Пользовательский поиск

Книга Разбитая Сфера. Содержание - 3. Наказание

Кол-во голосов: 0

К телу вели многочисленные провода. Впрочем, это были, конечно, не провода, а определенно органические образования — они словно вырастали из пола и шли во все части тела от головы до ног.

Марсию бил озноб. О Господи! Ну конечно, динозавры. Чертовы динозавры, о которых рассказывала Сэлби. Некоторые издохли через пятнадцать миллионов лет после других. Теперь ясно, что харонцы просто поддерживали их жизнедеятельность в течение пятнадцати миллионов лет таким вот дьявольским способом.

Итак, Люсьен Дрейфус находится в странном состоянии, которое не было ни жизнью, ни смертью. И неизвестно, как вытащить его оттуда. Марсия медленно опустилась на колени, из ее глаз градом катились слезы.

Эти чудовища превратили Люсьена в насекомого, заключенного в янтарной капле. И этот кошмар будет продолжаться миллионы лет. Нет, это невыносимо!

Сэлби положила свои руки на плечи Марсии и пыталась осторожно ее поднять.

— Вставай, милая, вставай. Ниже по туннелю, в нескольких сотнях метров отсюда есть пустая пещера, в ней мы разместили нашу штаб-квартиру. Пойдем туда, нам нужно поговорить.

3. Наказание

Предпринималось немало попыток изобразить Ларри Чао маньяком или сумасшедшим, но все это неправда. Истина гораздо проще, хотя ее вряд ли примут те, кто во всех бедах мира привык винить негодяев и тайных заговорщиков. Истина в том, что грандиозная катастрофа произошла совершенно случайно.

А Ларри был славным парнем, если говорить о его человеческих качествах. Людская молва называет его главным преступником, забывая, что пять лет назад никому и в голову бы не пришло, что гравитационный пучок способен причинить вреда больше, чем, например, игрушечный фейерверк. А тем более, что он способен пробудить к жизни страшного чужака, притаившегося в Солнечной системе. Ларри стал жертвой стихийных сил. Рок, или история, или игра судьбы — называйте их, как хотите. Кроме того, Ларри был лишь одним из тех, кто ставил злополучный эксперимент. Я была тогда вместе с ним, видела его в работе и одобряла его действия. Беда Ларри в том, что он оказался в центре событий. И теперь, как ни разделяй ответственность между участниками эксперимента, как ни оплакивай потери, факт остается фактом: именно Ларри О'Шонесси Чао нажал на кнопку.

Люди не хотят понимать, что рано или поздно все равно кто-нибудь сделал бы это. Конечная неизбежность результата никого теперь не интересует. Это сделал Ларри Чао! — кричат все. И от этого никуда ни деться — ни нам, ни тем более ему.

Доктор Сондра Бергхофф. Заявление для Устной Истории. Станция гравитационных исследований, Харон Дата Пресс, 2443.

Луна. Космопорт Центрального Города. Экспериментальная Площадка имени Армстронга. День Похищения

Ларри О'Шонесси Чао отметил мрачную годовщину исчезновения Земли тем, что изо всех сил пытался не вспоминать о ней. Проверка «Гравитона» занимала его куда больше, чем общий траур, но все-таки ему не удалось целиком посвятить день работе, и время пролетело впустую. В который раз разбирать устройство клешни давно сдохшего харонского робота-скорпиона нужно было лишь для того, чтобы не потерять рабочую форму.

Рыться в куче полуорганических, полумеханических фрагментов харонских роботов не самая творческая часть его работы, но на большее Ларри сейчас был просто не способен.

Он заставлял себя сосредоточиться на проклятой клешне, исследуя биоэлектронные цепочки с усердием примерного студента, как будто видел в этом смысл собственной жизни, но толку было мало.

В обычные дни ему в общем-то неплохо работалось, сегодня же абсолютно все напоминало о проклятом прошлом.

Пять лет.

Ровно пять лет назад очнувшиеся от спячки харонцы украли у человечества Землю, в мгновение ока переправив ее черт знает куда.

Ларри чуть слышно шептал ругательства, свирепо тыкая в проклятую клешню специальным щупом. Под действием мощных импульсов тока клешня извивалась, как змея, впиваясь своими острыми как бритва захватами в металл щупа.

Горько вздохнув, Ларри отложил щуп в сторону и попытался расслабиться.

Ну ладно, если уж мы не в состоянии произнести вслух то, что нас тяготит, позволим себе хотя бы поразмышлять об этом. Как давно ты последний раз позволял себе такую неслыханную роскошь?

Нервно потирая руки, Ларри Чао неожиданно вспомнил о Понтии Пилате, умывшем их перед обезумевшим от ярости народом. Ларри внимательно посмотрел на свои ладони, потом положил их на лабораторный стол и задумчиво уставился в пустую стену.

Мысль гулко звенела у него в голове.

Итак, по порядку. Сегодня минуло пять лет с того дня, как я, Ларри Чао, инициировал похищение Земли. Он ненадолго задумался, подбирая правильные слова. Пять лет назад он превратил Кольцо Харона в гразер и сумел получить гравитационный луч. Именно он нажал на ту злополучную кнопку и нежданно-негаданно разбудил дремавших пришельцев, выкравших после этого Землю и чуть не разгромивших всю Солнечную систему. Утешением может служить лишь то, что он же, Ларри Чао, и отбил атаку харонцев в тот момент, когда уже казалось, что спасения нет.

Впрочем, людям до его заслуг нет никакого дела, они помнят лишь его вину, помнят и никогда ему не простят. Во веки веков.

Ну хватит, сказал он сам себе и усмехнулся: рефлексия — удел вшивых интеллигентов. Потом подобрал упавший со стола щуп и снова приступил к работе. Робот-харонец был давно мертв, его пластиковая шкура, высохнув и приобретя коричневатый оттенок, расслоилась. Сильные и когда-то смертельно опасные пальцы-захваты без движения лежали перед Ларри.

В лаборатории никого. Сегодня всем не до работы. По всем закоулкам Солнечной системы, где находились сейчас лишенные своей колыбели люди, шли траурные церемонии, и Луна не была исключением.

Ларри, конечно, понимал, что он на таких церемониях желанным гостем не будет. Все равно как если бы преступник заявился на поминки по жертве.

Ну что ж, людей можно понять. Кто-то непрестанно вызывает в памяти образ родного мира, с тоской вспоминает о пронизывающих ветрах высоких широт, о соленом запахе морского воздуха, о сладчайшем наслаждении вечерних прогулок в парке — это их право. Он не будет им мешать своим присутствием на печальном юбилее.

Крепко зажав в руке щуп, но так и не вернувшись к работе, Ларри подумал о харонцах. Лунное Колесо было живым существом, все сомнения на этот счет отпали. Ларри сам принял деятельное участие в его уничтожении. Как и Люсьен Дрейфус. Эта страшная смерть тоже на его совести. Господи, они даже его тела не нашли! Куда его запрятали проклятые харонцы?

Забыть. Забыть, — гипнотизировал себя Ларри. Умение в нужный момент забывать вообще с некоторых пор стало для людей одним из необходимейших навыков.

Итак, клешня робота. Следует закончить работу с клешней.

Большую часть времени в последние дни Ларри проводил в лаборатории, исследуя доставляемые сюда куски убитого Колеса, роясь во внутренностях причудливо устроенных полуживотных-полумашин.

Эта трудная работа требовала нечеловеческого усердия и внимания. Именно поэтому Ларри занялся ею. Известно было немного, неизвестно — целый океан, почти все. Не работа, а каторга, но она помогала Ларри отвлечься от непрерывно терзавших его угрызений совести. Она была добровольно наложенной на себя епитимьей, его специфическим способом раскаяния.

Кроме того, где-то внутри огромного Колеса находился ключ к разгадке всех тайн. Ключ не мог не существовать. Хотя бы крошечный кусочек закодированной информации, который не был уничтожен во время последней битвы. Поисковые команды в принципе уже нашли кое-что, и теперь ключ был особенно необходим, чтобы декодировать, проанализировать находки и использовать добытое знание для получения ответов на главные вопросы.

Ларри не оставалось ничего другого, как найти Землю. И попытаться вырвать ее из лап харонцев, чтобы вернуть на место. Только таким путем он мог смыть с себя грех совершенного преступления. Разумеется, если жизнь на Земле не погибла.

8
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru