Пользовательский поиск

Книга Сатанинские игры. Содержание - 20

Кол-во голосов: 0

– И никому не пришла мысль о пиратах? – спросил Эдзел.

– Не знаю. Но чего ради пиратам нападать на деревушку у черта на рогах? Кроме того, больше никаких нападений не было. А кто слышал о, так сказать, одноразовых пиратах? Если рассуждать логически, то после того, как пожар уничтожил поля, склады и все остальное, леандрийцы, – жить-то как-то надо, – отправились за помощью. Они все забились в свой звездолет и улетели, но в космосе у них случилась какая-то поломка, в результате которой они погибли. Теперь обо всем этом уже прочно забыли. Кому нужна какая-то Леандра, когда и под боком немало шикарных местечек? – ван Рийн бросил грозный взгляд на стакан, словно тот тоже был его врагом. – Но сегодня я сопоставил все факты. Скорее всего, это работа шеннов. Они, сперва, наверно, высадились на планету и назвались друзьями, сказав, что лишь недавно начали осваивать пространство. Все изучили, прикинули, что делать. А потом захватили всех и устроили пожар, чтобы замести следы.

– Дальше мне кажется, было вот что, – прибавил Эдзел мягко. – Они попытались было приручить взрослых пленников. Но у них ничего не вышло, и они убили этих людей – дети ведь не помнят своих родителей. Наверняка они «уничтожили и многих детей – как неподходящий материал. Вполне возможно, что эти шестеро из „Сириндипити“ – единственные, кто остался в живых. Поэтому сомнительно, чтобы у шеннов были другие рабы, кроме людей. Ведь таких планет, как Леандра – раз-два и обчелся.

– В общем, дела хреновые, – заключил ван Рийн. – Расспрашивать Белдэниэл о ее родителях я не могу. Она, быть может, что-то и подозревает, но не позволяет себе об этом думать. Прямо-таки зациклилась на верности шеннам. Кстати, по-моему, она принадлежит одному из них – ну, как собака. – Рука его сжала стакан с такой силой, что будь последний не из ветрила, а, скажем, из стекла, ему бы несдобровать. – Они и нас хотят такими сделать, да? – прорычал торговец. – Ну нет уж, клянусь великим небом! – Он осушил стакан. – Что означает: если мне придется тащить их за собой… то в аду они окажутся раньше! – И воинственно трахнул стаканом об стол.

20

Планета, назначенная местом встречи, была указана в каталоге. Проверив свои стандартные блоки памяти, корабельный компьютер сообщил ван Рийну, что эта система однажды исследовалась, около ста лет назад. При поверхностном осмотре не было обнаружено ничего интересного, и потому экспедиций сюда больше не предпринималось. (В самом деле, ну что тут делать: семь планет, семь миров со своими лунами и тайнами, три из них обитаемы; жители последних только-только научились обтесывать камни и теперь глядят ночами в звездное небо, раскрыв от изумления рты.) Ведь планетных систем бессчетное множество.

– Я могла бы все это вам рассказать, – заметила Тея, появляясь на мостике.

– А? – ван Рийн грузно повернулся ей навстречу, сам похожий на небольшую планету.

Она робко улыбнулась. Попытка выказать дружеское расположение получилась неуклюжей – из-за отсутствия опыта.

– Мы выбрали эту планету наугад, но с таким расчетом, чтобы шеннам было удобно.

– Хм. – Ван Рийн дернул себя за бородку. – Это всего лишь предположение, но скажите, вас никогда не страшила возможность того, что я попытаюсь из вас выкачать местоположение Датины?

– Нет. Дело в том, что я этого не знаю. Об этом известно только мужчинам, Киму и Латимеру, да и то их подвергли психообработке, чтобы они случайно не выдали тайну. – Она поглядела на опоясывавшие отсек экраны. – Я могу лишь сказать вам, что некоторые из созвездий мне как будто знакомы. Но вы, верно, уже сами об этом догадались. – Голос его прервался. Бессознательным жестом она воздела руки к сверкавшим на экранах звездам. – Они – шенны, отвезут меня домой. Быть может, это будет сам Моэт. Эйяр ветийя грэззан толья…

Тихая реплика ван Рийна сразу охладила ее восторг:

– А если они не прилетят? Вы ведь не исключали такого поворота событий. Что тогда?

Она задохнулась от неожиданности, сжала кулаки и застыла на секунду – воплощенная скорбь; большего отчаяния ему видеть не доводилось. Затем обернулась к торговцу и быстрым движением вложила свои холодные ладони в его руки.

– Вы мне тогда поможете? – произнесла она умоляюще. Потом в глазах ее вспыхнуло пламя. – Нет, Моэт меня не оставит! – Она резко повернулась и торопливо вышла из отсека.

Ван Рийн хмыкнул, бросил взгляд на мертвенным светом сиявшую на переднем экране звезду и достал табакерку, чтобы успокоить нервы.

Предчувствия его не обманули: у Теи в самом деле не было оснований для беспокойства. Приборы корабля определили наличие в пространстве эманации двигателей целой эскадры звездолетов, причем на таком расстоянии, что стало ясно – они прибыли сюда дня два-три назад. (Это означало, что база их находится в самом крайнем случае немногим далее ста световых лет отсюда – если только скорость кораблей шеннов не превосходила значительно скорость звездолетов Технической цивилизации, а это было маловероятно. Во-первых, если бы шенны не были относительными новичками в космосе, их уже давно так или иначе обнаружили бы. А во-вторых, частоты, на которых работали гипергенераторы, были заполнены до пределов, установленных квантовой теорией.) Едва звездолет ван Рийна оказался в радиусе обнаружения, эскадра противника пришла в движение. Часть кораблей, рассыпавшись веером, умчалась в пространство – наверно, выяснить, нет ли у него сопровождающих. Остальные двинулись ему навстречу. Замерцал кодовый сигнал, который шенны, должно быть, узнали от своих рабов-людей. Ван Рийн подчинился, вывел корабль из гиперпространства на орбиту вокруг звезды и стал ждать установления связи.

Они все втроем собрались на мостике перед главным внешним переговорным устройством. Тея дрожала, кровь то приливала к ее лицу, то отступала вновь; она не отрывала взгляда от приближавшихся звездолетов. Ван Рийн повернулся к ней спиной.

– Не знаю почему, – пробормотал он на одном из тех языков, который, как они с Эдзелом убедились, Тея не понимала, – но у меня такое чувство, что я не могу подобрать слова, чтобы определить, какие ощущения у меня вызывает ее вид.

– Смятение, нет? – предположил одинит.

– О, так, значит, вот что это такое, да?

– Мы с ней абсолютно непохожи – ни по глубинным инстинктам, ни по воспитанию, – продолжил Эдзел. – Тем не менее, я считаю, что недостойно нам в этом случае пялить на нее глаза.

Он принялся рассматривать ближайший звездолет шеннов. Продолговатый силуэт с острыми выступами, напоминавшими плавники, освещенный далеким оранжевым солнцем, частично загораживал собой Млечный Путь.

– Любопытная конструкция, – сказал Эдзел. – От такого корабля не очень-то много толку.

Ван Рийн перешел на английский:

– В самый раз для машин, – заметил он. – И потом, с чего бы целой куче – сколько их там, пятнадцать? – больших, утыканных пушками кораблей, экипаж которых должен исчисляться сотнями, устремляться навстречу маленькому безобидному катерку? Вроде ни к чему, а? Да, если только они не роботы. Мне так кажется, в робототехнике они настоящие чудодеи, эти шенны. И компьютерная система «СИ» – тому подтверждение.

Он все рассчитал верно: обрадованная Тея разговорилась. Она начала хвалиться и петь осанну могучим и сложным автоматам, составлявшим костяк всей датинской цивилизации. Скорей всего, сказала она, на этой эскадре трое, от силы четверо живых Хозяев. Больше и не нужно.

– Даже чтобы пообщаться с нами? – спросил ван Рийн.

– У них каждый говорит сам за себя, – ответила Тея. – Кстати, вы ведь тоже не полномочный посол. Но после разговора с вами они известят своих товарищей. – Она произнесла все это с отсутствующим видом, а потом перешла вдруг на гортанное воркование – очевидно, это был язык шеннов. Ее как прорвало – она никак не могла остановиться.

– Они известят своих товарищей, – повторил Эдзел медленно, снова на непонятном женщине языке. – Из этой фразы следует, что решения в обществе шеннов принимает сравнительно небольшая группа существ. Однако вывод о неограниченной олигархии был бы преждевременным. Олигархи в большинстве случаев предпочитают живые экипажи – вроде нас с вами и по тем же причинам. Каким бы совершенным ни был робот, он все равно останется машиной, придатком живого мозга. В противном же случае, стань роботы вдруг во всем эквивалентными биологическим организмам, зачем их строить?

41
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru