Пользовательский поиск

Книга Разбитая Сфера. Содержание - 5. Сумятица

Кол-во голосов: 0

5. Сумятица

С такой опасностью земляне еще не сталкивались. Наше поколение стало первым в истории человечества, чья судьба отныне находилась не в наших собственных руках; даже конец света для нас вполне вероятный исход.

За последние пять сотен лет человечество имело не одну возможность уничтожить самое себя и неоднократно пыталось ими воспользоваться. Но оно по крайней мере всегда твердо знало, что если погибнет, то погибнет по собственной глупости. Угроза оставалась лишь угрозой, и в нее мало кто верил.

С появлением проклятых харонцев все неожиданно изменилось. Собственная жизнь теперь не принадлежала нам. Пожелай этого харонцы, и мы исчезли бы в минуту, не имея возможности защититься. По-прежнему обладая своими бесполезными теперь знаниями, многовековой мудростью, всей хваленой технологической мощью, земляне внезапно оказались беспомощны, словно средневековые крестьяне, наблюдавшие, как полчища саранчи пожирают урожай. Нам оставалось только ждать. Казалось, что харонцы либо просто не знают о нашем существовании, либо спокойно ждут поры сбора спелых плодов.

Все это я впервые ясно осознала, когда мне исполнилось четырнадцать лет. Я выросла с твердой уверенностью, что судьба моей планеты полностью зависит от милости захватчиков, от их неведомых планов. Психологию нашего поколения искоренила очевидная безвыходность положения.

Мемуары д-ра Жанны Колетт. Коламбия Юниверсити Пресс, 2451.

МУЛЬТИСИСТЕМА. Земля. Нью-Йорк. 7 июня 2431 г., День Похищения

После всех церемоний, многочисленных речей, после скорбной минуты молчания, после долгих дней траура Жанна Колетт наконец-то заснула, и ей приснился сон.

Каждую ночь Жанну мучили кошмары, она боялась засыпать, но сегодня все вышло наоборот — ей не хотелось просыпаться. И уже во сне она понимала, что действительность после этого счастливого сна покажется кошмаром. Не сон, а ласковая сказка.

Там, во сне. Луна, добрая, почти забытая Луна, всю ночь светила за ее окном. Это была самая настоящая Луна, не какой-то суррогат, и в ее холодном свете деревья отбрасывали причудливые тени на внутренний дворик, в привычном простеньком пейзаже которого оживали таинственные истории ее детства.

Потом Жанне приснилось, будто Солнце, настоящее Солнце встает на востоке, и его теплые лучи светят совсем не так, как свет Солнечной звезды. Они были родными, вот что. В этом ее сне настоящее Солнце окрашивало окрестности в милые настоящие цвета.

Жанна упивалась неслыханным счастьем, купалась в солнечном свете, свете истинного Солнца, в ярком океане его лучей, столь знакомом ей с детства. Странно, оттенки этого цвета она уже не могла по-настоящему вспомнить, но не могла и окончательно забыть.

Ей приснилось, что на закате небо оживили медленно плывущие по небу пятнышки космических станций и орбитальных поселений, затмевавшие настоящие звезды.

Звезды. Да, там были даже звезды. Черный бархат ночного неба весь был усеян звездами и планетами. Корабли землян бороздили просторы космоса, а сама планета не спеша летела по своей уютной орбите, и все вокруг дышало покоем.

Но Жанна все-таки проснулась, тут-то и настиг ее кошмар. Жанна осторожно приоткрыла глаза, и ночной радости как не бывало. Голый, без люстры, потолок словно крикнул ей: сон кончился! Потолок треснул во время землетрясения, сопровождавшего Похищение. Господи, все приснилось! И Луна, и Солнце… Жанна всхлипнула от обиды.

Луны в небе не было. Вместо нее висело ненавистное Кольцо. Оно занимало как раз то место, где раньше находилась подлинная Луна. Кольцо и черная дыра в его центре с массой, равной массе Луны. Конечно, с приливами было все нормально, рыбы не беспокоились, но настоящей-то Луны не было! А вместо Луны символ оккупации. Вот и живи тут, как хочешь.

Небо было совершенно обезображено. Жанна лежала в кровати, уставившись в потолок и размышляя о том, как люди все-таки удерут от харонцев. Вместе с родной планетой. Конечно, это пустые мечты. В Мультисистеме множество обитаемых планет, и никаких признаков того, что хоть кто-нибудь сумел бежать. И здешним небесам нет дела до ненависти девятнадцатилетней дипломницы Колумбийского университета. Одна надежда, что когда-нибудь выжившие в катастрофе жители Солнечной системы научатся управлять гравитацией, найдут Землю и вытащат ее отсюда.

Жанна, как утопающий за соломинку, схватилась было за эту надежду, но тут же фыркнула, перевернулась на другой бок и крепко обхватила подушку. К черту, чепуха все это. Вздор.

Но в принципе такое может произойти. Почему бы не вернуться к тому небу, которое она видела в последний раз, когда ей было четырнадцать? Она не знает, как оно исчезло, она в это время спала. А проснулась уже в кошмаре. И вот он длится, длится, этот ужасный кошмар.

А надежда почему-то не убывает. Когда-нибудь всех нас спасут. Эх, жизнь! Жанна с силой метнула подушку в противоположную стену комнатушки, раздался глухой удар, подушка плюхнулась на пол. Да, такие сны стоит смотреть. Жанна прекрасно понимала, что может пролежать полночи, мучая себя восхитительными миражами сна. Приподнявшись, она уселась на кровати, нащупала ногами тапочки и встала. В темноте она прошла в ванную и натянула халат, стараясь не шуметь, чтобы не разбудить свою соседку по квартире Рашель, спавшую в соседней комнате. Потом отперла дверь и вышла в холл. Через несколько минут она была уже на крыше, покрытой мягким ковром пожухлой травы. По всему Нью-Йорку на крышах росла какая-нибудь зелень. Иногда Жанне приходила в голову сумасбродная мысль развести здесь маленький лес, но она прогоняла ее. Деревья помешали бы смотреть в небо.

А смотреть в небо стало для Жанны жизненно важной потребностью, небо было единственным ее товарищем, и только ему она могла поверить свои самые сокровенные мысли. Жанна взглянула вверх и почувствовала то же онемение, ужасающее разочарование, которое всегда испытывала при виде ночного неба Мультисистемы. Сейчас Жанна ненавидела не только харонцев — она ненавидела всю Вселенную. Ненавидела и саму себя за то, что так и не сумела приспособиться к этому небу.

Жанна Колетт с гневом, надеждой и вызовом смотрела вверх, на чужой, холодный небесный свод.

Невысоко над горизонтом на юго-западе вместо полной Луны висело Кольцо. Кольцо было того же диаметра, что и Луна, но заметить его на темно-сером предрассветном небе было гораздо труднее. В центре Кольца находилась Точка Луны. Кольцо висело над шпилями, небоскребами и башнями Манхэттена. Нельзя было представить более нелепого небесного объекта. ОбнаПур болтался около Точки Луны, внутри Кольца. Невооруженным глазом заметить его было практически невозможно. ОбнаПур да далекая «Терра Нова» — других людей в космосе теперь не было. Над городом горели три Захваченных Солнца, каждое из которых по яркости могло сравниться с полной Луной. Самое яркое из них окружала голубоватая аура атмосферы, постепенно исчезавшая на расстоянии примерно двух диаметров полной луны от центра светила, Солнца были бы гораздо ярче, если бы не густые пылевые облака Мультисистемы. Метеоры то и дело проносились по небосводу, но Жанна не обращала на них внимания, ведь здесь это обычное зрелище. Мультисистема ими битком набита.

Никаких звезд, кроме Захваченных Солнц, видно не было. Все из-за той же космической пыли. Плотными скоплениями пыли и газа — плотными, по астрономическим стандартам, конечно, — была полна не только Мультисистема, но и окружающее пространство. Поэтому нельзя было ни наблюдать открытый космос из Мультисистемы, ни Мультисистему извне. Она оставалась непроницаема для внешнего наблюдателя. Астрофизики из Института исследований Мультисистемы как-то рассчитали, что для наблюдателя, удаленного более чем на несколько десятков световых лет, Мультисистема покажется просто очень большим и плотным источником слабого инфракрасного излучения.

14
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru