Пользовательский поиск

Книга Разбитая Сфера. Содержание - 9. Смерть прошлого

Кол-во голосов: 0

9. Смерть прошлого

Раньше мне было наплевать на это прозвище, но теперь оно меня просто бесило. «Анахронизм». Почему на меня навесили этот ярлык? Чем я отличаюсь От остальных людей? Покажите мне хоть кого-нибудь в Солнечной системе, кто не потерял близких? А свое прошлое потеряли все.

Если же вы не чувствуете этого, то мне остается только пожалеть вас.

Доктор Сэлби Богсворт-Степлтон. Письмо к издателю «Таймс» (Луна) 3 мая 2431 г.

МУЛЬТИСИСТЕМА. Дальний космос. Борт «Терра Новы»

Джеральд Макдугал, заместитель командира «Терра Новы», лежал в постели, бессмысленно уставившись в переборку. Он знал, что ему во что бы то ни стало нужно заснуть, но сон не шел.

Джеральд думал о своей жене.

Марсия. Повернувшись на бок, он посмотрел на фотографию, прикрепленную к стене. В принципе в этом не было необходимости, он и без фотографии помнил лицо жены до последней черточки. И все-таки эта фотография Марсии единственная, Сохранившаяся у Макдугала, была его сокровеннейшим достоянием.

Марсия сидела за столом, подперев голову руками, и улыбалась. Тонкие пальцы тонули в кудрявых черных волосах, а кончиком левого указательного касалась мочки уха.

Из-под упавшей на лоб челки озорно глядели такие родные глаза. Белые зубы сверкали, а на щеке виднелся крошечный шрам. Совсем малышкой она, споткнувшись, упала и распорола себе щеку острым камнем. Это была память о детстве, когда Марсия еще жила в колонии Тихо. Впрочем, вспоминать об этом она не любила.

Джеральд смотрел на фотографию и видел живую Марсию.

Марсия работала на ВИЗОРе, а Джеральд на Земле, и им казалось, что это невыносимо далеко. Теперь-то это расстояние казалось пустяковым.

«Какая она теперь?» — подумал Джеральд. Наверное, появились седые волосы и прибавилось морщинок в уголках глаз…

Об опасностях, на каждом шагу поджидавших теперь обитателей Солнечной системы, Джеральд старался не вспоминать.

Одно он знал точно: Похищение Марсия пережила, на это прямо указывали последние сообщения «Святого Антония». Узнав о них, Джеральд был просто счастлив и еще долго после этого возносил благодарственные молитвы Господу. Подавляющее большинство людей в Мультисистеме ничего не знали о своих родных и близких, с которыми их разлучила судьба. А ведь население Солнечной системы понесло неисчислимые потери. Потери Земли по сравнению с ними ничто. Да, Джеральду повезло, в первое время он был избавлен от пытки неизвестностью.

Но с тех пор прошло пять лет!

А вдруг с Марсией случилось что-нибудь через десять минут после уничтожения «Святого Антония»? А вдруг сейчас, когда он лежит в уютной теплой постели, она умирает?.. Нет, чепуха. Все-таки Джеральд твердо верил: Марсия жива. Он даже не верил — он знал.

Спокойно, Джеральд, спокойно. Марсия — неотъемлемая частичка его души, он ощущает ее столь же явственно, как биение своего сердца.

Да, пять лет!..

Они изменили Джеральда. За годы, проведенные взаперти в огромной жестянке, он заметно располнел, мышцы сделались дряблыми, и Джеральду никак не удавалось этому помешать, хотя он до одури занимался на тренажерах. Физические упражнения не помогали. А что стало с его душой? Может, эти пять лет, когда его преследовали сплошные неудачи, озлобили его, превратили в угрюмого, всем на свете недовольного нытика? Но всякая самооценка субъективна, по-настоящему его знают только люди, много лет прожившие рядом.

Джеральд разволновался. Ну уж нет! Не так уж сильно он изменился, чтобы она его разлюбила. А она? Не разочарует ли его Марсия? Джеральд даже испугался, что способен об этом рассуждать. Вот Марсия, та точно не пришла бы в восторг, увидев его, хандрящего в своей каюте.

Сегодня предстояла тяжелая работа. Несмотря на то что запуск был на время отложен, второй корабль, «Партизан», находился в постоянной готовности номер один и мог стартовать в любую минуту.

Нет, заснуть сегодня не удастся! Джеральд встал и вышел из каюты. Чем валяться в постели и хандрить, лучше заняться делом. Работы непочатый край.

У Джеральда был повод особо придирчиво наблюдать за подготовкой «Партизана»: на этот раз полетит он сам. Диана Стайгер не посмеет ему запретить. Он больше не в силах отправлять других на верную смерть. Это нечестно. Да, он полетит сам.

И Марсии не придется стыдиться своего мужа.

Земля. Штат Нью-Йорк. Колумбийский университет. Институт исследований Мультисистемы

Жанна прошла в свой кабинет, уселась в кресло и задумалась. Хорошенькое утро! Она пыталась осмыслить, что же произошло, но в голове металось слишком много мыслей. Над миром нависли грозовые тучи.

Жанна была совершенно растеряна. Только что услышанное давило на нее страшным грузом. Вдруг заболело сердце, стало трудно дышать.

Нет, пытаться думать в таком состоянии бесполезно! Нужно идти домой. Она через силу выкарабкалась из кресла…

Эскалатор доставил Жанну наверх. Солнечная звезда заливала город ярким светом, слепила глаза. На голубом небе ни облачка. Бодрящий свежий ветерок гулял по городским улицам. Но Жанна ничего этого не замечала. Она чувствовала себя вконец измученной и мечтала поскорее добраться до постели.

Вот и ее дом. Жанна машинально нажала на кнопку лифта. «Господи, как все плохо…» — подумала она.

Неужели еще утром ее пронизывало таким восторгом, таким невыразимым предчувствием открытия? Казалось, после разговора с Уолли все окончательно прояснится. Но разговора не получилось. Жанна успела выяснить только один важный факт: на орбите возле Сферы что-то есть. Внезапно Жанна почувствовала страшный голод. Да она попросту умрет, если сию минуту не перекусит. Полцарства за обед! И гори эта Сфера синим пламенем!

Дверь ее квартиры слишком долго узнавала хозяйку. Нет, это допотопное чудовище становится несносным! Когда этот чертов домовладелец сменит замок?

Жанна швырнула сумочку на пол прихожей, вбежала в спальню и с разбегу бросилась в постель. Кровать жалобно скрипнула.

Эх, ну что за ребячество! Все-таки она бестолковая вздорная девчонка.

Жанна нахмурилась, тряхнула головой и зарылась лицом в подушку, крепко обхватив ее руками. Ладно, утро вечера мудренее.

Но мысли не давали заснуть. Перед глазами Жанны заплясали эпициклы. Потом приплыла Сфера, как в модели Уолли. Сфера мерцала грозным темно-красным светом, и в пространстве вокруг нее было тесно от звезд и планет…

Перевернувшись на спину, Жанна погрузилась в задумчивое созерцание потолка. Снова эта проклятая трещина. Жанна беззвучно выругалась и вдруг села на кровати. На лице застыло выражение идиотической смеси радости и недоумения, такая улыбка, наверное, осталась от чеширского кота.

Черт возьми, неужели все так просто?! Так гениально просто?! Теперь Жанна знала.

Через полминуты она уже вскачь неслась в лабораторию и на ходу злорадно предвкушала, как подкинет Стурджису новую работенку.

Жанна бегала взад-вперед по демонстрационному залу, нетерпеливо потирая руки. Вот он, момент истины!

Уолли, стоя у пульта управления, стучал по клавишам.

— Ну что, вроде бы все в порядке, — наконец объявил он. — Поехали?

Жанна остановилась, глубоко вздохнула.

— Давай, Уолли! — почти крикнула она. — Начало отсчета — минус десять лет. Скорость один год в минуту.

Свет погас, и они оказались в Солнечной системе, еще невредимой, дохаронской. Качество изображения было отличным, даже самые мелкие объекты отчетливо выделялись на черном фоне. Уолли сегодня творил чудеса.

На сердце тоскливо защемило. Солнце, девять планет. Пояс астероидов между Марсом и Юпитером. Кометы величественно парят в глубинах облака Оорта. На задворках Системы висит Плутон, вокруг него быстро вертится пылинка Харона. Хорошо видно Кольцо Харона, оно похоже на свадебную ленту, которой обвит черный шарик спутника. А вот и Юпитер со своими спутниками, и мощные кольца Сатурна.

26
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru