Пользовательский поиск

Книга Рама Явленный. Содержание - 2

Кол-во голосов: 0

Николь наклонилась вперед.

— Вы уже знаете это? — спросила она. — Или просто догадываетесь?

Ответ Орла был уклончив.

— Безусловно, ваша история изменилась после прилета Рамы, — проговорил он. — И если б контакта не было, целого ряда важных событий не произошло бы. Но лет через сто или пятьсот… насколько будет отличаться Земля от той, какой она могла быть?

— Но представление человечества о себе должно перемениться, — возразила Николь. — Ведь знание того, что во Вселенной существует или существовал в какую-то далекую эпоху разум, способный создать межпланетный автоматический корабль величиной с очень большой город, нельзя отбросить как незначительный факт… Понимание этого меняет опыт всего человечества, его религию, философию, даже основы биологии…

— Рад слышать, — перебил ее Орел, — что, по крайней мере отчасти, твой оптимизм и идеализм уцелели после всех лет… Вспомни, однако, как вели себя люди в Новом Эдеме, зная, что живут внутри поселения, созданного для них внеземлянами. Ведь им говорили — и не только вы, — что за ними ведется постоянное наблюдение. Но даже зная, что инопланетяне, какими бы они ни были, не намереваются вмешиваться в повседневную деятельность людей, ваши родичи не стерпели самого их присутствия.

Вездеход подъехал к основанию горы.

— Я хотела побывать здесь, — проговорила Синий Доктор, — из любопытства… У нас нет гор… в нашей области на Раме. А во времена моей молодости там, где я жила, их почти не было… Мне хотелось постоять на вершине…

— Я приказал одному из больших бульдозеров доставить нас на вершину, — ответил Орел. — Наше путешествие займет десять минут… Испугаться будет несложно — подъем крут, но абсолютно безопасен, если вы не забудете пристегнуться.

Николь все-таки еще не чересчур одряхлела, чтобы не насладиться зрелищем и подъемом. Бульдозер был с целый дом, однако удобных сидений для пассажиров в нем не предусмотрели, иногда он дергался, но открывавшийся сверху вид, безусловно, стоил хлопот.

Гора оказалась больше километра в высоту и почти десять километров по окружности. Пока бульдозер поднимался по склону горы, Николь разглядывала пирамиду, в которой еще недавно пребывала. Во всех направлениях до горизонта располагались сооружения неизвестного назначения.

«Итак, все начинается сначала, — подумала Николь. — Перестроенный Рама вновь отправится к другой звездной системе, и что же он обнаружит? Какие космоплаватели будут ходить здесь? Кто взойдет на эту гору?»

Бульдозер выехал на плоскую возвышенность, и трое пассажиров высадились. Зрелище захватывало. Обозревая сцену, Николь вспомнила о потрясении, испытанном во время первого путешествия внутрь Рамы; тогда она спускалась на кресельном лифте, и перед ней открывались просторы инопланетного мира. «Благодарю тебя, — подумала она, в уме обращаясь к Орлу, — за то, что ты сохранил мне жизнь. Ты был прав. Уже одно это переживание и все воспоминания, которые оно пробудило, стоят перенесенных неприятных мгновений».

Поглядев вокруг, метрах в двадцати от себя Николь заметила небольшие существа, порхавшие между красных веток каких-то странных кустов. Она подошла поближе и накрыла одно из летающих созданий рукой. С виду оно походило на мотылек. Крылья украшал пестрый узор, лишенный для глаз Николь симметрии и всякого порядка. Она выпустила его, поймала другое существо. Узор на крыльях раманской бабочки оказался совершенно иным, но тем не менее столь же пестрым и причудливым.

Орел и Синий Доктор шли возле нее. Николь показала им существо.

— Летучий биот, — ответил Орел без дополнительных комментариев.

Николь подивилась крошечному созданию. «Нечто удивительное случается каждый день, — вспомнила она слова Ричарда. — Каждый день напоминает человеку о том, какое это счастье — жить».

2

Когда пара биотов вошла в ее комнату, Николь только что вышла из ванной. Первым шел краб, за ним — огромный игрушечный грузовик. Краб с помощью своих могучих клешней и разнообразного запаса всяческих вспомогательных устройств разрезал контейнер, в котором спала Николь, на удобные для перевозки куски и погрузил их в кузов автомобиля. Менее чем через минуту направившись к выходу, краб прихватил белую ванну и все оставшиеся стулья, бросив их поверх прочего груза в кузов. Напоследок он уложил себе на спину стол и покинул опустевшую комнату следом за биотом-грузовиком.

Николь расправила одежду.

— Никогда не забуду первого краба, которого увидела здесь, — сказала она своим двум спутникам. — Изображение возникло на огромном экране в рубке управления «Ньютона», это было столько лет назад. Мы все тогда перепугались.

— Итак, настал день, — проговорила Синий Доктор цветовыми полосами несколько секунд спустя. — Готова ли ты к переезду в Гранд-отель?

— Наверное, нет, — улыбнулась Николь. — Судя по тому, что говорили вы с Орлом, там у меня не будет уединения.

— Твоя семья и друзья с нетерпением ждут тебя, — отозвался Орел. — Я посетил их вчера и известил о твоем скором прибытии… Ты будешь жить в одной комнате с Максом, Эпониной, Элли, Мариусом и Никки. Патрик, Наи, Бенджи, Кеплер и Мария располагаются рядом… Я уже объяснял тебе на прошлой неделе, что после всеобщего пробуждения Патрик и Наи относятся к Марии как к собственной дочери… Они знают, что ты спасла Марию во время бомбардировки…

— Едва ли слово «спасла» здесь уместно, — промолвила Николь, ясно вспоминая последние часы, проведенные ею на прежнем Раме. — Я просто подобрала ее, потому что некому было приглядеть за ней. Любой на моем месте поступил бы так же.

— Ты спасла ей жизнь, — произнес Орел. — Примерно через час после того, как вы с девочкой оставили зоопарк, три большие бомбы разрушили его помещение и две прилегающие к нему секции. Мария, безусловно, погибла бы, если бы ты не услышала ее.

— Теперь она прекрасная и умная молодая женщина, — сказала Синий Доктор. — Я встречалась с ней несколько недель назад. Элли утверждает, что Мария невероятно энергична. Судя по ее словам, она первой поднимается утром и последней укладывается спать…

«Подобно Кэти, — не могла не подумать Николь. — Кто ты, Мария? — удивилась она. — Почему тебя послали в мою жизнь именно в этот момент?»

— …Элли также сказала мне, что Мария и Никки неразлучны, — продолжала Синий Доктор. — Они занимаются вместе, едят вместе и все время разговаривают… Никки рассказала Марии все, что знала о тебе.

— Вряд ли это возможно, — улыбнулась Николь. — Никки не было и четырех, когда я в последний раз видела ее. Дети людей обычно не сохраняют столь ранних воспоминаний…

— Если только они не проводят во сне последующие пятнадцать лет, — ответил Орел. — Кеплер и Галилей также весьма отчетливо помнят свои прежние дни… но мы можем поговорить в пути. Пора уходить.

Орел помог Николь и Синему Доктору надеть скафандры, подхватил чемоданчик с пожитками Николь.

— Я уложил твою аптечку вместе с одеждой, как и косметику, которой ты пользовалась последние несколько дней, — проговорил он.

— Мою аптечку? — переспросила Николь и расхохоталась. — Боже, я почти забыла… она же была со мной, когда я нашла Марию. Спасибо.

Трое вышли из комнаты, располагавшейся на нижнем этаже большой пирамиды. Несколько минут спустя они прошли под огромной аркой наружу. Тут в ярком свете, которым была залита фабрика, их ожидал вездеход.

— Нам потребуется около получаса, чтобы добраться до скоростных лифтов, — объявил Орел. — Наш челнок находится у причала на самом верхнем уровне.

Когда вездеход двинулся прочь, Николь огляделась и кинула прощальный взгляд назад. За пирамидой высилась высокая гора, на которую они поднимались три дня назад.

— Итак, ты действительно не представляешь, зачем потребовались здесь биоты-бабочки? — проговорила Николь в микрофон.

— Нет, — ответил Орел. — Мое предназначение — работать с людьми.

Николь продолжала глядеть назад. Вездеход миновал забор из десяти или двенадцати высоких жердей, связанных поверху, в середине и внизу проволокой. «И все это тоже часть нового Рамы», — подумала Николь. И вдруг она поняла, что теперь ей предстоит оставите мир Рамы в последний раз. Сильная печаль охватила ее. «Этот мир был моим домом, — сказала она себе.

101
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru