Пользовательский поиск

Книга Рама Явленный. Содержание - 6

Кол-во голосов: 0

Картинка в уме ее полностью изменилась. Теперь Николь видела, надо полагать, сцены жизни родной планеты птиц и сетей. Она вспомнила, что рассказывал ей о них Ричард после ее возвращения из Нового Эдема.

Въехав внутрь сети, Николь преднамеренно оставила руку на пульте. Нажав переключатель вперед-назад, она чуть дернулась на месте. Изображение немедленно прекратилось, и существо принялось втягивать свои нити.

6

На следующий день примерно за час до ленча часть стены во всех помещениях «морской звезды» превратилась в большой телеэкран. Всем обитателям объявили, что через тридцать минут последует важное сообщение.

— Всего третий раз, — пояснил Макс Николь во время ожидания, — к нам обращаются с подобным сообщением. В первый раз это случилось сразу же после того, как мы появились здесь, во второй — когда было решено разделить области обитания видов.

— Что же ожидает нас сейчас? — поинтересовался Мариус.

— Наверное, расскажут о подробностях грядущего переезда, — ответил Макс. — Во всяком случае, так считает большинство.

В назначенное время на экране появилось лицо Орла.

— Когда в прошлом году после пробуждения всех вас вывезли с Рамы, — начал Орел, сопровождая свою речь цветовыми полосами на лбу, — мы сказали вам, что этот корабль не станет вашим постоянным местом обитания. Теперь мы можем переселить вас в другие места, где более благоприятные условия жизни.

Помедлив немного. Орел продолжил:

— Однако вы будете разделены. Примерно одну треть нынешних обитателей «морской звезды» переведут на Носитель: огромный плоский корабль, который будет располагаться вблизи Узла еще чуть меньше недели. Через несколько часов он завершит все свои дела на прежней стоянке и переместится сюда. Те из вас, кто приписан к Носителю, перейдут на него сегодня после обеда.

— Остальные в ближайшие три-четыре дня переселятся в Узел. Здесь, на «морской звезде», не останется никого… Мне бы хотелось подчеркнуть, что в обоих местах вы будете отлично размещены — куда лучше, чем здесь.

Орел сделал паузу — секунд на пятнадцать, — чтобы аудитория осознала его слова.

— После моего выступления на телеэкранах будет показан перечень всех, кто присутствует на борту, с указанием номера каюты и места приписки. Понять будет просто. Если твое имя и идентификационный код пропечатываются на экране черными буквами на белом фоне, значит, ты назначен на Носитель. Если же имя и код написаны белыми буквами на черном фоне, ты, проведя здесь несколько дней, будешь переведен в Узел.

— К вашему сведению, на Носителе каждый вид будет содержаться раздельно. Никакого межвидового общения не предусмотрено, за исключением случаев естественного симбиоза. Напротив…

— Вот радость-то для вождей наших! — заметил Макс. — Совет уже не один месяц агитирует за раздельное проживание.

— …ситуация в Узле будет требовать регулярного общения… Распределяя обитателей «морской звезды», мы старались направить каждого индивида в наиболее подходящие ему условия. Выбор был произведен на основании всех наблюдений за вами, проведенных здесь и на Раме… Однако важно, чтобы все осознали — после разделения на группы общения между ними не будет. Те, кто сегодня отправляется на Носитель, больше никогда не увидят будущих обитателей Узла.

— Все, кто приписан к Носителю, — продолжил Орел, — должны немедленно приступить к сборам и завершить их еще до обеда. Но те, кто определен в Узел, в случае нежелания могут изменить место своего назначения. Сегодня, после того как все приписанные к Носителю перейдут на свой корабль, я жду в кафетерии тех, кто хочет вместо Узла отправиться на Носитель… Если у кого-нибудь из вас есть вопросы, весь следующий час я буду находиться за большим столом в нише главного коридора…

— И что сказал тебе Орел? — спросил Макс у Николь.

— То же, что и двадцати другим людям, пришедшим к нему с тем же вопросом. Для тех, кто назначен на Носитель, никакого пересмотра не будет. Могут решать лишь те, кто приписан к Узлу.

— Это было, когда Наи… э, сорвалась? — спросила Эпонина.

— Да, — ответила Николь. — Но до этого она держалась прекрасно. Когда Наи пришла к нам после того, как были объявлены списки, я нашла ее удивительно спокойной… Она явно успела убедить себя, что назначение Галилея — какая-то канцелярская ошибка.

— Я вполне могу понять, что она чувствовала, — проговорила Эпонина. — Признаюсь, сердце мое дрогнуло, пока я не убедилась, что все мы приписаны к Узлу.

— Держу пари, распределением расстроена не только Наи, — Макс встал и начал шагать по комнате. — Только представь себе, что бы мы делали, если бы Мариус был приписан к Носителю.

— Ну, это понятно, — быстро ответила Эпонина. — Мы бы тогда перевелись к сыну.

— Ага, — произнес Макс, чуточку помедлив. — Наверное, ты права.

— Этот вопрос Патрик и Наи сейчас обсуждают в соседней комнате, — сказала Николь. — Они попросили молодежь выйти, чтобы можно было переговорить с глазу на глаз.

— Ты считаешь, что Наи сумеет так скоро справиться с дополнительным стрессом после этого… инцидента? — спросила Эпонина.

— У нее нет никакого выбора, — ответил Макс. — Есть только пара часов на решение.

— Двадцать минут назад она показалась мне вполне спокойной, — промолвила Николь. — Легкого успокоительного хватило… Патрик и Кеплер были с ней очень ласковы… Я думаю, что этой выходкой Наи больше всего перепугала себя.

— Итак, она действительно набросилась на Орла? — поинтересовалась Эпонина у Николь.

— Нет… один из кирпичеголовых схватил ее, как только она закричала. Но она утратила контроль над собой и могла сделать все что угодно.

— Черт, — проговорил Макс, — если бы мне в Изумрудном городе сказали, что Наи способна кинуться на кого-нибудь, я бы ответил каждому…

— Да, — перебила его Николь, — только тот, у кого были дети, способен понять те могучие чувства, которые испытывает мать к своему чаду. Наи страдала не первый месяц… я не оправдываю ее реакцию, но, конечно же, понимаю…

Николь умолкла. В дверь вновь постучали, несколько мгновений спустя в комнату вошел Патрик, не скрывавший волнения.

— Мама, мне нужно с тобой поговорить.

— Мы с Эп можем выйти в коридор, — сказал Макс, — если хотите…

— Спасибо, Макс… Я действительно буду очень обязан тебе за это, — озабоченно проговорил Патрик. Николь еще не видела сына таким расстроенным.

— Не знаю, что делать, — промолвил Патрик, оставшись вдвоем с Николь. — Все произошло так внезапно… Мне кажется, что Наи ведет себя совершенно неразумно, но я не могу… — голос его угас. — Мама, она хочет, чтобы все мы переписались на Носитель. Все до единого. Ты, я, Кеплер, Мария. Макс… Все мы… Она утверждает, что в противном случае Галилею будет там одиноко.

Николь поглядела на сына, на глаза его наворачивались слезы. «У него не хватает жизненного опыта, чтобы справиться с подобным кризисам, — торопливо подумала она. — Он ведь бодрствует чуть более десяти лет всей своей жизни».

— А что сейчас делает Наи? — негромко спросила Николь.

— Медитирует, — ответил Патрик. — Она говорит, что таким образом обретет душевный покой… и силы…

— И ты должен уговорить всех нас?

— Да, наверное… Но, мама, Наи даже в голову не пришло, что кто-то может отклонить ее предложение. Она не сомневается в том, как все поступят.

Патрик явно мучился. Николь хотелось протянуть к нему руки, своим прикосновением изгнать душевную боль.

— И как, по-твоему, надлежит поступить? — спросила Николь после долгого молчания.

— Не знаю, — Патрик принялся расхаживать по комнате. — Как и все вокруг, я заметил, что на Носитель отправлены все активные члены Совета и большая часть людей, переведенных в другие условия. Люди, к которым мы относимся с симпатией и уважением, как и почти все октопауки, приписаны к Узлу… Но мне жаль Наи. Она не может представить себе, что Галилей окажется один, навсегда отрезанным от всякой привычной опоры…

112
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru