Пользовательский поиск

Книга Скрытая Империя. Содержание - 14. ЧЕСКА ПЕРОНИ

Кол-во голосов: 0

Прямо перед шахтой «Голубое Небо» из нижнего слоя наковальней поднялось рваное сероватое облако. Росс подошел к пульту управления и повернул выхлопные трубы, используя их как рулевые реактивные двигатели. Огромный облачный траулер изменил курс и поплыл к северу, так, чтобы обойти стороной разинутый зев водоворота разъяренных облаков.

– Такой ураган может проглотить всю планету, – заметил Росс.

Обеспокоенные голуби поспешили за небесной шахтой, своим единственным надежным убежищем.

– Пока что он не проглотил даже небесную шахту, – возразил Джесс. – Это опасно?

– Пока я у штурвала – нет. Когда поднимется слишком сильный ветер, я смогу нырнуть в другой слой, – он помолчал, затем наконец выжидательно посмотрел на брата. – А ты… привез что-нибудь от Чески?

Джесс приложил усилия, чтобы его голос прозвучал как можно беспечней. Это была самая трудная часть разговора.

– Считаешь, что тебе нужно что-то еще, кроме ее любви?

– Да нет, думаю, что этого достаточно.

Образ прекрасной Франчески Перони, с которой Росс вот уже несколько лет был обручен, все никак не шел у Джесса из головы, и ему очень хотелось сменить тему.

– Юхай Окнах только что подала официальное прошение, которое должно сделать Ческу законной преемницей Рупора Скитальцев.

– В этом нет ничего удивительного, – на лице Росса сияла гордость, но голос звучал по-деловому. – Она очень талантливая женщина.

– Бесспорно, – Джессу потребовалось приложить усилия, чтобы не сказать что-то большее.

Для таких разговоров это место совершенно не подходило. Как это ни прискорбно, но Джесс сам уже несколько лет был по уши влюблен в Ческу и прекрасно знал, что это чувство взаимно. Она обручилась с Россом еще до того, как встретилась с Джессом, но честь Скитальцев и их обычаи не позволяли ей нарушить данное слово. Точно так же этого не позволили бы обязанности Джесса перед старшим братом.

Кроме того, Россу приходилось так много трудиться для того, чтобы выполнить те жесткие свадебные условия, которые поставила ему Ческа. Они оба были верны Россу, и вдобавок всех их связывали сложные социальные условности Скитальцев. Джесс уже настроился на безответную любовь. Он соберется с силами и проживет жизнь без нее, хотя Ческа всегда будет жить в его сердце.

Росс ничего не подозревал о тех чувствах, которые его брат испытывал к его невесте, а Джесс дал сам себе клятву не допустить того, чтобы брат узнал о его привязанности. Это будет стоить для всех них слишком дорого.

После того, как Джесс поел вместе с членами команды и сыграл с ними несколько партий в звездочки, он отправился спать на гостевую койку. На следующий день ранним утром, когда солнце Голгена едва показалось над туманным горизонтом, Джесс покинул шахту «Голубое Небо».

Попрощавшись с Россом, Джесс прицепил ценный груз топлива и оставил систему Голгена, направляясь к транспортной станции Скитальцев, откуда груз будет переправлен на корабли Гусаков.

И еще он увозил с собой подарки и письма от Росса: после доставки Джесс намеревался посетить Центральный Приемный Комплекс Скитальцев. С болью в сердце, но с деланным безразличием он, как и обязался, передаст романтические подарки своего брата Ческе Перони.

14. ЧЕСКА ПЕРОНИ

Яхта Скитальцев заняла позицию для встречи в заранее условленной точке космической пустоты. На частной яхте не было никаких знаков, указывающих, что на ее борту находятся такие важные персоны, как Рупор всех кланов Скитальцев вместе со своей преемницей. Придерживаясь очень скрытной политики, Скитальцы редко прибегали к эмблемам или другим символам власти.

Ческа Перони сидела в кресле второго пилота и, не отрывая глаз от показаний датчиков, осматривала пустое пространство. Повсюду вокруг них, частично скрытые туманностями, подмигивали далекие звезды.

– Пока никаких признаков другого корабля.

Большеглазая, со смуглой кожей и отличным чувством юмора, которое можно было сравнить только с ее чувством долга, Ческа и умом и глазами была постоянно начеку.

Рядом с ней пожилая сухопарая Юхай Окнах всматривалась в иллюминатор так, словно считала, что каждая самая маленькая звездочка заслуживает ее внимания.

– Терпение, милочка, терпение.

У старого Рупора был большой запас внутреннего терпения и Ума, которыми она иногда щеголяла в разговоре с другими. На приборной панели у Чески сверкнуло светлое пятнышко.

– Ага, вот и он.

Юхай Окнах поджала губы и принялась рассматривать звездный пейзаж, словно хотела определить ту малюсенькую точку, которая и являлась дипломатическим транспортом, везущим на встречу терокского наследника Рейнальда.

Несколько месяцев сын Матери Алексы и Отца Идрисса встречался с посредниками и рассылал послания, организовывая встречу с представителями Скитальцев. Его упорство заслуживало восхищения.

– Он наконец-то добился своего, – заметила Юхай Окнах своим дребезжащим голосом. – Не могу удержаться от смеха, когда думаю, как был бы удивлен президент Венсеслас, узнав, что наследник Терока приложил столько усилий, чтобы встретиться с несколькими Скитальцами.

Ческа взглянула на Рупор.

– Возможно, этот молодой человек понимает нас лучше, чем другие правительства.

Обе женщины знали про путешествия Рейнальда, им импонировал интерес молодого человека ко всем сообществам в пределах Рукава Спирали, в том числе и к космическим цыганам, с которыми никто обычно не считался.

– Или просто мы не так уж строго храним свои секреты, как думаем, – нахмурилась Юхай Окнах.

Хотя у кочевого общества было много кораблей и немалое состояние, кланы вели свои дела очень скрытно, стараясь не привлекать к себе внимания.

Руки и ноги пожилой женщины были очень тонкими, а кости хрупкими, как сухой бамбук, что заставляло ее большую часть времени проводить в Приемном скоплении астероидов Скитальцев.

Юхай Окнах была замужем четыре раза и пережила всех своих мужей. От каждого мужа она родила нескольких детей, таким образом, всего у нее было четырнадцать сыновей и дочерей, пятьдесят три внука и постоянно увеличивающееся число правнуков. Старый Рупор уже не следила за ними.

Наконец корабль терокцев подлетел к яхте Скитальцев. Искусно маневрируя, он встал борт к борту с легким кораблем. После того, как были соединены шлюзовые камеры, Рейнальд появился в приемном отсеке яхты.

Темные волосы терокского принца были заплетены во множество косичек. Из-под воротника у него виднелись татуировки, которые тянулись по всей шее. Прежде чем он поклонился обеим женщинам, на его лице появилась вежливая улыбка, а глаза с явным восхищением сверкнули в сторону Чески. На его взгляд она ответила своим – пристальным и внимательным.

– Прошу извинения за то, что не можем принять вас со всеми полагающимися церемониями, – поприветствовала его Юхай Окнах, жестом приглашая пройти в гостиную, где был накрыт небольшой стол с прохладительными напитками и кое-какими закусками. – Вероятно, за время вашего путешествия вы привыкли к более впечатляющим приемам.

– Временами я предпочитаю интимную обстановку, – развел руками терокский принц. Он взглянул на Юхай Окнах, затем задержал взгляд на Ческе, одарив ее жгучей улыбкой. – Я хочу поговорить с вами двоими, а не с тысячной аудиторией.

После того, как они сделали по несколько глотков мятного чая и обменялись любезностями, Юхай Окнах внимательно посмотрела на гостя.

– Вы разожгли наше любопытство, молодой человек. Расскажите нам, что же такое сделали Скитальцы, чтобы пробудить к себе интерес терокского принца?

Рейнальд склонился над столом, сложил руки на груди и изобразил искренность, в которую Ческа не очень-то поверила.

– Я подумал о том, что между нами и Скитальцами много общего. Оба наших народа улизнули из сетей Ганзы. Терок – единственный из всех колоний, кто сохранил независимость. Все остальные подписали Хартию Ганзы. Скитальцы тоже живут своей жизнью и не обращают внимания на земные ограничения.

17
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru