Пользовательский поиск

Книга Скрытая Империя. Содержание - 19. ДЖЕСС ТАМБЛЕЙН

Кол-во голосов: 0

Каждый раз, когда Рита возвращалась с работы, ей все же хватало сил, чтобы обнять всех своих детей, обдав их тяжелым запахом косметики. Сильная женщина держала семью сплоченной благодаря общей привязанности, а теперь и Раймонд стал достаточно взрослым и мог взвалить на свои плечи часть материнских забот. Он переносил это без ропота.

Однажды вечером, за месяц до того, они сидели за шатким обеденным столом. Рори, Карлоса и Мишеля уже уложили в кровать, где они после получасовой возни должны были в конце концов уснуть. Посмотрев на сидящего напротив Раймонда, Рита достала сигарету, чего никогда не делала в присутствии детей. То, что мать закурила у него на глазах, дало понять Раймонду, что на него смотрят уже как на взрослого, на единственного мужчину, оставшегося в доме после того, как сбежал Эстебан Агуэрра.

Мать рассказала Раймонду об отце, открыв детали, которые его всегда интересовали, но о которых он не решался спросить в открытую.

– Я, конечно, понимаю, что я не тот человек, с которым легко прожить жизнь, особенно такому беззаботному искателю приключений, каким был твой отец, но я всегда старалась исполнять лежащий на мне долг и старалась изо всех сил. Вы, дети, мое сокровище, а ваш отец, может, и был бриллиантом, но необработанным… да, совсем необработанным. В тот вечер, когда он ушел из дома, у нас произошла ссора, может быть, самая крупная из всех. Я даже не припомню, из-за чего она возникла… Я должна была купить ему новую пару туфель или что-то в этом роде…

В одной руке она держала сигарету, а другая сжалась в кулак.

– Я наставила ему синяк, а может, и пару, прежде чем он сбежал. Вот тогда-то он записался на колониальный корабль и улетел на Рамах.

– Слушай, мама, а ты никогда не думала, может ли он жалеть о том, что бросил нас?

– Может быть, он и сожалеет о том, что бросил своих детей, – пожала плечами Рита, – потому что он был очень гордым мужчиной. Но сомневаюсь, что он когда-нибудь вспоминал обо мне.

После разговора в тот вечер его не покидало желание узнать…

Сейчас он приготовил остатки консервированных макарон, суп из пакета и обнаружил кусочек колбасы, которая, судя по виду, больше не могла спокойно лежать в своей упаковке. Он понюхал, нахмурился, добавил немного тертого сыра и объявил блюдо готовым.

– Собирайтесь и садитесь есть. Если еда остынет, вам придется доедать ее завтра.

– Я и так думал, что это остатки от вчерашнего, – заметил Карлос.

– Если хочешь, отправляйся в кровать вообще без ужина.

Дети собрались вокруг, подставляя свои тарелки под раздающий черпак. Рита получила свою маленькую порцию, скрыла смешок по отношению к кулинарной отваге мальчика и принялась есть. Она заверила всех, что это одно из лучших блюд, которые ей когда-либо приходилось пробовать.

Позже, когда Рита перебралась в свое кресло, чтобы немного отдохнуть, а может быть, и поспать, мальчик сам уложил младших братьев и сестренку. Он убедился, что они помылись и вычистили зубы, пропустил мимо ушей их просьбы и закрыл глаза на шалости – у него уже выработался иммунитет. Когда он снова вернулся в гостиную, мать действительно задремала.

Улыбнувшись, он поправил букет цветов, который сумел прихватить в день празднества по случаю появления нового солнца на Онсьере. Притащив цветы домой, он нашел пустой пакет из-под продуктов и сделал импровизированную вазу. Рита заявила, что цветы – это пустая трата денег, но выражение ее лица вызвало у Раймонда желание приносить матери такой букет по крайней мере раз в неделю, чего бы это ему ни стоило.

Раймонд подумал о том, чтобы разбудить мать и помочь ей добраться до кровати, но потом решил оставить ее спать в кресле. Ему не хотелось, чтобы она потеряла хоть одно мгновение драгоценного отдыха. Теперь, когда в квартире было спокойно, мальчик быстренько переоделся, зная, что через несколько часов ему надо вернуться домой, чтобы помочь матери собраться на работу и отправить в школу братьев и сестру.

Он пробежится по улицам, заскочит на работающие всю ночь фабрики или в кустарные мастерские. Обычно Раймонд находил на несколько часов какую-нибудь неприятную или грязную работу, а взамен получал мелкие деньги или даже свежие продукты. Его ночные рейды позволяли им даже иногда откладывать деньги на одежду и прочие дополнительные расходы.

Пока мать спала, Раймонд тихонько выскользнул из квартиры, тщательно заперев за собой дверь. От усталости у него кружилась голова и слипались глаза, но для того, чтобы подремать, он мог урвать время и попозже. Пока он продолжает работать, они выживут. Мальчик спустился на лифте с восемнадцатого этажа и выскочил на улицу.

Это был последний раз, когда Раймонд видел свою семью.

19. ДЖЕСС ТАМБЛЕЙН

Стрела молнии сверкнула из клубящегося океана горячей звезды, медлительной, прекрасной… и смертельно опасной.

– Подойди ближе, – сказал Джессу Тамблейну напряженно следивший за происходящим инженер, будучи не в силах оторвать взгляд от этого зрелища. – Нам надо подойти намного ближе.

Хотя Джесс и покрылся потом, он полностью доверял интуиции этого человека.

– Надо так надо.

Он послал короткую молитву Путеводной звезде и выполнил то, что от него попросили.

Котто Окнах имел только теоретические представления огрозящей им опасности, но он представлял себе риск и угрозу намного лучше остальных Скитальцев. Котто уже разработал и организовал несколько успешных поселений в экстремальной среде. Если бы младший сын Рупора не знал, что делает, десятки тысяч Скитальцев были бы уже мертвы.

Как только окруженный защитными полями корабль осторожно приблизился к солнечной буре, Котто поровну распределил свое внимание между снабженным фильтрами окном и набором специальных сканирующих датчиков. С короткими, торчащими во все стороны каштановыми волосами, с глазами, сверкающими, как две серо-голубые пуговки, он напоминал ребенка, неожиданно осыпанного чудесными подарками.

– Ну вот, теперь ты можешь увидеть планету. Все не так уж и плохо, я боялся, что будет хуже.

Джесс заметил, как промелькнул скалистый Исперос, вращающийся по орбите, расположенной очень близко к турбулентной звезде, в самой плотной части ее короны.

– Не так уж и плохо? Это весьма напоминает мне уголек в пылающей топке.

– В каком-то смысле это очень удобно, – заметил инженер, углубленный в показания приборов.

Удобно. Никто еще не обвинял Котто Окнаха в пессимизме.

Оставив небесную шахту Росса на Голгене, Джесс переправил свой груз экти в распределительный комплекс Ганзы, а затем отправился на пояс астероидов, где располагался Центральный Приемный Комплекс Скитальцев. Он должен был уладить кое-какие дела, связанные с семейным бизнесом по производству воды, выполнить свои обязательства перед кланом, встретиться с руководителями других кланов… и передать Ческе Перони подарки от своего брата.

Но Ческа с Юхай Окнах еще не вернулись из своей поездки. Хотя Джесс вполне мог договориться с кем-нибудь, чтобы тот передал невесте Росса его подарки, он не захотел упускать вполне благовидного предлога, чтобы провести, пусть и короткое, время с любимой девушкой, хотя такое решение противоречило здравому смыслу. Он знал, что ему не следует поступать так после того, как он столь во многом себе отказал…

В ожидании Чески Джесс несколько дней слонялся по Центральному Приемному Комплексу. Но вскоре всем стало ясно, что он здесь просто бездельничает, и Джесс понял, что не может допустить, чтобы другие догадались еще и о его чувствах. Ему ничего не оставалось, кроме как вернуться на Плюму. Когда Котто Окнах объявил, что ищет пилота, согласного доставить его на Исперос для проведения наблюдений, Джесс тут же ухватился за это… к тому же остальные Скитальцы не слишком-то горели желанием отправиться в такое путешествие.

И вот корабль-разведчик летел вокруг горячей звезды, борясь с сильной солнечной гравитацией и стремясь к блаженной темной стороне Испероса. Джесс взглянул вниз на оплавленную стекловидную поверхность и увидел трещины, вызванные непомерным жаром. Море лавы покрывало континенты, сглаживая шрамы от кратеров, а затем в холодные месяцы темноты застывало, превращаясь в каменистую корку.

24
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru