Пользовательский поиск

Книга Разбитая Сфера. Содержание - 29. Прибытие

Кол-во голосов: 0

Но появился враг, перед которым оказались равны и люди, и харонцы. Их объединила жизнь. Жизнь всегда противостоит энтропии и смерти, внося во Вселенную порядок, создавая условия для появления новой жизни. Жанна медленно осмысливала урок Разбитой Сферы: это случится и с Землей, если человечество не изменит свою позицию. Нравится людям или нет, хочется или не очень, но Мультисистема теперь пристанище Земли и ее защита. Господи, как трудно, как невозможно трудно смириться с этим.

Уолли тем временем быстро расправился с бутербродами и, забыв про Жанну, снова с головой ушел в работу.

Жанна коротко вздохнула и отвернулась от иллюминатора.

А ей чем заняться? Уолли в одиночку решил задачу, порученную обоим, и, как ни тяжело в этом признаваться, Жанна, участвуй она в этой работе, лишь помешала бы ему. И результат скорее всего был бы не столь блестящим.

Мистер Стурджис представлял себе Вселенную в виде отдельных конструкций, кропотливо собранных и потом соединенных в единое целое. После решения очередной головоломки он тут же терял к ней всякий интерес и двигался дальше.

Жанне нравилось думать, что ей лучше других даются свежий взгляд на проблему и нетривиальные решения. Но для Уолли Вселенная была суммой слагаемых, некоей моделью, и Жанна же умела внести в эту модель жизнь и доказать, что перед ними нечто большее, чем просто арифметическая сумма. Чтобы сделать это, ей сначала нужно было подержать модель в руках. Память компьютеров ОбнаПура уже трещала по швам от лавины новых данных. Жанна решила заняться анализом информации — не торопясь, строка за строкой, колонка за колонкой.

И она, собравшись с мыслями, принялась листать распечатку результатов оптических наблюдений. Множество мелких объектов, затерянных в пылевых облаках, снимки отдельных участков Сферы, поверхность Отшельника… Все это хорошие, важные снимки, необходимые для описания системы. Но ничего нового, ничего такого, за что можно было бы зацепиться.

И вдруг мелькнуло нечто необычное. Не объект, а событие, случившееся несколько часов назад. Судя по сопроводительной записке, с этими данными никто еще не работал. Неудивительно — людей, способных хоть на какое-нибудь полезное дело, катастрофически не хватало. Пурпуристы — народ своеобразный, с этим приходилось мириться. Другого-то здесь все равно не было.

Итак, яркая вспышка света, и следом — всплеск излучения на всех частотах. Жанна нахмурилась. Интересно, чем они вызваны? Ядерным взрывом? Какой-нибудь чертовой черной дырой? Чем еще?

И вообще какова мощность взрыва? Каково расстояние до эпицентра? Автотелескоп зарегистрировал только координаты взрыва, прочее не запрограммировано.

Жанна нашла результаты всех радиолокационных наблюдений и сопоставила с данными автотелескопа.

Радарный комплекс ОбнаПура предназначался для наблюдения за грузовыми транспортами на небольшом удалении от поселения. Теперь пурпуристы приспособили его для раннего предупреждения о метеоритной опасности. Это было актуально, поскольку система Разбитой Сферы была просто напичкана космическим мусором. Куда уж Мультисистеме до нее!

Радар периодически посылал в пространство радиоимпульсы. Некоторые, отразившись от целей, возвращались обратно. Зная время прохождения сигнала туда и обратно, компьютер без труда вычислял расстояние до цели. Если цель была небольшой или находилась слишком далеко, радар ОбнаПура ее не замечал, мощность-то была ограничена, ведь слежение за ближайшими окрестностями не требовало большой мощности. Кому могло прийти в голову, что убежище пурпуристов занесет черт знает куда?!

Впрочем, за последние пять лет тутошние умельцы сумели немного усовершенствовать комплекс, и с метеоритной опасностью он справлялся неплохо. Другое дело, что инженерная подготовка умельцев оставляла желать лучшего, не говоря уже о спешке и отсутствии необходимейших технических приспособлений.

Так что ничего особенного Жанна сейчас не ждала. Она не удивилась бы, если бы тяп-ляп-устройство вообще отказалось ответить на заданный вопрос.

Но оно ответило.

Жанна с любопытством взглянула на результат, и у нее перехватило дыхание, волосы на голове встали дыбом.

29. Прибытие

Что означает наша борьба с харонцами? Я могу объяснить это в нескольких словах. Она означает, что, захваченные в плен, мы стремимся вновь обрести свободу. Старо как мир — вспомните любую крупную войну в истории человечества. В двух словах, единственное наше желание — вернуться домой.

Вольф Бернхардт, частное послание командиру «Терра Новы», 2429.

МУЛЬТИСИСТЕМА. Земля. Нью-Йорк. Штаб-квартира Института исследований Мультисистемы

Почти без перехода сумерки сменились кромешной тьмой. Герр доктор Вольф Бернхардт, генеральный директор Управления пространственных исследований, председатель ученого совета Института исследований Мультисистемы, сидел за пустым столом, потерянно уставившись на свои руки. Впервые за последние годы он не знал, что делать. Дневные заботы отступили. Настали часы печальных раздумий. Все, что он делал, он делал впустую, он оказался никчемным руководителем.

— Все полетело к черту, Урсула? — спросил он.

Урсула Грубер, нервно расхаживавшая до того по кабинету, остановилась.

— Простите?

— Я сказал, все полетело к черту. Мы ошиблись, и кажется, пора признать свое поражение. Все наши отчаянные усилия снабдить ОбнаПур и «Терра Нову» необходимым раньше, чем МОРИ будут здесь, отправка трех замечательных ученых — все, все было ошибкой. Соколов погиб, а Стурджис и Колетт, да и то если им повезло, торчат вместе с толпой придурков на старой посудине черт знает где. Мы даже этого не знаем точно. Мы ошиблись, Урсула! МОРИ ни в малейшей степени не интересовала Земля — только Кольцо. Все наши приготовления пошли насмарку.

— Не совсем так, Вольф, — возразила Урсула. — Скорее всего ОбнаПур выжил, а это уже немало. Без нашей помощи пурпуристы не смогли бы переоборудовать свое корыто в корабль, способный выдержать путешествие по Туннелю. Здесь у них шансов не было, в любом случае гибель — или после атаки МОРИ, или в черной дыре.

— Ну, не знаю, не знаю, — смутился Бернхардт. — Но теперь мы потеряли и «Терра Нову». Какого дьявола Стайгер бросилась вслед пурпуристам?

— Если повезет, «Терра Нова», я думаю, еще принесет пользу. Оставшись здесь, она всю жизнь бегала бы, как заяц, от МОРИ. И жизнь эта не продлилась бы слишком долго…

— Да знаю! — Бернхардт махнул рукой. — Только…

— Что?

— Только мы не утратили бы контроль над ситуацией. Мы здесь, на Земле, в этом Институте — я имею в виду себя и вас — утратили инициативу. С некоторых пор мы лишь бессильные наблюдатели. Статисты. Вы представить не можете, насколько это невыносимо.

Урсула дипломатично улыбнулась.

— Вольф, нельзя терять надежду. Вы сделали все, что было в ваших силах. И даже больше.

Вольф исподлобья посмотрел на Урсулу, но улыбаться ей в ответ не стал. Он не видел тут ничего смешного.

— В самом деле? — спросил он. — Во всяком случае, вашей радости я что-то не понимаю.

Он встал, подошел к окну и посмотрел вверх. Где-то там, в бездонном небе мчится огромный корабль, нацеленный на Туннель.

— Сейчас, — сказал он, — сейчас они прыгнут.

СИСТЕМА РАЗБИТОЙ СФЕРЫ. Орбита вокруг Отшельника. ОбнаПур

— Вот тут, тут и тут, — говорила Жанна, водя пальцем по экрану. — Пылевые облака прочесать внимательнейшим образом, одно за другим. Двенадцать МОРИ по-прежнему находятся рядом с нами, остальные далеко, и отследить их мы не в состоянии. Но, проведя прямую от наших МОРИ к черной дыре, мы получим коридор, по которому движется невидимка. Все МОРИ в конце концов выйдут к этому коридору, они хотят уничтожить его. В этом, собственно, смысл их появления возле Разбитой Сферы.

74
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru