Пользовательский поиск

Книга Разбитая Сфера. Содержание - 15. Марионетки

Кол-во голосов: 0

— Мисс Колетт?

— Э-э, одну секунду, сэр. — Ее взгляд лихорадочно рыскал по экрану, Жанна еще не совсем представляла, что именно хотела увидеть.

И тут ее осенило.

— Кажется, у меня есть идея, — сообщила она. — Имеется источник бессмысленных сигналов, так? А сколько за эти пять лет было зафиксировано шумов, источник которых неизвестен?

— Да сколько угодно! — воскликнул Бернхардт.

— Вот именно, — удовлетворенно сказала Жанна. — Я работала по программе ОРИ, и мы постоянно сталкивались с такими сигналами, называя их то электромагнитными аномалиями, то случайными возмущениями, то еще как-нибудь, — о них упоминал доктор Соколов. Ну а найдя подходящее название, мы с легкой совестью отбрасывали их, решив, что вполне понимаем их природу.

— Так вы полагаете, что сотрудники Грубер вместе с водой выплеснули ребенка? — спросил Бернхардт.

Жанна отрицательно покачала головой:

— Нет, не сотрудники, а компьютеры. Обработка первоначальной информации автоматизирована. Если компьютер считает, что некая величина по своим характеристикам относится к шуму, от отбрасывает ее. Люди же работают над тем, что предлагает им компьютер.

— Вот оно что, — протянул Бернхардт.

— Мы вроде пьяницы, который хотел отыскать свой ключ от дома, — сказала Жанна.

— Что это значит? — брови Бернхардта поползли вверх.

Соколов закашлялся.

— Мисс использовала образ из моих лекций. Пьяница, потерявший на улице ключи, ищет их не там, где потерял, а там, где светлее, под уличными фонарями.

— Так. Значит, вы предполагаете, что «Затерянный мир» передает свои инструкции на частотах, отбрасываемых компьютером на стадии первоначальной обработки? — Бернхардту хотелось абсолютной ясности.

Жанна кивнула.

— Это только гипотеза, — сказала она. — Кроме того, мы не знаем характера этих сигналов…

— Совершенно верно, — поддержал ее Соколов. — Хотя в качестве образца имеются сообщения, перехваченные в Солнечной системе, но вовсе не доказано, что язык «Затерянного мира» исчерпывается ими. Тут большой простор для фантазии. А что, если, например, частота харонского сигнала столь велика, или, наоборот, мала, что наши детекторы попросту не в состоянии его уловить?

— Слишком велика — это я могу понять, — сказал Бернхардт. — Но слишком мала?

— Представьте себе азбуку Морзе, в которой длительность точки равна двум неделям, а тире — месяцу.

— М-да… — Бернхардт задумался. — Вы хотите сказать, мисс Колетт, что нам придется искать иголку в стоге сена? Или вы уже что-нибудь придумали?

— Кое-что, — улыбнулась Жанна. — Существуют заведомо естественные источники излучения, сигналы которых можно отнести к МВМВ. Если мы возьмем их…

— …и сравним с накопленными нами данными, — подхватил Уолли, — то сможем выделить составляющую искусственного происхождения, излучаемую именно с «Затерянным миром».

— Верно, — подтвердила Жанна. Она вскочила с места и принялась мерить шагами комнату. — Уже пять лет мы непрерывно наблюдаем за Сферой… — Она внезапно остановилась и повернулась лицом к Соколову. — Ведь вся информация сохраняется?

— Мы никогда не уничтожаем ничего из полученных данных, — бодро ответил он. — Уолли, сколько времени займет поиск необходимого материала?

— Немного. Насколько я понял, нас интересует излучение «Затерянного мира» и кольцевых ускорителей. Значит, так. Проводим отбор по координатам… — Уолли осекся на полуслове.

Глаза Бернхардта метали молнии — одна из них попала в Уолли.

— Хватит повторять очевидные истины, — сказал он с раздражением. — Не это я хочу от вас услышать.

— Не это? — пролепетала Жанна, медленно опускаясь на стул.

Все ее воодушевление мгновенно куда-то улетучилось.

— Нет, не это. С теорией мы более или менее разобрались, пора что-то предпринимать. Сама должность обязывает меня быть то ученым-теоретиком, то генералом, а нам предстоит решающее сражение. Ученый терпеливо выслушал вас, согласился с вашими доводами, теперь в действие вступает генерал. Обсуждать частности просто некогда. Что такое ОРИ и что может вскоре произойти с Землей, вы знаете не хуже меня. Если у нас появился шанс, нужно его использовать. Чуть-чуть промедлим, и дорога в космос будет окончательно перекрыта. Сейчас готовится крупномасштабная экспедиция для снабжения ОбнаПура и «Терра Новы» всем необходимым. Мы отправляем им продукты питания, приборы, оборудование, ракетное топливо… Я уже отдал приказ «Терра Нове» отменить очередной запуск пилотируемого зонда к ОРИ и направиться к ОбнаПуру. С сегодняшнего дня цель «Терра Новы» — Централ Харона. Если капитан Стайгер решится отправиться туда сразу же после приема груза, отлично. Я, правда, подозреваю, что она не станет особенно торопиться. Но так или иначе, «Терра Нова» совершит этот полет, высадит десант на «Затерянный мир» и предпримет попытку установить контроль над Мультисистемой.

— О Господи. — Соколов даже побледнел. — Но на подготовку такой операции просто нет времени!

Бернхардт медленно подошел к окну и долго-долго глядел вдаль.

— Времени нет, — произнес он. — Вот именно. Но самое печальное не это, а то, что в игре, которую мы затеваем, слишком много предположений. Если «Затерянный мир» — это действительно Централ Харона, если мы сможем каким-то образом добраться до него и вмешаться в процесс управления Мультисистемой, если мы найдем способ уничтожить Централ или парализовать его, тогда мы победим. А если нет? Риск огромен. Но мы должны атаковать первыми, вырвать инициативу из рук харонцев, в противном случае можно заранее заказывать панихиду по всем нам.

Бернхардт помолчал. Кажется, он собирался с духом.

— И еще одно обстоятельство, — сказал он наконец. — «Терра Нове» требуется не только оборудование и топливо. Диана Стайгер просит меня направить на корабль группу экспертов, которые смогут помочь ей в оперативном анализе ситуации. Такая переброска людей крайне опасна, но выхода у нас нет. Поэтому вот решение, продиктованное интуицией и опытом: вы трое должны отправиться на «Терра Нову».

Наступила гробовая тишина. Жанна не верила собственным ушам.

— Я посылаю вас туда, — повторил Бернхардт. — Мудрого старого профессора, гениальную юную девушку и мечтателя-математика, устремленного к истине. У нас нет времени. Моя должность дает мне право в целях спасения планеты привлекать любого землянина, которого я сочту нужным, для решения любой задачи.

Жанна с трудом поднялась со стула, у нее слегка кружилась голова. Она открыла было рот, чтобы возразить, да так и осталась стоять истукан истуканом — возразить-то на самом деле было нечего. Бернхардт, как всегда, был абсолютно прав.

— Итак, — сказал он, — последний вопрос: когда вы будете готовы к отлету?

15. Марионетки

Мы совершенно забыли, насколько наша жизнь была прекрасна раньше, перед тем, как все это произошло: тогда на ночном небосводе светила настоящая Луна, и планеты Солнечной Системы были еще на месте. Мы были убеждены, что Вселенная существует лишь для нас одних. Мы твердо уверовали в свою полную безопасность. Никто и понятия не имел о харонцах, не подозревал о монстре, притаившемся в недрах исхоженной вдоль и поперек Луны… И вот Ларри выпустил джинна из бутылки.

Мы никогда больше не будем такими наивными простаками, однако правы ли мы, взваливая на Ларри всю ответственность за катастрофу? Да, это он нажал на проклятую кнопку, но на его месте то же самое сделал бы любой настоящий ученый. Кто же мог знать, что стремление к научной истине оберется нападением инопланетян? А после случившегося Ларри предпринял все, что мог, для искупления своей вины перед человечеством.

Доктор Сондра Бергхофф, официальное заявление для Проекта устной истории Станции гравитационных исследований. Харон Дата Пресс. 2443.

Спустя три дня они повторили попытку контакта с Люсьеном Дрейфусом.

38
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru