Пользовательский поиск

Книга Разбитая Сфера. Содержание - 10. Сделай сам

Кол-во голосов: 0

Уолли прикрыл глаза и чуть заметно кивнул — такой мимикой он обычно подчеркивал значимость сказанного.

— Доктор Соколов считает, что необходимую энергию можно было получить при помощи спутников Нептуна. Лично мне кажется, что на это у них не хватило бы времени. Ситуация менялась очень быстро и не в лучшую сторону. Нужно было чем-то пожертвовать.

— Господи, — простонала Жанна, — что они натворили! Они уничтожили планету, которой четыре миллиарда лет, чтобы спасти от съедения стадо разумных обезьян!

— Нет! — воскликнул Уолли. Жанне вдруг стало ясно, что Уолли немало помучился, пока не уверился в своей правоте, и теперь его не переспорить. Голос его был тверд, выражение лица непреклонно. Спасение цивилизации — достаточное основание, чтобы так поступить. Но на самом деле имелись и гораздо более важные причины пожертвовать Плутоном. Он подошел к панели управления и вернул прежнюю картинку. На планеты было страшно смотреть. — Если бы харонцев не остановили, они все равно добрались бы до Плутона и превратили его в облако пыли. То есть вопрос стоял так: или потерять все, или пожертвовать одной планетой ради сохранения остальных. Я думаю, люди сделали правильный выбор.

— Если, конечно, мы верно представляем развитие событий, — заметила Жанна.

Уолли в ответ печально кивнул.

— Мы можем только строить предположения, — сказал он. — Харонцы в Солнечной системе не могли погибнуть сами, а значит, они были побеждены. Впрочем, абсолютной уверенности нет.

Казалось, Уолли хотел что-то добавить, но передумал.

Было, конечно, странно слушать рассуждения Уолли. Он вдруг стал похож на вполне нормального человека, растерянного и страдающего. С таким Уолли Жанна могла поделиться самыми сокровенными своими мыслями.

— Послушай, Уолли. Мы с тобой должны посмотреть еще кое-что… Как бы это сказать… Мы должны посмотреть на умирание Солнечной системы.

Уолли недоуменно поднял брови.

— Я додумалась до одной вещи, — неуверенно продолжала Жанна. — Получается, что Солнечная система умрет. — Слова давались ей очень трудно. — Да, она умрет, я знаю это наверняка.

10. Сделай сам

Если мы будем до конца честны перед самими собой и отбросим костыли теологии и философии, то неизбежно придем к бесспорному выводу: жизнь бессмысленна.

У жизни нет другой цели, кроме преумножения самой себя. Почему-то нас это мало беспокоит, хотя должно бы. Мы привычно высмеиваем социальные институты, занятые только собственным выживанием. Мы отвергаем сохранение рабочих мест. Мы искренне возмущаемся, когда некоторые склонные к карьеризму личности распихивают всех локтями, чтобы обеспечить себе продвижение по службе.

Почему же мы не удивляемся тому, что по заведенному во Вселенной порядку вещей единственная цель рождения детей — это рождение ими своих детей? Почему же нас не выводит из себя тот факт, что предназначение матери — во что бы то ни стало сохранить свое потомство? Кто сосчитает, сколько ради этого было совершено в истории аморальных поступков? Жизнь должна расширять саму себя в пространстве и продолжать во времени — это очевидно. Если эта задача будет забыта, все просто рухнет. Это основной инстинкт жизни. Жизнь, которая не заботится о своем будущем, прекращается…

…Жизнь должна уничтожать жизнь, точно так же как она должна избегать смерти. Даже самые миролюбивые представители травоядных живут за счет уничтожения растений. Творческое обновление жизни невозможно без смерти и разрушений.

Джеральд Макдугал. Аспекты Жизни. МРИ Пресс, 2429.

Штат Нью-Йорк. Институт исследований Мультисистемы

— Уолли, — сказала Жанна. — Давай представим себе, что харонцы победили. Пользуясь их логикой, преврати Солнечную систему в новую Мультисистему. Мне нужно посмотреть, как строится Сфера Дайсона.

— Но… Я не знаю… У меня нет даже подходящих программ…

— Программы не проблема, мы их напишем сами, — отрезала Жанна. — Я почти знаю ответ. Проклятое «почти»! Если я ошибаюсь, значит, снова тупик. Но у нас нет времени!

Уолли немного подумал и кивнул.

— О'кей, — сказал он. — Чего ты хочешь добиться в результате?

Вот! Вот он, неверно поставленный вопрос, из-за которого ученые Института столько времени топчутся на месте! Вместо того чтобы, отталкиваясь от фактов, выстраивать логическую цепь, все заранее решают, что должны получить в конце. И разумеется, получают. А в результате строят замки на песке. Можно спорить до одурения, чья гипотеза лучше, только спор ни на йоту не приблизит людей к истине.

— Я ничего не знаю заранее, заруби себе на носу, — сказала Жанна. — Никаких спекуляций. Все очень просто. Вот пробуждается Лунное Колесо. Допустим, никто не противодействует харонцам; как в таком случае они распорядятся своими козырями. Люди — просто статисты.

Какими бы сверхразумными ни были харонцы, они действовали в реальной Вселенной с ее реальными законами. Выше головы не прыгнешь.

До сих пор это выпадало из рассмотрения. Соколов считает харонцев сверхрациональными. Пусть так, это ничего не меняет. Все равно они, как и любая другая форма жизни во Вселенной, продукт эволюции. Конечно, с некоторых пор они сами управляют своей эволюцией, тут нет сомнений. Но в качестве подопытных они используют самих себя. Из этого нужно исходить. Вспомним известные примеры. Киты сохраняют рудиментарные костные суставы. То, что когда-то было пальцами. Лапы птиц напоминают лапы ящериц. Так или иначе природа имеет дело с результатом эволюции, и если продолжать ее искусственно, то модифицировать придется этот результат.

Наша задача — попытаться проследить эволюцию харонцев. Когда-то и где-то неизвестные живые существа построили межзвездные корабли, запрограммировали свой жизненный код, эквивалент ДНК, и запустили их в дальний космос. Но в программе была заложена возможность эволюционного эксперимента, и машины воспользовались ею. На Земле развитие техники шло под строгим контролем людей, здесь же, наоборот, машины вмешивались в жизнь биологических существ, творя биомеханических монстров. Конечным результатом такого странного для нас пути эволюции и стали те, кого мы называем харонцами.

Возможно, только такой тип существ и мог бы завоевать Вселенную, люди же для этого слишком нежные.

Жанне казалось, что еще чуть-чуть, и она поймет харонцев.

— Думай, как будто ты сам харонец, — говорила она, обращаясь к Уолли. — Перед тобой Солнечная система, и тебе необходимо построить в ней новую сферу Дайсона. Твои действия?

Уолли надолго задумался.

— Какие можно принять допущения?

— Никаких допущений вообще, забудь о них. Ты — строитель новой Мультисистемы. И все.

— Но что…

— Поступай так, словно, кроме тебя, никого не существует.

Жанна не хотела слишком ограничивать Стурджиса, но и слишком произвольный полет фантазии Уолли ее не устраивал. Если бы знать, где она, золотая середина! Уолли, погрузившись в работу, перестал обращать на Жанну внимание. Она даже подумала, что Уолли Стурджис, конструирующий модель харонца, сам является неплохой моделью харонца.

— Отлично, — сказал Уолли, плюхнувшись в кресло. — У меня уйма данных, которые я даже и не надеялся использовать. Разумеется, без предположений нам не обойтись. Мы просто многого не знаем.

— Например?

— Например, вот что. Они должны владеть очень простым и эффективным способом взаимопревращения химических элементов, — сказал Уолли. — Водород и гелий составляют в сумме около девяноста процентов вещества Солнечной системы. А харонцам, допустим, нужна вся таблица Менделеева. Лучше всего рассматривать их для начала как черный ящик. Он функционирует, мы видим результаты его работы, но его устройство нам неизвестно. Вероятно, есть множество промежуточных типов харонцев… Разделение труда… Уолли бормотал все тише и тише, потом его губы стали шевелиться совсем беззвучно. Жанна притаилась. Пусть пошаманствует, не надо ему мешать. Главное, Уолли понял, что от него требуется. Осталось только разогнаться.

28
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru