показалось, что он знает старика всю жизнь. Тальбун обнял молодого человека костлявыми руками.

– Спасибо что приехал, Бенето. И от деревьев тоже спасибо.

Он притронулся к маленькому саженцу, привезенному Бенето, словно приветствуя и его.

– Колонисты не захотят оставаться без зеленого священника, – улыбнулся Бенето. – Ты их избаловал.

Тальбун громко засмеялся. Даже десны у него были зелеными.

– Поселенцы не слишком-то пользуются моими услугами, но возможность доступа к телепатической сети и немедленное получение новостей, которые я доношу до них, дает колонии определенный статус в Ганзе.

– Ах, статус! Я второй сын правителей Терока. Ты считаешь, они смогут переварить такую честь?

Тальбун повел своего молодого товарища прочь с колониального маленького космопорта, который представлял собой всего лишь вымощенную площадку, в отсутствие космических кораблей используемую для ярмарок и собраний.

– Они освоятся с этим довольно быстро, и тогда ты захочешь вернуться обратно в свой чудесный грибковый город. Почему ты вдруг решил стать монахом, в то время как мог бы жить как король? – конечно, Тальбун шутил, но его действительно беспокоила такая возможность. – Я оставляю их на твое попечение, Бенето.

– Не беспокойся об этом. Я испытываю единственную и настоящую привязанность только к деревьям. И хочу жить здесь, общаться с деревьями, помогать процветать роще. Если колонистам потребуется моя помощь, я не побоюсь испачкать руки. Всегда хотел иметь возможность служить настоящим целям.

Какое-то время Тальбун шел в задумчивом молчании, затем повернулся с искренней улыбкой на темном лице.

– Я все знаю, Бенето. Все, что я узнал о тебе от вселенского леса, говорит о том, что моя роща и колонисты находятся в надежных руках, – он прибавил шаг. – Пойдем побыстрее, прежде чем мэр и тысячи колонистов придут приветствовать тебя, представляться и рассказывать истории обо мне.

– Для этого будет еще уйма времени, – согласился Бенето. – А сейчас я хотел бы посмотреть на посаженные тобой деревья.

Пружинистым шагом престарелый священник повел Бенето прочь от концентрических круглых низеньких строений. Вдвоем они, мирно беседуя, пошли по грязной тропинке по направлению к раскинувшейся внизу долине, где под солнцем Корвуса разрасталась вселенская роща. Бенето почувствовал волнение ожидающих его деревьев еще до того, как они подошли к роще. Это было сравнимо со встречей старых друзей.

Когда сюда прибыли первые колонисты, Корвус Ландинг был чистым листом бумаги, готовым к преобразованию и использованию, – рассказывал Тальбун. – Наблюдения Ганзы показали, что в северных широтах есть залежи минералов, и при отсутствии местных лесов эти залежи готовы к открытой разработке. На большей части площади планеты полностью отсутствовала растительность, и она представляла собой голые камни.

– Я видел планету сверху, – заметил Бенето.

– Это даже не трава, а переплетенный волокнистый мох. Он размножается, давая боковые отростки и побеги. Самые большие местные растения – это обычные папоротники, которые не вырастают выше плеча.

Он, даже не запыхавшись, начал подниматься по тропинке на крутой склон холма.

– К сожалению, наш пастбищный скот сначала не мог есть местную растительность. В конце концов, колонисты попробовали генетически изменить козу. Теперь эти животные могут есть местные мхи и травянистые побеги, хотя фермеры и выдают им определенные пищевые добавки.

– Так значит это правда, что коза может есть все, что угодно, – усмехнулся Бенето.

– Примерно, – подтвердил Тальбун. – А люди могут есть коз. В течение многих лет козы были единственными животными, которые поставляли колонистам мясо и молоко. Эти продукты были настоящими деликатесами, учитывая, что поселенцы в большинстве случаев покупали консервированные и герметично упакованные продукты у проезжавших мимо купцов. Мы в очень большой степени зависели от постоянных поставок продовольствия.

На вершине скалистой гряды, окружавшей долину, они обернулись и увидели ровные участки культивированной земли.

– Сначала структура почвы Корвуса не позволяла выращивать здесь даже самые неприхотливые земные растения, пока инвесторам колонии не пришлось потратить деньги на поставку сюда большой партии удобрений. Еще не так давно в Ганзе бытовала шутка – «великий навозный караван на Корвус Ландинг» – но, тем не менее, один грузовой транспорт за другим продолжали разбрасывать навоз на наши равнины. После этого колонисты сумели стабилизировать химический состав почвы и на следующий сезон смогли перейти к посеву пшеницы, овса и ячменя, – Тальбун вздохнул. – Мне бы хотелось, чтобы и деревья тогда были здесь, чтобы записать эту историю. Огромное количество семян было посеяно индустриальным способом, низколетящие самолеты распыляли их над равнинами. Когда старый священник вел Бенето по отлогому склону на другой стороне гряды к манящей роще, он выглядел глубоко задумавшимся.

– Яприбыл сюда через три года после начала строительства колонии, а поселенцам потребовалось пять лет, чтобы полностью преобразить Корвус Ландинг. Теперь мы на минимальном уровне являемся самообеспечивающимися, получаем скромную прибыль, хотя и очень мало что можем предложить на экспорт. Северные шахты добывают достаточно минералов и очищенных металлов для того, чтобы мы могли вести строительство. Мэр Генди превратил Колониальный город в тот процветающий центр, каким ты видел его из космопорта.

101
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru