Пользовательский поиск

Книга Самодельная ракета. Содержание - Глава 9

Кол-во голосов: 0

— Да ну? — обрадовался Сармишкиду. — Но там ведь несколько тысяч вольт, разве нет?

— Я вырасился фикурально, черт восьми! — Герр Сироп поднес к губам пивную кружку, привычным жестом приподнял усы и задергал адамовым яблоком.

Сармишкиду, свернув ходовые щупальца, плюхнулся головоторсом на пол. Помахал ушами, повращал глазами и возмущенно заявил:

— Но мы же не можем так просто сдаться! Вот оно, все это прекрасное пиво, которое я мог бы продать с пятидесятипроцентной прибылью, даже если попкорн с крендельками раздавать вообще задаром. А какая здесь от него польза? Никакой!

— Ну, я пы так не скасал, — ответил герр Сироп и нацедил еще одну кружку. — Только мне не нравится, что оно такое касированное, — пожаловался он. — Я ше вам не американец какой-нипуть! Оно чересчур сильно пьет в колову.

— Я специально такое заказал, — признался марсианин. — Чем больше бьет в голову, тем больше профит. Я не могу себе позволить выбрасывать деньги на ветер.

— У вас слишком мноко рук и слишком мало сертца, — сказал герр Сироп. — Са это я посволю вам вымыть мою каюту, а то она вся покрыта сасохшей пеной. А если нам опять понатопится окнетушитель, я просто восьму путылку вашево чересчур касированново пива, потрясу ее, отниму палец от корлышка и… Ну конечно! — воскликнул датчанин. — Кокта я выпущу весь ваш СО2, меня отпросит насат!

— Если вам так не нравится мое пиво, — сказал Сармишкиду, полуприкрыв глаза, — можете отдать мне свою кружку.

— Тействие и противотействие, — сказал герр Сироп.

— Что?

— Третий сакон Ньютона.

— Да, да, да, но какое отношение он имеет…

— Пиво. Я выстреливаю пивом ис корлышка вперет — и меня отпрасывает всат!

— В какой зад? Вы же говорили про бутылку!

— Ja, ja, ja, ja.

— Weiss' nicht wie gut ich dir bin?[57] — пропел марсианин.

— To есть, — сказал герр Сироп, строго погрозив ему пальцем, — путылка — это нечто вроте ракеты. Эй, но веть она мокла пы таше… мокла пы…

Он умолк. Кружка выпала у него из руки, и пиво расплескалось по полу.

— Пивоубивец! — крикнул Клаус.

— Но, дорогая, — сказал Рори Макконнелл по селектору, — я не люблю сушеные абрикосы!

— Ах, перестаньте! — ответила Эмили Крофт из кухни. — Зато вы будете здоровы, как никогда!

— У меня такое чувство, будто я весь протух. Не столько от скуки, радость моя, потому что я не скучаю, пока могу слышать ваш чудесный голосок, но, кроме гимнастики, мне тут абсолютно нечем заняться, а гимнастика всегда наводила на меня тоску.

— Как я вас понимаю! — сказала Эмили. — Все эти топливные трубы и прочие штуки не оставляют места для классических танцев, да? Ах вы, бедняжечка!

— Я отдал бы бурую свиноматку своей матушки за одну прогулку под дождем вместе с вами, macushla!

— Ну, если вы дадите слово не мешать нам, милый, мы выпустим вас сию же минуту.

— Нет. Вы прекрасно знаете, что я присягал на верность Лиге и за нее сражаться буду до конца! До победы или поражения. И сколько же времени нужно старому omadhaun'y Сиропу, чтобы сообразить, что на сей раз он проиграл? Я здесь торчу уже почти неделю. А в мастерской день и ночь какая-то возня, и черт меня побери, если я понимаю, что там творится! Выпустите меня, любимая! Я никому не причиню зла. Я только поцелую ваши сладкие губки, а потом мы все вместе вернемся на Грендель, и я никому ничего не скажу. Естественно, кроме того, что я завоевал прекраснейшую девушку Галактики!

— Я бы хотела, но не могу, — вздохнула Эмили. — Но я бы так хотела! О Дион, уязвивший мне сердце безумной любовью!

— Кто такой этот Дион? — взревел майор Макконнелл.

— Не тревожьтесь о нем, дорогой. Это всего лишь цитата. В переводе, разумеется. Но что я хочу сказать: мистер Сироп и мистер Сармишкиду сейчас очень заняты, поэтому вам осталось томиться недолго, клянусь, еще денек-другой, и у них все будет готово, и они смогут… О! Я же обещала об этом не говорить! Но я хочу сказать, дорогой, что, хотя я останусь с вами, мне нельзя будет выпустить вас сразу, возможно, даже придется подождать еще один день, но я позабочусь о вас и буду готовить вам вкусные обеды и… Да, — продолжала Эмили с легкой дрожью в голосе, — я даже не буду больше кормить вас сушеными фруктами, потому что они у меня кончились; честно говоря, я уже несколько дней отдавала вам свои последние запасы, а сама питалась солониной и пивом, и, должна признать, на вкус они гораздо лучше, чем мне помнилось, так что если вы будете настаивать на обезызвествлении своей печени, когда мы поженимся, я, пожалуй, к вам присоединюсь, и, клянусь вам, дорогой, ни с кем другим я не стала бы обезызвествлять свою печень с таким удовольствием! Честное слово.

— Что все это значит? — Рори Макконнелл отступил от двери и напружинил мышцы. — Вы хотите сказать — они не просто возятся там в мастерской, у них есть какой-то план?

— Я не должна была вам говорить. Пожалуйста, любовь моя, честное слово, я поклялась хранить все в тайне, а теперь мне пора идти. Я должна им помочь. Я уже научилась приваривать всякие трубки и другие штучки, и, знаете, милый, это ужасно интересно. Я хочу сказать, когда я работаю сварочной горелкой, мне приходится надевать маску, очень похожую на классическую драматическую маску, и я стою там и декламирую стихи из «Агамемнона», как будто на афинской сцене, и, знаете, я думаю, когда все это кончится и мы поженимся, мы устроим у себя в саду настоящий греческий театрик, и я поставлю всю трилогию «Орестея» — в оригинале, разумеется, — со сварочными горелками вместо факелов! Пока!

Эмили послала в селектор воздушный поцелуй и удалилась. Рори Макконнелл уселся верхом на экран, закрывающий генератор, и яростно погрузился в раздумья.

Глава 9

Первая в истории человечества ракета на пивном топливе стояла под деррик-краном возле главного грузового люка.

Конструкция получилась не так чтобы очень эстетичная, но с этим герру Сиропу пришлось смириться. Используя для тяжелых работ небольшой передвижной подъемник, инженер соединил легкой рамой четыре десятитонные бочки «Nashornbrau» днище к днищу. Затычки из бочек были вынуты, а отверстия заткнуты простыми электроуправляемыми клапанами Вентури. Из боков каждой бочки торчали Г-образные выхлопные трубы, с помощью которых датчанин надеялся корректировать курс и контролировать вращение ракеты. Кроме того, он засунул в бочки, тщательно замазав просверленные дыры, стержни и проволоки с электромешалками на концах. А чтобы сбрасывать опустевшую тару в космос, установил специальные автоматические реле. Необходимой — кстати, в небольших количествах — энергией ракету снабжали сверхмощные батареи, прикрепленные к самому переднему днищу.

Перед батареями располагалась кабина — выкрашенный черной краской ящик двух метров в ширину и трех — в длину. Вставленные по бокам листы прозрачного пластика выполняли роль иллюминаторов. Из крыши торчали торс и шлем скафандра, подвижно закрепленного в люке. Рядом с ним из кабины выходила небольшая труба с двумя эластичными диафрагмами, через которую можно было просунуть инструменты, не теряя драгоценного воздуха. Саму же кабину герр Сироп склеил из картонных ящиков, бывших ранее тарой для бутылок с пивом, и укрепил легкой металлической рамой.

— Что нам нушно в такой ситуации, чтопы топраться то Нью-Винчестера? — важно рассуждал герр Сироп в присутствии своего компаньона. — Атомный твикатель? Нет, конечно, потому что нам нато преотолеть совсем ничтошную силу притяшения. Оптекаемая форма? Тоше нет, поскольку стесь нет востуха. И осопой прочности от нашей конструкции не трепуется, ипо ей не притется испытывать никаково напряшения, кроме весьма несначительного ускорения. А слетовательно, картонные ящики ис-пот пива вполне спосопны вытершать твух-трех человек.

Термосащита нам тоше ни к чему, потому что Солнце талеко, а наши тела накреваются и охлаштаются крайне метленно. Если внутри станет слишком шарко, мы просто откроем на минутку трупу и выпустим лишнюю влаку в космос; а если самерснем, посаимствуем немноко энеркии ис электропатарей тля опогрева.

вернуться

57

Не знаю, насколько я хорош для тебя? (нем.)

17
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru