Пользовательский поиск

Книга Скрытая Империя. Содержание - 29. АРКАС

Кол-во голосов: 0

29. АРКАС

Пустыни Райндик Ко поразила его – с таким ландшафтом он никогда не сталкивался на Тероке. Обычно у зеленых священников подобная невзрачность вызывала чувство тревоги, но Аркас чувствовал, что пустыня зовет его. Он никогда еще не чувствовал себя настолько активным. Обилие света, четкие тени, сухой воздух и… тишина. Все это пробуждало в его сердце удивительный восторг. Он наслаждался в лучах теплого солнца, лежа на слоистых каменных плитах – смесь красного железняка и зеленоватой окиси меди, прорезанная полосками известняка. Наконец-то он получил задание, которое доставляет ему удовольствие.

В то время как Маргарет и Луис Коликос начали свои работы в главном городе кликиссов, роботы заботливо оборудовали лагерь. Когда Аркас покончил с утренними процедурами по уходу за саженцами, он, следуя зову сердца, направился изучать места, которые его заинтересовали.

Он подошел к большой палатке, в которой жили два ксеноархеолога. Старик уже ушел к развалинам утесов, прихватив с собой трех кликисских роботов, а Маргарет собирала свои записи, которые могли ей потребоваться сегодняшним утром.

– Что, Аркас? – спросила она, бросив в его сторону выжидательный взгляд. – Вы собираетесь пойти сегодня с нами на развалины или останетесь здесь и будете присматривать за своими саженцами?

– На самом деле, ни то, ни другое, – смущенно ответил священник. – Мне бы хотелось пойти осмотреть ближайшие каньоны. Меня очень интересует геология.

Аркасу совершенно не нужно было ее разрешение, потому что единственным руководителем для зеленого священника был вселенский лес. К тому же Маргарет, похоже, постоянно тяготилась, не зная, чем его занять.

– Можете взять все, что вам потребуется из оборудования. Вам понадобятся роботы?

Это предложение удивило его.

– Нет… я схожу туда сам по себе.

Маргарет спешила поскорее присоединиться к мужу на раскопках.

– Может быть, вы сможете провести кое-какие измерения и записать их. У нас ведь научная экспедиция, и геологические изыскания могут тоже принести определенную пользу.

– Ясделаю, что смогу.

Аракс надеялся просто прогуляться, насладиться пейзажем и запомнить мелкие детали, которые он потом перескажет саженцам, а те распространят эти знания среди вселенского леса. Чувствительные деревья не привыкли к пустынному ландшафту – а он, по крайней мере, почувствует, что от него, как от зеленого священника, есть хоть какая-то польза. Тем не менее, он взял фотоаппарат и некоторые измерительные приборы из запасников экспедиции и уложил их в рюкзак.

Маргарет села на один из вездеходов для ближних поездок и в сопровождении роботов отправилась к развалинам города на утесах. Стоя в опустевшем лагере, Аркас бросил взгляд на двадцать саженцев, посаженных в ряд за его палаткой. Они стояли, вытянувшись и качались, словно наслаждались солнечным светом.

– Значит, вам тоже понравилась пустыня, – заметил он. Если он прикоснется к саженцам, они тут же ему ответят.

Без какой-то определенной цели Аркас глубоко вздохнул, ощутив сухой и пыльный воздух. Бредя по морщинистому ландшафту, он направился к горловине, прорезанной когда-то древними водами. Не фильтрованный солнечный свет щекотал его зеленоватую кожу.

На самом деле, Аркас никогда не мечтал стать зеленым священником, но раз уж кто-то оказался связан с вселенским лесом, симбиоз становился необратимым. Он мог оставить деревья и никогда больше не пользоваться телепатической связью – но его кожа навсегда останется зеленой, и он сам вечно будет составной частью этой сети.

Аркас лишился матери, когда был еще совсем молодым, поэтому у него были очень близкие отношения с отцом. Старик Биот мечтал стать зеленым священником, но обстоятельства заставили его заняться другими делами. Биот часто сидел вместе с сыном под кроной вселенского леса, смотрел на шелестящие листья и рассказывал о своих мечтах, говорил о том, как бы ему хотелось, чтобы его сын посвятил свою жизнь служению вселенскому лесу. У Аркаса эта мысль никогда не вызывала особого энтузиазма.

– Отец, мы все служим вселенскому лесу, – говорил он, – независимо от того, что бы мы ни делали.

Его больше интересовала история и геология, но Биот уже принял решение и просто не замечал нежелание сына.

Когда Аркасу исполнилось пятнадцать лет, Биот во время сбора эпифитового сока упал с высокого дерева. Старик приземлился на плетение лиан, которые сослужили роль сетки. К несчастью, когда лианы остановили его падение, они же сломали ему шею. Рабочие уложили старика на землю, и молодой Аркас поспешил к отцу. Задыхаясь, умирающий выдавил из себя последние слова, в которых умолял сына стать зеленым священником, и тогда он им будет гордиться. Все окружающие слышали это, и Аркас не мог ослушаться последней воли старика. Когда эта трагическая история стала известной по всему Тероку, его без всякого труда приняли в послушники.

Таким образом, он выполнял свои обязанности без особого вдохновения и энтузиазма. Он никогда не стремился к важной и престижной работе в роскошной правительственной колонии, так как там его все время раздражало бы присутствие людей. Он выбирал для себя приемлемые задания по передаче деревьям исторических данных или зачитывании им геологических текстов. Но здесь, на Райндик Ко, безмятежность пустыни взывала к нему.

Рассматривая морщинистые горы, Аркас постепенно отошел от лагеря и направился вдоль наносного галечного вала, который сужался по мере приближения к каньону. Когда вокруг поднялись дикие стены, он увидел неровные полосы геологических слоев, которые показались ему похожими на годовые кольца спиленных деревьев.

Аркас пробирался вдоль петляющего устья высохшей реки. От узких стен отражалось жутковатое эхо. Он огляделся, внимательно присматриваясь ко всему, что могло бы помочь работе Коликосов. Принимая это назначение, он предлагал экспедиции больше, чем выполнение обязанностей зеленого священника. Набранные им с любовью знания по археологии и геологии делали его потенциальным помощником.

Углубившись в каньон, он вдруг понял, что никогда не уходил так далеко от успокаивающего прикосновения растений и деревьев. Или толпы людей. Румяное солнце склонилось над ущельем, и он отметил ровные белые полосы известняка, прорезавшие кремовые глыбы. И тут же с изумлением увидел фигуры и рисунки, проступающие на его поверхности: окостеневшие останки странных существ, живших бессчетное количество миллионов лет назад: изогнутое сооружение, похожее на арку: костлявое морское создание с огромными челюстями и острыми клыками.

Он взял свой геологический молоток, отколол наиболее замечательные окаменелости и сложил их в свою сумку, висящую у него на поясе. Затем он сфотографировал большие окаменелости, которые невозможно было отколоть.

Эти создания жили здесь еще за миллионы лет до того, как на Райндик Ко вступила нога кликиссов. Как напомнила ему Маргарет Коликос, это была научная экспедиция, и он мог совершить здесь собственные открытия.

Он зашагал обратно к лагерю, перешагивая через разбросанные вокруг, словно большие шары, камни. Даже если бы каньон и не указывал точный обратный путь, Аркас мог бы открыть свой разум и позволить саженцам позвать его обратно в лагерь. Зеленый священник никогда не заблудится, если поблизости растет вселенский лес.

Он огляделся, стоя на пологом склоне нанесенного ветром хребта. Далеко на юге, где спутники-разведчики засекли отдаленные извергающие пепел и сажу действующие вулканы, он увидел на небе расплывчатое темное пятно. Здесь ему больше всего нравился раскрашенный акварельными красками закат.

Он влюбился в этот пустынный мир – хотя подобное чувство вызывало в нем уколы совести, очень напоминая предательство в отношении вселенских деревьев. Но он отогнал эмоции и поспешив к маленькой рощице, присел рядом с саженцами, погладил их листочки. Закрыв глаза, Аркас раскрыл тайники своей памяти и начал рассказывать им о том, что видел.

37
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru