Пользовательский поиск

Книга Шива из стали. Содержание - 21

Кол-во голосов: 0

– Только по кермандийским правилам – законами их я назвать не могу. Хотите видеть? – Прежде чем кто-либо успел ответить на вопрос, Гарри нажал на запор контейнера. И сказал: – Полагаю, люди диктатора отвалили бы кучу денег за содержимое контейнера.

– Власти Керманди предлагают вознаграждение за контрабанду? – нахмурилась комендант Норманди. – И вы хотите сказать, что намерены его получить?

В ответ Сильвер изрыгнул лишь три грязных ругательства. Потом добавил:

– Вы просто посмотрите, комендант. Это всё объяснит гораздо лучше, чем слова. – Подойдя к пустому столу, Гарри откинул крышку и высыпал содержимое контейнера.

Норманди тут же оцепенела. Вместо наркотиков, которые она ждала увидеть, перед ней лежало что-то вроде скромного собрания личных вещей, в том числе какая-то рваная, запятнанная кровью одежда. Гарри приподнял длинную сорочку из какой-то тонкой, шелковистой материи, пропустив её между пальцев, чтобы показать женщине на головизоре омерзительные пятна.

– Они принадлежали человеку, чей голографический портрет я видел на стене вашего кабинета, – сдавленным голосом сообщил Сильвер. – Самые приличные люди чрезвычайно уважают этого человека. Правительство Керманди убило его несколько лет назад.

– Хай Сан?

– А кто ж ещё?

Там были чётки и какие-то ещё мелкие предметы, распознать которые было не так просто, нанизанные на нитку наподобие ожерелья. Никаких вещей космоплавателя. Ни одного предмета, который бы являлся ценным сам по себе. Прорехи в тонкой материи длинной сорочки, показывающие, где и как нанесены смертельные раны. Брюки из той же тонкой материи. Несколько мелких монеток. Кожаный пояс, сандалии…

– Как я вам сказал, вещи были похищены с моего корабля, и заявляю, что это моя собственность. Кстати, я демобилизуюсь.

Никто не обратил ни малейшего внимания на его заявление об уходе в отставку. Что ж, хоть они и не приняли заявление всерьёз, потом не смогут сказать, что он их не предупреждал.

Реликвии Хай Сана, если их подлинность подтвердится, – а Гарри ни на миг не сомневался, что подтвердится, – должны иметь грандиозную психологическую ценность для некоторых слоёв населения Керманди. Нынешние правители пустятся во все тяжкие, чтобы помешать их обнаружению или дискредитировать их.

– Но вы не собираетесь везти их на Керманди, – заметила Норманди чуть позже, когда им выпала возможность немного поболтать наедине.

– Я знаю и других людей, готовых заплатить очень недурственно, – пожал плечами Сильвер.

– Наверное, ничуть не хуже, чем Керманди.

– Неужели у меня и с вами будут проблемы? – с прищуром поглядел на неё Гарри. – Кстати, что-то давненько мы не слыхали о мистере Гавоте.

Покинув корабль Гарри, Гавот почувствовал, что необходимо вернуться на базу. Конечно, этим он навлекает на себя риск снова оказаться под замком, но это единственный способ отыскать пилота, способного вывезти его отсюда.

Где-то в конце списка потенциальных возможностей значилась попытка заставить кого-то под дулом пистолета пилотировать корабль, который послужит для эскапады с базы. Во время своего панического бегства Гавот бросил оружие, но сумел найти замену, отобрав оружие у какого-то павшего солдата.

Не горя желанием прибегать к угрозам или силе, он должен был отыскать другого человека любого пола, имеющего веские основания улизнуть отсюда. Но Гавот не слишком тревожился, считая, что когда база находится под атакой берсеркеров, можно взять практически кого угодно.

21

Встретившись снова, Гарри и Бекки бросились друг к другу в объятия.

Как только угроза для лазарета миновала, им выдалась возможность переговорить, и Бекки поведала то немногое, что знала о мыслетрансляторе на «Волшебнице».

Чуть позже, как только Гарри перепала минутка на размышления о менее экстренных проблемах, он отдал контейнер с контрабандой Бекки.

– Позаботься об этом, ладно? Уложи в какой-нибудь другой контейнер.

– Непременно. А что, Эномото снова вернулся их искать?

– В ближайшее время – вряд ли. Ему придется проторчать в лазарете минимум пару дней, а при первой же возможности Норманди предъявит ему обвинение в шпионаже. – Гарри помолчал. – Он кусок дерьма, но не слишком пугающий. Правда?

– Ты о том, который стрелял в меня?

– Расскажи мне о нём.

– Да рассказывать-то почти нечего. Всё было готово к старту, все системы готовы, и мы – со мной был Хонан-Фу – просто решили подождать ещё минутку в надежде, что покажешься ты. Шлюз не был заперт. И тогда явился он.

– Гавот.

Бекки кивнула.

– А ты уверена, что это был он? Ты узнала его скафандр?

– Он был в стандартном. Единственное, что я действительно узнала, это его лицо. У него на губах играла этакая улыбочка, мол, поглядите, какой я молодец. – Бекки содрогнулась. – Я знаю, что это был он, Гарри. Но если меня пригласят для дачи свидетельских показаний, хороший адвокат сумеет заставить их выглядеть сомнительными.

– Ага, расскажи мне об адвокатах. Так где же сейчас мистер Гавот… или он сейчас лейтенант Гавот?

– Не представляю, – нахмурилась Бекки. – К тому же, он всего лишь рядовой третьего класса, разве нет?

– Я просто думал, что его могли повысить за доблесть в бою.

Когда Гарри немного поспрашивал окружающих, выяснилось, что несколько часов назад рядового Гавота видели на базе, вооружённого, вроде бы не раненного, и рвущегося в бой. Ему было приказано занять один из передовых наблюдательных постов, а в случае появления врага поднять тревогу и оборонять пост любой ценой. По сути это означало, что он должен сидеть без движения в одной из машин, предназначенных для использования при нападении на Летний Край.

– А для чего именно он вам нужен, Сильвер? Может, попытаться вызвать его?

– Нет. Я могу подождать.

Очень может быть, что теперь Гавот уже на том свете. Весьма велика вероятность, что многие из «пропавших без вести» уже не дышат.

– Ладно, будем надеяться, – сказал он в пространство, не обращаясь ни к кому в частности.

К этому времени вражеская атака разительно замедлилась, хотя и не была пока остановлена. Здесь и там противник, как всегда, устремлялся вперёд и убивал, как только возникала возможность. Обе стороны пока стояли перед возможностью сокрушительного поражения. Каждая была весьма ослаблена.

Командант аннулировала предыдущий приказ, отданный Гарри. Вместо того, чтобы поднимать приземлившуюся «Волшебницу» в космос, сейчас она хотела удержать её на месте, окружив и обороняя изрядной частью уцелевших сил. Если Шива спасся и хочет ускользнуть с астероида, он должен будет каким-то образом пробиться через ряды обороны. Даже если Шива не ускользнул от взрыва, похищенные секреты людей вполне могут быть переправлены к какому-то анонимному берсеркеру, замещающему Шиву.

– Мы должны понять, – сказала она небольшой группе помощников, составлявших её военный совет, – что в некоторых фундаментальных отношениях Шива является – или являлся – подобием всякого другого берсеркера. Прежде всего, он не придаёт первостепенного значения своему собственному сохранению. Для нашего врага ни один объект во Вселенной, в том числе и он сам, не имеет ценности, если не способен сделать вклад в великий план истребления всего живого.

Будь берсеркеры подвержены ментальным или эмоциональным шокам – как нам известно, таковым они не подвержены – новость, что зложити намеревались устроить засаду на их самого преуспевающего полевого командира, да при том знали, как её устроить, оказалась бы для них воистину суровым ударом.

Я могу себе представить – по крайней мере, мне так кажется – как они пережёвывают эту новость, в процессе какого-то обмена информацией на своём стратегическом совете: «Зложити могли сделать вывод о существовании Шивы из внезапного возрастания процента наших боевых побед. Но как они могли узнать – наши допросы пленных показывают, что они знали – в какой именно точке пространства и времени можно обнаружить Шиву?»

62
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru