Пользовательский поиск

Книга Скрытая Империя. Содержание - 34. РОСС ТАМБЛЕЙН

Кол-во голосов: 0

Многие наиболее влиятельные командиры Земных Оборонительных Сил спорили о военных целях в мире Ганзы. У них даже возникали разногласия в отношении чинов. Ланьяна засыпали скучными рапортами и доказательствами, касающимися спора, как должно звучать его собственное звание – «генерал» или «адмирал»… пустая трата сил и времени.

В конце концов Ланьян поставил на место спорщиков, понизив сторонников обеих точек зрения на одно звание. Если будет надо, то он снова пошлет их в военные училища в качестве кадетов, чтобы они освежили свои знания в области истинного назначения Земных Оборонительных Сил. Он называл себя генералом, а своих подчиненных командиров, командующих каждый в своем квадрате, адмиралами.

За время своего командования флотом Ланьян поднял боеспособность Земных Оборонительных Сил – но он никогда не забывал о том, что его боевая мощь слишком рассеяна по просторам космоса. Целыми вечерами он отслеживал распределение свой огневой мощи. Земные Оборонительные Силы подавляли огнем бунтовщиков и держали в страхе пиратов – таких, как Ранд Соренгаард, – но генерал прекрасно понимал, что нельзя ослаблять бдительности.

Он взглянул на застывшие в космосе боевые порядки, внимательно осмотрел корабли, готовые, как две стаи волков, наброситься друг на друга.

– Начать сражение. Никаких помех ни с одной стороны.

Ланьян прислонился к стене и следил за сверкающими искрами. Илдиранские корабли открыли огонь, пробивая бреши в боевых рядах земных сил. Земные реморы рассыпались по пространству и со всех сторон открыли огонь из лазерных пушек. Твердо придерживаясь установленного в фалангах порядка, как это было у римских легионеров, илдиранцы нанесли значительный урон земным силам. Но корабли Земных Оборонительных Сил отбивались, используя индивидуальную непредсказуемую тактику.

Корабль за кораблем выходили из строя, обломки рассеивались по космическому пространству, образуя навигационные помехи, имитатор подмешивал их на поле боя. Гравитационные поля планет Айреки создавали дополнительны трудности, а битва разгоралась.

– Увеличить скорость имитации в три раза.

Сражение превратилось в шквал комет, корабли с ревом проносились из стороны в сторону и уничтожали друг друга. Ланьян не успевал разглядеть отдельные детали, но общая тенденция ему была ясна.

Наконец огонь прекратился. Поле боя предстало кладбищем разрушенных кораблей и дымящихся корпусов, которые проплывали, будто искусственные метеориты. Генерал осматривал обломки, обдумывая, какую часть столкновения следует проиграть и проанализировать заново. С сожалением он отметил, что все участники с обеих сторон уничтожены. Это было полное уничтожение как илдиранских, так и земных сил.

– По крайней мере, мы не проиграли, – громко объявил Ланьян, выключая имитатор.

Это была его обязанность – рассмотреть все варианты и быть готовым ответить на любой заданный вопрос. Независимо от того, что утверждали дипломаты и политики, Ланьян не сомневался, что в один прекрасный день илдиранцы превратятся в главного противника человечества.

По крайней мере, Земля еще не сталкивалась с другой внешней угрозой.

34. РОСС ТАМБЛЕЙН

Росс Тамблейн нашел шахту «Голубое Небо», прочесывающую облака на ночной половине Голгена, слишком тихой, чтобы заснуть. Он прошелся по палубе, внимательно и по-отечески присматриваясь к работающим механизмам. Сюда была вложена его жизнь, его репутация и наследство, которые он собрал вместе до того, как от него отказался отец.

Прежде чем выйти на колючий свежий воздух, Росс облачился в теплые одежды, обернул вокруг шеи шарф, раскрашенный в цвета клана, накинул жилетку со множеством карманов. Он натянул капюшон на свои темные неровно постриженные волосы, надел защитные перчатки и вышел подышать свежим воздухом, находясь в тысячах милях от невидимой поверхности газового гиганта.

Росс вышел через наружные двери на свою личную прогулочную палубу. Он любил урвать момент для того, чтобы полюбоваться молочным океаном грозовых туч и вуалью перистых облачков, почувствовать на лице свежий ветер.

Большинство белых голубей устроилось на ночь на своем насесте.

Они ворковали, и этот звук напоминал шепот поднимающихся к поверхности пузырьков. Несколько птичек расправили крылья и поднялись в воздух по длинной, слегка изогнутой кривой, оседлав струю ночного бриза. Инстинкт заставлял их отправляться на поиски насекомых – но на стерильном Голгене они могли питаться только тем, что клал им в кормушки Росс Тамблейн.

В прохладном воздухе чувствовался легкий запах серы, поднимающихся химикатов и газов, выброшенных наверх внутренними погодными возмущениями. Одетыми в перчатки руками Росс ухватился за оградительные поручни, чувствуя, как бриз шевелит его волосы и теребит капюшон. Атмосфера разверзлась под ним в разрывах облачных слоев, не отмеченных ни на каких картах. С понижением высоты воздух становился плотнее и горячее – и так вплоть до сверхплотного металлического сердца планеты, где никто уже не смог бы выжить. Присмотревшись к серебристому облачному слою, Росс заметил грозовой шторм, разбушевавшийся под слоем разноцветного тумана. Это возмущение было намного ниже щупальцев метеорологических датчиков, свисавших из-под брюха небесной шахты. Но грома в небесных просторах Голгена слышно не было – только мирное воркованье голубей.

Однако пока он наблюдал за грозой, она, похоже, стала перемещаться в верхние слои атмосферы. Белые птички заволновались на своем насесте, словно услышали что-то зловещее. Ночь была неспокойной.

Но Росс вовсе не хотел бы оказаться где-нибудь в другом месте. Шахта «Голубое Небо», была его домом и его мечтой. В свои двадцать семь лет, вскоре после того, как он ввязался в эту отчаянную авантюру, Росс был дерзок и смел. А почему бы нет, если он уже рискнул взяться за невозможное? С улыбкой Тамблейн вспомнил тот день, когда впервые подошел к Ческе Перони, девушке, которой он давно восхищался, но знаком был только мельком. Он встретился с ней в пустом тоннеле в скоплении астероидов Приемного Комплекса. Решив рискнуть, полностью готовый к неудаче, он просто подошел к ней и предложил ей выйти за него замуж.

Ческа подняла брови и с интересом посмотрела на широкоплечего молодого человека, отверженного сына могущественного клана, решившего самостоятельно добиться успеха. Когда она ему улыбнулась, сердце Росса растаяло и он понял, что поступил правильно.

Однако Ческа заговорила с ним неуверенно. После того, как она начала учебу у Юхай Окнах, молодая девушка уже была достаточно грамотна, чтобы понять, что Росс может стать для нее «камнем преткновения». Она потрогала кончиком пальца свою пухлую нижнюю губу.

– Я признаю, что твоя шахта «Голубое Небо» – вполне жизнеспособное предприятие. Но если ты не добьешься успеха, а я буду уже с тобой обручена, то у меня не будет возможности составить себе более завидную партию.

Он не мог понять, говорит ли она серьезно или подшучивает над ним.

– Ческа, я понимаю, что ты имеешь все основания относиться ко мне с подозрением, – согласился он. – Я уже изгнан из клана моим отцом, но клянусь тебе, что я сам пробью себе дорогу. Я знаю, что смогу выкупить производство на Голгене. Я мечтаю стать независимым и сильным, и я прекрасно знаю, как этого добиться.

– А что скажет моя семья? – пожала она плечами. – Перони – влиятельный клан среди своего окружения. Так как я единственная дочь, то мой отец ожидает от меня очень многого.

Росс хлопнул в ладоши.

– И очень хорошо. Но ты уже готовишься к тому, чтобы стать следующим Рупором. Разве этого не достаточно для того, чтобы удовлетворить его гордость?

Он был рад, что ему выдался шанс поговорить с ней откровенно, но он не был уверен в том, играет ли она с ним, или же серьезно рассматривает его предложение. Хотя оба испытывали друг к другу симпатию, их решение будет основываться на анализе реальных обстоятельств, а не на романтическом порыве. Вполне характерный для Скитальцев брак.

42
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru