Пользовательский поиск

Книга Разбитая Сфера. Содержание - 28. После прыжка

Кол-во голосов: 0

Джеральд смотрел на Диану, не скрывая восхищения.

— Звучит разумно, — сказал он, еще раз внимательно изучив всю картину. — Да, все правильно.

— Ну вот, — сказала Диана с загадочной улыбкой. — Централ Харона нам и нужен.

Теперь она знала, куда направится «Терра Нова».

— Так что же? — Она повернулась к Макдугалу.

— Ты о чем? — Джеральд чуть заметно улыбнулся.

— Мы ведь собирались состыковаться с ОбнаПуром, не так ли?

Глаза Джеральда озорно заблестели.

— И ничто не мешает нам сделать это на новом месте! — воскликнул он.

— Но ведь это опасно? — Диана словно проверяла своего заместителя.

— Обстоятельства изменились. Нам теперь известно, что Туннель выходит к другой Мультисистеме, разрушенной какой-то страшной силой. Следует выяснить, что это за сила.

— Но мы даже не знаем наверняка, живы ли пурпуристы. А что, если они там сгинули? Все равно за ними?

— Ну, мы-то в более выгодном положении, — ответил Джеральд. — Сравнила тоже — конструкцию «Терра Новы» и корпус этой старой развалины. К тому же нам нельзя торчать здесь слишком долго. Мы одолели один ОРИ, одолеем, быть может, и второй, но все равно рано или поздно они нас подстерегут.

— Есть другой вариант — убраться подальше, туда, где ими не так кишмя кишит… Месячишко-другой спокойно поразмышлять, ничего не предпринимая, авось придумаем что-нибудь умное…

— Ага, — грустно усмехнулся Джеральд, — а «вампиры» тем временем окончательно запрут Туннель. Ну уж нет, за шанс исследовать мозг харонской Сферы (заметь, неохраняемый!) я готов поставить на карту свою жизнь. О такой возможности люди только мечтали. О Господи, Диана, ну о чем тут спорить?! Ведь выбор очевиден!

Диана глубоко вздохнула: нет, его не собьешь. Итак, ее сумасшедшая идея перестала быть ее исключительной собственностью. А, значит, не такая уж она и сумасшедшая.

— Ладно, допустим, — сказала она. — Но вот еще что, Джеральд…

— Ты боишься, что МОРИ на той стороне попытаются остановить нас? — перебил он ее.

— Да нет, это вряд ли. Если они и собираются кого-то остановить, то не нас, а того, кто пытается прорваться с той стороны. Пока мы будем двигаться в направлении отсюда туда, безопасность гарантирована.

Джеральд рассеянно кивнул.

— Вообще говоря, я противник необоснованного оптимизма. Риск все-таки велик, не следует его преуменьшать. Но его с лихвой окупает исключительная важность цели.

Диана кисло усмехнулась.

— Подхалим из тебя никудышный, Джеральд Макдугал.

— Ну, если дела наши и плохи, — рассмеялся он в ответ, — то, думаю, все образуется!

28. После прыжка

Самое удивительное, что пурпуристы, летя к Разбитой Сфере, постоянно помнили: скорее всего никто никогда не узнает об их приключениях. Сейчас, когда все позади, очень трудно представить себе ту атмосферу полнейшей неизвестности. Что происходит в данную секунду? Что произойдет в следующую? Никто ничего не понимал, все было скрыто завесой мрака. Только представьте себе: и харонцы, и Противник, в сущности, знали даже меньше, чем мы.

Ларри Чао, из интервью редактору Проекта устной истории Станции гравитационных исследований. Харон Дата Пресс, 2342.

Еще один самоубийца набросился на Противника и погиб так же бессмысленно, как и его предшественники. Противник, словно играючи, расправлялся с массивными защитниками Сферы. Его курс оставался неизменным, и лишь рассеивающиеся облака пыли свидетельствовали о том, что кто-то пытается ему помешать.

Начав атаку Сферы, Противник был начеку. Вдруг его внимание привлекло нечто необычное. Странный объект, куда легче обычных защитников Сферы, выскочил по Туннелю со стороны живой системы. Противник неплохо изучил особенности поведения харонцев и, недолго поразмышляв, решил, что для них это нечто ценное. А значит, и для него. Все же остальное — пустышки, при помощи которых харонцы хотят ввести его в заблуждение.

Противник хмыкнул. И осторожно двинулся к Туннелю.

В ТУННЕЛЕ. ОбнаПур

Жанна горячо молилась, в ужасе прислушиваясь к треску корпуса. Нет, пока она окончательно не рехнулась от страха, нужно заставить себя думать о другом. О чем?

Дура проклятая, какого черта ты полезла в этот туннель, в этот туннель, в этот туннель… Они уже в Туннеле. Интересно, какова его протяженность? О Боже, какая еще протяженность? Туннель начинается в черной дыре, само определение которой исключает всякий смысл понятия «пространство», а значит, и размеров в привычном понимании этого слова. После недавнего путешествия в периоде Жанна знала, что больна клаустрофобией — теперь она лишний раз убедилась в этом. ОбнаПур бросало из стороны в сторону, как щепку в разбушевавшемся океане, и все усилия Всевидящего Ока удержать корабль были тщетны.

Что-то страшно ударило в корпус, и сразу погас свет. Пронзительно взревели сирены. Жанна явственно ощутила запах дыма.

Слава Богу, хоть телекамеры не сломались. По стенкам Туннеля бежала крупная рябь, они бились, словно паруса на ураганном ветру. Взгляд терялся в глубине Туннеля — казалось, у этой трубы нет ни конца, ни края. Впрочем, далеко-далеко впереди виднелась махонькая точка — выход, но она совсем не приближалась, словно ОбнаПур болтается на одном месте. Жанна вцепилась в исцарапанные ногтями ручки кресла и, уставившись в эту точку, молила о спасении.

О Господи, куда они несутся сломя голову? Что их ждет?

И вдруг, словно по мановению палочки таинственного волшебника, все разом изменилось. Корчащиеся стенки Туннеля исчезли с экрана, впереди висел огромный багровый шар, а вокруг клубилась чернота космоса. Все зашевелились, постепенно приходя в себя.

Неужели прорвались?

Раздался сильнейший удар, ОбнаПур завертело, закружило в какой-то бешеной пляске. Жанна крепко зажмурилась, сердце ухнуло куда-то вниз.

— Проклятие! — заорала Всевидящее Око. — Корма задела стенку. Как бритвой срезало! Растяпы, забыли убрать стрелу!!!

— Что?! Не слышу! — Шаблон Огайо тоже орал, но, казалось, что он просто гримасничает, хватая ртом воздух, — все заглушила надсадно завывшая сирена.

Какой-то предмет, вертясь, просвистел над головой Жанны и врезался в переборку. Экран с грохотом взорвался, комнату заволокло дымом. Завоняло тлеющей изоляцией. Языки тусклого пламени лизнули стену. Воздух! Сейчас мы задохнемся или заживо сгорим!

«Господи, спаси и помилуй, — шептала Жанна. — Жить! Как хочется жить!»

Вероятно, Бог услышал ее молитвы. Свет зажегся, загудела аварийная система вентиляции. Жанна оглянулась, побледнела — на полу у нее за спиной валялся разбитый вдребезги вентилятор. Пролети он десятью сантиметрами ниже, и все — голова Жанны сейчас лежала бы рядом с ним.

Воздух быстро очищался. Всевидящее Око выравнивала беспорядочно кувыркающийся корабль — он наконец-то подчинился. Она без сил рухнула в свое искалеченное кресло. Получилось!

На панели управления сплошь мерцали красным аварийные лампочки; впрочем, понемногу загорались и зеленые. Самое страшное осталось позади. Они живы. Знать бы еще, куда они попали.

Сирена зудела все тише и наконец заткнулась совсем. Тишина зазвенела в ушах.

— Ребята, — послышался дрожащий голос Уолли, — давайте больше не будем так делать.

Система Разбитой Сферы. ОбнаПур

Жанна с походной сумкой в руке поднималась по трапу. Уже четыре дня, как они проскочили через Туннель, но в это по-прежнему плохо верилось. Жанна жила как во сне.

Что же делать теперь? Ответа на этот вопрос не знал никто. Для начала нужно было привыкнуть к мысли, что они вообще остались живы. Преодолеть последствия психологического шока.

Жанна придумала, как ей выкарабкаться из порочного круга воспоминаний о пережитом ужасе — сосредоточиться исключительно на быте. Вот так: заварить чай — чашку для Уолли, другую для себя. Сделать бутерброды. Сложить их в сумку. Отправиться к Уолли. На большее она пока и не способна.

72
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru