Пользовательский поиск

Книга Разбитая Сфера. Содержание - 11. То, что не желают видеть кошки

Кол-во голосов: 0

Безвременье . О Господи! Безвременье . Она резко повернулась к Уолли.

— Уолли! Те бублики, которые ты расставил для стабилизации лунной орбиты, помнишь? Это лучший способ стабилизировать орбиту?

— Из тех, что я знаю, — да. — Уолли пожал плечами.

— И они могут делать все то, что делают и обыкновенные гравитационные ускорители харонцев?

— Конечно. Они умеют и многое другое, но, разумеется, способны работать и в нормальном режиме. Почему бы и нет?

Жанна кивнула и замолчала. Нужно было кое-что прикинуть в уме. Она уже знала наверняка, что последнее звено цепочки найдено. Да, вот и окончательный ответ. Да.

— Уолли, какова длина орбиты «Затерянного мира»? Настоящего, а не Луны в нашей модели.

— Орбиты? Не знаю, давай посмотрим. Так, характеристики эллипса… — Уолли вытащил карандаш и начал покрывать клочок бумаги столбиками цифр. Нет, все-таки он потрясающий оригинал!

Жанна без компьютера становилась совершенно беспомощной.

— Ага. Все верно. Ага, отлично. — Уолли считал очень быстро. — Длина будет что-то порядка 665 миллионов километров. Но зачем тебе?..

— А в световых минутах? Сколько требуется времени, чтобы свет преодолел это расстояние?

— Ну, это совсем просто. Делим это число на скорость света и получаем… около тридцати семи минут. Но зачем…

Тридцать семь минут . Бог знает, как это вышло, но зато в самую точку. Эти минуты не давали Жанне покоя сегодня с самого утра. Тридцать семь минут . Часы на «Святом Антонии» были исправны. Просто Землю каким-то образом разогнали до скорости света, крутанули один раз по орбите, а затем отправили обратно в нормальное пространство. Бублики, тут наверняка замешаны эти бублики. Жанна чувствовала, что в них разгадка. Она пока не знала, как это было сделано, но это было сделано, сомнений не оставалось.

Сердце бешено колотилось, готовое выпрыгнуть из груди. Жанне хотелось петь. Она победила.

Наступила минута ее торжества. Но чертово подсознание не позволило насладиться им в полной мере. Крошечная тучка выползла из-за горизонта и заслонила собой Солнце. Проклятие. Всегда найдется нечто, что испортит праздник.

Завтра ей предстоял экзамен, а она еще и не думала к нему готовиться.

11. То, что не желают видеть кошки

…Разумеется, его роль в Похищении сильно преувеличена. Люди, бывшие в то время рядом с Ларри Чао, утверждают, что его терзали страшные угрызения совести, как, впрочем, и всех, кто выжил в этой катастрофе. Многократно обсуждался вопрос о том, повлияло ли это, и если да, то каким образом, на его решение покончить с Плутоном. Однако существует другая, менее известная, история, и, быть может, именно в ней следует искать объяснение этого решения.

Когда открыли Кроличью Нору, Люсьен Дрейфус отправился к Лунному Колесу, чтобы установить на нем аппаратуру для перехвата гравитационных лучей. В этой экспедиции Дрейфуса сопровождал телеуправляемый робот, а оператором был Ларри Чао. Ларри оставался наверху, но словно шел вместе с Люсьеном, ощущение присутствия было полное.

Практически сразу после спуска Люсьен и робот были атакованы харонцами — подвижными вспомогательными устройствами Колеса. Дрейфус был схвачен; в официальных сообщениях говорилось, что он погиб. Робота харонцы обезглавили, но он еще некоторое время передавал информацию своему оператору. В результате Ларри заработал классический синдром травмированного оператора. Фактически Чао пережил состояние насильственной смерти. Потом он продолжал борьбу с харонцами, но вряд ли избавился от нервного потрясения. Не поэтому ли Плутон постигла столь страшная участь?

Приговор Кольцу Харона: новый взгляд на роль Ларри Чао в уничтожении Плутона. Фарнсворт Джонсон. Мэринер Уолли Академик Пресс, Марс, 2428.

Люсьен Дрейфус взглянул на телеробота, которым управлял с поверхности Ларри Чао, и с ужасом увидел двух незаметно подкравшихся к ним харонцев. Его сердце оледенело от страха.

— Посмотри назад! — крикнул он Ларри. Телеоператор обернулся.

— О Боже! — проговорил Ларри. Харонцы выглядели воинственно. Внешне они представляли собой горизонтальные цилиндры на колесных платформах. У них было по четыре длинных руки-манипулятора с клешнями-захватами вместо пальцев. Охранники?

— Они знают, что мы здесь! — голосом Ларри крикнул телеоператор. Люсьен хотел ответить, но не успел — один из роботов-харонцев уже стоял перед ним. Еще мгновение, и Люсьен барахтался в захватах, пытаясь вырваться и истошно вопя. Не тут-то было. Харонец потащил его куда-то вниз — в темноту и неизвестность.

Последнее, что запомнил Люсьен, — это как с него содрали скафандр и облили какой-то странной жидкостью. Он не мог пошевелить ни рукой, ни ногой. И все. Потом — провал.

Сколько он провел в беспамятстве, Люсьен не знал.

А потом начался кошмар.

Дрейфус очнулся и вспомнил, как все случилось. Кошмар прокрутился один раз, второй, третий, и так до бесконечности. И не было сил вырваться из страшных тисков этого воспоминания…

…Вновь и вновь перед ним возникал телеоператор, управляемый Ларри Чао. Рядом — две свирепые фигуры харонцев. Они приближались…

СОЛНЕЧНАЯ СИСТЕМА. Луна. Лунное Колесо

— Люсьен! — закричал Ларри, протягивая руки в отчаянной попытке разбудить Дрейфуса. — Люсьен! Я здесь! Это я, Ларри Чао!

Люсьен не слышал. Он прошел прямо сквозь изображение Ларри, он по-прежнему жил в прошлом кошмаре и разговаривал с телеоператором, которого давно не существовало в реальности.

— Сзади! — предупредил он.

Ларри двинулся вслед за ним, точнее, при помощи джойстика развернул свое изображение, пытаясь вновь привлечь к нему внимание Люсьена. Ларри был без скафандра, и это, по его мнению, должно было подействовать на Люсьена. Но нет, все бесполезно. Дрейфус не просыпался. В драме его сознания играл только робот-телеоператор. Самого Ларри Люсьен упорно не замечал.

Хуже всего, что с каждым повторением Дрейфус все сильнее увязал в последних минутах своей нормальной жизни, и шансов вытащить его оставалось все меньше. Прошлые образы захватили его сознание в плен и полыхали так ярко, что любым другим просто не находилось места.

Весь мокрый от пота, Ларри Чао убрал руку с джойстика и стащил с головы шлем-сканер. О Господи, как надоели эти проклятые электроды! Ларри представил себе, как Люсьен бьется в темнице жуткого воспоминания, и поежился.

Медики обнаружили, что харонцы вживили в Люсьена два вида нейрозондов: при помощи одних они могли вводить зрительные и слуховые образы, а при помощи других следить за тем, как его мозг реагирует на поступающую информацию. Проще некуда. Землянам такое было не по силам.

Единственное, что сумели ученые, — это подключиться к харонской схеме, чтобы передавать в мозг Дрейфуса синтезированное компьютером изображение Ларри.

— Ничего не могу, — сказал Ларри, отпустив глаза. — Ни-че-го, — повторил он раздельно.

Он встал и отошел на несколько шагов от пульта управления. Две женщины молча смотрели на Ларри. У него подкашивались ноги.

— Ничего не выходит, — сказал он и рухнул в кресло.

В принципе все задумано вроде бы верно. В сознании Люсьена должна возникать полная зрительная и слуховая иллюзия присутствия Ларри. Должна возникать, но не возникала. Об этом говорили датчики.

Все было теоретически правильно, однако на практике не работало.

Ларри не мог думать ни о чем другом. Дрейфус по-прежнему лежал в соседнем помещении, в харонском коконе, опутанный проводами, и своими, и чужими. Проклятие! Какая дьявольская сила не выпускает Дрейфуса из страшного кошмара? И что теперь делать?

Марсия Макдугал присела возле Ларри.

— Ты устал, — сказала она. — Отдохни, а утром начнем все сначала.

31
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru