Пользовательский поиск

Книга Рама Явленный. Содержание - 8

Кол-во голосов: 0

— А междумодульные поезда отправляются отсюда? — спросила Николь, вспоминая свою поездку с Кэти и Симоной, тогда еще девочками.

Орел кивнул. Он протолкнул ее кресло на один из движущихся тротуаров, и они оставили центр станции. Проехав в тоннеле несколько сотен метров, движущийся тротуар остановился.

— Машина ждет нас в первом коридоре справа, — проговорил Орел.

В небольшой открытой сверху машине было всего два сиденья. Орел помог Николь перебраться на место пассажира, а потом уложил коляску в небольшой чемоданчик, который убрал в багажник. Машина тронулась с места по лабиринту молочно-белых, лишенных окон коридоров. Николь была необыкновенно спокойна. Она старалась убедить себя в том, что действительно увидит дочь, которую оставила возле другой звездной системы годы и годы назад.

Поездка сквозь жилой модуль казалась бесконечной. Когда они остановились. Орел велел Николь снять шлем.

— Мы уже приехали? — спросила она.

— Нет еще, — ответил он, — но мы уже в вашей атмосферной зоне.

Дважды в машинах, ехавших навстречу им, попадались невероятно занимательные инопланетяне, но Николь была слишком взволнована, чтобы отвлекаться от своих чувств. Она едва слушала Орла. «Успокойся», — твердил один из внутренних голосов Николь. «Не будь смешной», — заметил другой голос. «Но я встречу дочь, которую не видела сорок лет. Как я могу оставаться спокойной?»

— …На свой собственный лад, — говорил Орел, — их жизнь была столь же удивительной, как и ваша, но, конечно же, совсем непохожей. Когда сегодня утром мы возили Патрика повидаться с ними…

— Что ты сказал? — перебила его Николь. — Ты сказал, что Патрик видел их сегодня утром? Вы возили Патрика повидаться с отцом.

— Да. Мы всегда планировали эту встречу, пока события развивались в соответствии с планом… В идеальном случае вы с Патриком не должны были встретиться с Симоной, Майклом и их детьми…

— Детьми! — воскликнула Николь. — Значит, у меня есть еще внуки?

— …пока не обоснуетесь в Узле, но Патрик предпочел Носитель… Так что было бы бессердечно не позволить ему проститься с родным отцом…

Николь не могла более сдерживаться. Она перегнулась и поцеловала Орла в оперенную щеку.

— А Макс говорил, что ты всего лишь холодная машина. Как он ошибался! Спасибо… за Патрика, спасибо тебе…

Она дрожала от волнения. И мгновение спустя уже не смогла вздохнуть. Орел быстро остановил машину.

— Где я? — произнесла Николь, вынырнув из тумана.

— Мы стоим рядом с замкнутой областью, где обитают Майкл, Симона и их семья, — проговорил Орел. — Мы пробыли здесь четыре часа, ты спала.

— У меня был сердечный приступ? — спросила Николь.

— Не совсем… просто серьезное нарушение сердечной деятельности. Я уже собирался везти тебя в госпиталь, но решил дождаться твоего пробуждения, поскольку все необходимые средства у меня при себе…

Орел поглядел на нее. Внимательные синие глаза Орла обратились к Николь.

— Чего ты хочешь, Николь? — спросил он. — Едем к Симоне и Майклу или возвращаемся в госпиталь? Решать тебе, сама понимаешь…

— Знаю, — вздохнула Николь, — только нужно быть осторожной и не волноваться… — Она взглянула на Орла. — Я хочу увидеть Симону, даже если это будет последний поступок в моей жизни… Можешь ли ты дать мне что-нибудь успокоительное, но не так, чтобы я была одурманена или заснула?

— Легкое успокоительное средство поможет лишь в том случае, если ты сама будешь сдерживать чувства.

— Ладно, — обещала Николь. — Постараюсь.

Орел направил машину на мощеную дорогу, обсаженную высокими деревьями. Николь вспомнилась осень в Новой Англии, где она с отцом побывала подростком. Листья на деревьях были золотыми, красными и коричневыми.

— Как прекрасно! — проговорила Николь.

Машина повернула к белому забору, окружающему травянистый лужок, на котором паслось четверо лошадей. Между ними расхаживали двое подростков.

— Дети реальны, — проговорил Орел. — Лошади — муляж.

На вершине невысокого холма располагался большой двухэтажный белый дом с покатой черной крышей. Орел повернул на круговую дорожку и остановил машину. Мгновение спустя отворилась передняя дверь дома. В ней появилась высокая темнокожая красавица с седеющими волосами.

— Мама! — закричала Симона, бросившись к машине.

Николь едва успела открыть дверцу, Симона кинулась ей на грудь. Они обнимались, целовались и плакали… никто не мог говорить.

8

— О горечь и сладость встречи с Патриком! — произнесла Симона, ставя кофейную чашку. — Он пробыл здесь около двух часов, они показались мне несколькими минутами.

Они втроем сидели за столом и глядели на сельскохозяйственные угодья, окружавшие дом. Николь загляделась на буколическую сцену за окном.

— Конечно, в основном это иллюзия, — проговорил Майкл. — Но очень хорошая… Если не приглядываться, можно подумать, что ты находишься в Массачусетсе или в южной части Вермонта.

— Весь этот обед показался мне сном, — сказала Николь. — Я как-то еще не осознала, что наша встреча реальна.

— Вчера нам самим так казалось, — промолвила Симона, — когда оповестили, что сегодня утром мы увидим Патрика… Мы с Майклом не спали.

— Она рассмеялась. — А ночью даже успели убедить себя, что нам предстоит встреча с поддельным Патриком, и постарались придумать вопросы, на которые, по нашему мнению, мог ответить только истинный Патрик.

— Их технологическое мастерство потрясает, — проговорил Майкл. — Если бы они хотели сотворить робота Патрика и выдать его за нашего сына, то выяснить истину было бы крайне сложно.

— Но они этого не сделали, — сказала Симона. — Через несколько секунд я поняла, что передо мной истинный Патрик…

— Ну, и каким он тебе показался? — спросила Николь. — В смятении последнего дня мне не удалось по-настоящему поговорить с ним.

— Он казался каким-то отстраненным, — ответила Симона, — но не сомневался в том, что принял правильное решение. Патрик считает, что пройдут, вероятно, недели, прежде чем он сможет разобраться во всех чувствах, которые пережил за последние двадцать четыре часа.

— Это можно сказать о каждом из нас, — проговорила Николь.

За столом наступило недолгое молчание.

— Мама, ты устала? — спросила Симона. — Патрик сказал нам, что у тебя нелады со здоровьем, и когда мы сегодня узнали, что ты запаздываешь…

— Да, я немного устала, — ответила Николь. — И, наверное, не смогу уснуть… по крайней мере прямо сейчас… — Она отъехала в своем кресле от стола и опустила пониже сиденье. — Правда, неплохо бы посетить туалетную комнату.

— Конечно, — Симона вскочила. — Я провожу тебя.

Симона проводила мать по длинному коридору к дверце из имитированной древесины.

— Итак, с вами здесь живут шестеро детей, — проговорила Николь, — в том числе трое, которых ты выносила и родила?

— Да, это так. У нас с Майклом было двое мальчиков и двое девочек, рожденных «естественным методом», как ты говоришь… Старший, Даррен, умер, когда ему было семь… долгая история, и, если у нас будет время, я расскажу тебе ее завтра… Все остальные дети выросли из эмбрионов в их лаборатории…

Они добрались до дверей в туалетную.

— А ты знаешь, сколько твоих детей вырастили Орел и его коллеги? — спросила Николь.

— Нет, — ответила Симона. — Но мне они сообщили, что извлекли из меня более тысячи здоровых яйцеклеток.

Возвращаясь в столовую, Симона пояснила, что все ее дети, рожденные естественным методом, провели всю свою жизнь вместе с ней и Майклом. Их супруги — конечно же, рожденные из ее яйцеклеток и от спермы Майкла, — были подобраны для них инопланетянами после тщательного генетического контроля.

— Итак, браки устраивали не вы? — спросила Николь.

— Именно, — Симона усмехнулась. — Каждому нашему ребенку предложили на выбор несколько пар, причем все они прошли генетический отбор.

— У тебя не было никаких проблем с внуками?

116
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru