Пользовательский поиск

Книга Шива из стали. Содержание - 22

Кол-во голосов: 0

Осторожно, держа карабин наготове, всё ещё на альфа-спуске, Гарри продвигался вперёд, озираясь. Наконец он осмотрел всё помещение, вселявшее в него тревогу жуткой смесью до сих пор функционирующего виртуального декора, пытающегося предать следам сражения вид приятной рощицы.

В зале обнаружилась только одна жертва. Но не человек, хотя его форма была куда ближе к этому идеалу, чем форма официанта.

За генетически сконструированными папоротниками лежал абордажный берсеркер-андроид с ногой, напрочь отстреленной ураганным огнём. Очевидно, он не выстрелил в Гарри, потому что был не в состоянии сделать ничего, валяясь поперек ручья, будто аляповатая плотина, частично перекрывающая поток. Когда вода попадала внутрь изувеченного металлического торса, раздавалось шипение, а из пробоин вырывались струйки пара, будто дыхание живого существа в холодный день.

Мгновение спустя по спине у Сильвера побежали мурашки – одна стальная рука машины ещё двигалась; берсеркер ещё не полностью выведен из строя, однако слишком сильно повреждён, чтобы добраться до очередного человека или хотя бы до роботов, служащих людям. Лишившийся даже возможности взорвать себя берсеркер валялся в ручье, с мелодичным журчанием бежавшем вокруг него и сквозь него.

И всё-таки смертоносная машине не прекращала своего дела. Пустив в ход единственную функционирующую конечность, она старательно и методично истребляла все растения, до которых могли дотянуться стальные пальцы. Только сейчас Гарри заметил, что в ручье жили мелкие рыбки – экзотичные, разноцветные продукты какой-то биоинженерной лаборатории; берсеркер только что растёр одну в кашицу.

Откуда-то сверху время от времени доносились трели виртуальной певчей птахи. Несомненно говорящая: «Выше голову, могло быть и хуже». Всякий раз, когда гравитация взбрыкивала, тело исковерканного берсеркера взмывало с пола, будто в попытке подняться. И всякий раз мгновение спустя с грохотом и плеском рушилось обратно в ручей. Теперь Гарри заметил, что работоспособность сохранила не только рука. На правой стороне головы машины один из объективов размером с ноготь поворачивался на своей крохотной турели, наблюдая и бдительно высматривая любой шанс осуществить смертельную работу.

В конце концов объектив обнаружил Гарри и уже не отворачивался от него, даже когда Гарри двинулся вперёд. Тем временем уцелевшая рука внезапно прекратила своё терпеливое, трудолюбивое перемалывание листьев и рыбы. Вероятно, оптоэлектронный мозг берсеркера всё ещё тикает, по крайней мере достаточно хорошо, чтобы рассчитать, что появившийся зложить мог не заметить его деятельности. Берсеркер будет надеяться, что ненавистное живое существо подойдёт достаточно близко, чтобы можно было схватить его за щиколотку.

Гарри навёл прицел на работоспособную металлическую конечность, но тут же опустил оружие, не желая подымать шума, пока не осмотрит соседнюю комнату. К тому же, быть может, эксперты зала трофеев смогут извлечь какую-то полезную информацию из этого устройства.

И вдруг товарищи Гарри, оставшиеся снаружи, начали отчаянно, но очень тихо взывать к нему по рации скафандра. Весь отряд вызывали на помощь, чтобы окружить совершенно функционального берсеркера, на которого кто-то наткнулся в дальнем углу станции.

Машина на полу бара не представляла непосредственной угрозы никому. Если люди победят, отряд зачистки сможет убрать её и позже. Так что Гарри просто вышел из бара через ту же дверь, через которую вошёл, и припустил бегом по коридору вслед за товарищами.

– Он заслужил медаль, – произнёс Гарри Сильвер.

Кто-то из солдат, не знавший, что случилось с Бекки, настороженно поглядел на него, уловив в интонациях какие-то странные нотки.

– Ничего, я воздам ему по заслугам, – пробормотал Гарри, слишком тихо, чтобы кто-нибудь расслышал.

Хотя сражение давно перевалило через кульминационную точку, оборонительный периметр людей всё сжимался под неустанным напором врага. Теперь большой головизор, находящийся посреди лежащего в руинах компьютерного зала и показывающий коменданту Норманди оперативную обстановку, свидетельствовал, что уцелевшие, измученные люди, число которых снизилось до половины первоначальной силы гарнизона, до сей поры обороняют около полудюжины помещений, в том числе лазарет и большой компьютерный зал в самом центре.

Во время пика атаки берсеркеров некоторые их десантные машины завладели кабинетом коменданта, однако весь функциональный контроль и источники информации там ещё до их прибытия были полностью ликвидированы – об этом позаботилась Сэйди. Машины пробились не только в компьютерный зал, но и через лазарет и клуб, истребляя всё живое на своём пути – если только это живое с помощью лояльных вспомогательных машин сперва не истребляло их. Если захватчики обнаруживали, что коридор полностью перекрыт, они прожигали или пробивали взрывами путь сквозь двери и стены. В каждом уголке, почти на каждом шагу, они встречали исключительное сопротивление. База была выстроена так, чтобы служить крепостью, помимо всех своих прочих функций.

Почти на всех этапах своего продвижения берсеркеры несли тяжёлые потери. Тем не менее, Шива, без труда удерживая их под жёстким контролем, по возможности тщательно рассчитывая потери, поначалу воздерживался от применения против личного состава чрезмерно жестоких мер. Цель, задача, оправдывающая огромный риск и тяжёлые потери, заключалась в захвате неповреждённым хотя бы одного большого криптоаналитического компьютера и – или – одного из людей-операторов этих машин живьём.

В сражении не было одного переломного момента, решавшего исход битвы. Просто шансы атакующих мало-помалу убывали, а шансы обороняющихся постепенно росли. Ко времени, когда полководец берсеркеров был готов прибегнуть к крайнему насилию, у него уже не было такой возможности. Всё их тяжёлое вооружение было уничтожено.

По всей территории базы сигналы тревоги продолжали свою бесполезную, бессмысленную работу по предупреждению всех и каждого об опасности.

Снова покинув компьютерный зал, чтобы оглядеться – на сей раз с несколько иным намерением на уме – Гарри ушёл в одиночестве. Прошагал сотню метров через извилистые коридоры, сохраняющие следы боя, но теперь тихие, и тут кто-то произнёс его имя. Гарри стремительно обернулся, вскинув оружие, и увидел, что это всего-навсего другой человек в скафандре, держащий карабин наготове, но не целящийся в него. Гарри чуточку расслабился.

– Привет, – чуть ли не весело произнёс голос. – Да никак это лейтенант Сильвер, не так ли? Рядовой третьего класса Гавот прибыл в ваше распоряжение. Тут всё спокойно.

22

Оборона на собственной территории, бесспорно, дело паршивое. Стреляя здесь, ты прежде всего неминуемо решаешь вопрос о собственном выживании. Но состояние обороны несёт в себе и кое-какие преимущества. Каждый рядовой под командой Норманди теперь превратился в солдата с передовой. Даже те, кто обычно занимается исключительно сидячей работой, теперь вооружились, а уж они-то знают, как пользоваться оружием. Каждый рядовой на базе вдобавок понимает, что ничего не теряет, сражаясь до последнего дыхания. Люди на астероиде припёрты к стене. Отсюда никуда не ускользнёшь.

– Ага, я Гарри Сильвер. И был настолько любезен, что искал вас.

– О-о? – Гавот чуточку расслабился. Вряд ли арестовать его послали бы только одного человека. Он от всей души надеялся, что истина о двух его последних убийствах не всплыла на свет. Потому что если бы она раскрылась, бегство для него превратилось бы в настоятельную необходимость.

Гавот не был профаном в земных законах во всех их многочисленных вариациях, и ему не требовался адвокат, чтобы объяснить, что обстоятельства последних убийств крайне отличались от сходных событий его прошлого. Во-первых, они перевели его из разряда рядовых убийц в доброжилы, что на многих планетах считается более страшным преступлением. Во-вторых, что более важно, его вину отягощает тот факт, что он принял присягу Военно-космического флота, а посему подлежит суду по законам военного времени.

64
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru