Пользовательский поиск

Книга Разбитая Сфера. Содержание - 17. Беседы с мертвецом

Кол-во голосов: 0

— Будьте добры, вашу левую ногу.

Жанна подняла ногу. Через минуту обе ноги были обуты в легкие, плотно облегающие сапожки. Облачившись в короткие шорты, Жанна приобрела и вовсе пристойный вид. Теплая фланель приятно ласкала тело, и у Жанны даже чуть-чуть поднялось настроение.

— Ну что, сколько осталось? — спросила она.

— Сколько до старта или сколько до прибытия в ОбнаПур?

— И до того, и до другого.

— До старта — два часа. Полет, по расчетам, должен занять трое суток. Конечно, для новичка это немало, но многим приходилось мучиться в пермоде и значительно дольше. Заснуть сами вы вряд ли сможете…

— Что?!

— Вы проглотите таблетку и вздремнете, через некоторое время — другую. Сон сохраняет жизненные силы, избавляет от печальных мыслей…

«А длительная бессонница грозит безумием», — закончила про себя Жанна.

— Ну а теперь пожалуйте в пермод, — пригласила ее инженер.

Придерживая рукой болтающийся из стороны в сторону блок, Жанна нетвердой походкой приблизилась к железному ящику. Уселась на край, по очереди перебросила ноги, а потом и сама оказалась внутри. Внешне как будто погружаешься в ванну, вот только ощущения отнюдь не умиротворяющие. Жанна немного подвигала блок, плотнее устраивая его в предназначенной для него полости. «Как мячик для гольфа», — промелькнуло в голове.

— Ложитесь, — сказала инженер, и Жанна, вытянувшись на дне пермода, уставилась в потолок невидящим взглядом. Женщина походила вокруг нее, в последний раз проверяя крепления и что-то еще подсоединяя к блоку.

— Так, все нормально. Я бы хотела, чтобы вы проверили при мне действие санитарно-гигиенической системы. Сначала красная кнопка слева, потом зеленая справа.

Какой смысл делать кнопки разных цветов, если путешественник все равно их не видит? Задав себе этот риторический вопрос, Жанна нажала левую кнопку, услышала какой-то писк и ощутила кожей мощный поток холодного воздуха. Тут же надавила на правую кнопку и чуть не подскочила от неожиданности — в нее ударила струя теплой воды. Выключив воду, Жанна дала всасывающему устройству поработать подольше, чтобы высушиться. Жидкость громко журчала где-то в блоке. «О Господи, мне же придется это пить!» — вдруг вспомнила Жанна. Ее уже предупредили, что и после пяти циклов очистки у воды будет довольно специфический привкус. Жанну замутило.

— Блок в норме, — радостно сообщила женщина.

Замечательно! Просто первый класс. Интересно, она хоть напоследок скажет что-нибудь человеческое?

— Сейчас я закрою модуль, и откроют его только в ОбнаПуре. В течение ближайшего часа вы сможете немного двигать руками и ногами, но после загрузки пермода в носитель включится система фиксации вашего тела. Вы почувствуете себя будто накрепко спеленутой. Перед этим вам следует вытянуть руки в специально предназначенных для них полостях. Стартовая перегрузка составит десять единиц. Если ваши руки будут лежать не на месте, то перелом руки или ребра вам обеспечен. Это в лучшем случае. Бывает и кое-что похуже. — Женщина показала на индикатор «Приготовиться к фиксации». — Когда крышка периода закроется, этот индикатор окажется у вас перед глазами. После того как он загорится, останется еще три минуты в запасе, но советую принять требуемое положение сразу же. Если в эти минуты у вас зачешется нос, чесать его не стоит. Понятно?

— Э-э, да, мадам.

Женщина неожиданно улыбнулась и похлопала ее по плечу.

— Ну вот и славно. Желаю счастливого полета. Привет пурпуристам.

— Спасибо, — сказала Жанна, помахав рукой на прощание.

И крышка пермода с громким стуком захлопнулась. Жанна услышала щелчки креплений. Потом навалилась тишина.

Теперь назад дороги нет, обреченно подумала Жанна и чуть не расплакалась от собственной беспомощности. Можешь орать благим матом или колотить что есть мочи по крышке проклятого ящика, ничто не поможет.

Впрочем, здесь и размахнуться-то как следует негде. Да и что толку орать, если корпус пермода абсолютно звуконепроницаем. Смешно. Это конструктор хорошо придумал.

Жанна лежала, вытянув руки вдоль туловища, и уговаривала себя быть мужественной. Что такое пермод? Обыкновенный космический скафандр. Уж со скафандрами-то она на «ты». Когда-то, наверное, миллион лет назад, Жанна ездила с родителями на Луну, и ей выдали детский туристический скафандр. Она ловко напялила его на себя, а вот выбраться из него без посторонней помощи не смогла. Ей тогда было очень весело. Она не могла выбраться, но ее это не пугало.

Жанна с удивлением обнаружила, что стискивает кулаки так крепко, что аж пальцы занемели. Кто-то, помнится, хотел поколотить по крышке гроба? Тьфу, типун тебе на язык! Забыть про гроб. Это пермод. Запомни, пер-мод. Хотя какая, к дьяволу, разница! Вот налетит какой-нибудь шальной ОРИ, и пермод великолепным образом превратится в уютный гробик. А она в покойницу.

Секунду, а где же кнопка внешнего наблюдения? Она со своими страхами все перезабыла, дура набитая. Жанна принялась тыкать наугад в панель управления. Нет. Нет. Снова нет. Вот, наконец-то! Прямо перед глазами засветился небольшой экран с контрольными цифрами. Так, что мы там имеем? Температура в норме, состав воздуха в норме, давление в норме, на часах точное время. Это все хорошо, но где же обзор? Жанна с силой нажала на забавный допотопный переключатель, и…

Уфф! У нее словно гора с плеч свалилась. Она увидела потолок комнаты, в которой только что испытала такие страшные унижения. Дверца клетки захлопнулась, хорошо хоть можно видеть, что творится за прутьями. Все-таки полегче.

Осталось расслабиться и успокоиться. Три глубоких вдоха. Три дня заточения еще не повод для паники. Вряд ли впереди у нее путь, усыпанный розами, и если она с самого начала ведет себя столь недостойно, то грош ей цена. Господи, как стыдно.

Пермод качнулся, и потолок на экране медленно поплыл. Итак, поехали. Да здравствует пермод!

Ну что ж, пообщаемся с пурпуристами, посмотрим, что собой представляет хваленая «Терра Нова», слетаем к «Затерянному миру».

Нет, три дня в пермоде — не самое тяжелое испытание. Будут и посерьезнее. Да и то сказать: через это уже прошли неуклюжий Уолли и дряхлый Соколов, неужто она не сможет? Дудки! Еще как сможет!

17. Беседы с мертвецом

Вопрос: по ходу дела вам пришлось импровизировать, это известный факт. Скажите, с какими неожиданностями вы столкнулись в процессе контакта?

Ответ: в сущности, самая большая неожиданность — это успех попытки связаться с Люсьеном Дрейфусом. Мы действовали практически вслепую, и слава Богу, что все закончилось благополучно. Но сначала, когда мы только-только установили контакт, условия были далеко не идеальные.

Вопрос: то есть?

Ответ: первый ответ Дрейфуса прозвучал через восемь часов бесплодных попыток.

— Ну и что? — усмехнется человек, не знакомый с особенностями управления телеоператором.

— Уверяю вас, это сверхутомительно. К тому же положение менялось на глазах, причем зачастую совершенно непредсказуемым образом, и было чертовски трудно не ошибиться в моделировании. Все мы понимали, что, разрушив иллюзию даже на мгновение, потеряем всякие шансы. Установление контакта с Люсьеном не венчало усилия, это было только начало, и мы даже отдохнуть не могли. Честно говоря, я был настолько вымотан, что уже хотел бросить все к черту и отправиться спать. Тут-то Люсьен наконец и увидел меня. Не забывайте, мы не знали, что с ним происходит, ведь он долгие пять лет провел в совершенно невообразимых условиях. Его восприятие времени отличалось и сейчас отличается от нашего. Я просто не смог бы объяснить ему, что позади у нас восемь часов труднейшей работы, и неплохо бы сейчас чуть-чуть отдохнуть. Мне пришлось отправиться вместе с ним и прямо на месте принимать решения — там и тогда.

Вопрос: Что вы чувствовали в те минуты?

Ответ: Всех нас занимал один-единственный вопрос: что же теперь?

43
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru