Пользовательский поиск

Книга Рама Явленный. Содержание - 8

Кол-во голосов: 0

— Взять заключенных! — приказал Накамура.

— …Иначе все вы погибнете. Октопауки — намного более развитые существа, чем мы, люди. Верьте мне, я знаю… я прожил с ними более…

Один из полицейских ударил Ричарда в затылок, и он упал на пол, обливаясь кровью. Кэти вскочила, но Франц осадил ее. Ричард держался за голову, когда его вместе с Арчи выталкивали из комнаты.

Ричарда с Арчи поместили в тюремную камеру полицейского участка в Хаконе, неподалеку от дворца Накамуры.

— С твоей головой все в порядке? — по макушке Арчи побежали полосы.

— Кажется, да, — ответил Ричард, — только шишка выросла.

— Значит, теперь нас убьют, так? — спросил Арчи.

— Наверное, — мрачно отозвался Ричард.

— Спасибо за попытку помочь нам, — проговорил Арчи, недолго помолчав.

Ричард пожал плечами.

— Она оказалась бесполезной… благодарить скорее следует тебя; если бы ты не вызвался, то мог бы до сих пор благополучно пребывать в Изумрудном городе.

Ричард подошел к расположенному в углу умывальнику, чтобы обмыть тряпку, которую прижимал к раненой голове.

— Ты мне, кажется, говорил, что большая часть людей верит в жизнь после смерти? — спросил Арчи, когда Ричард вновь возвратился к нему.

— Да, некоторые люди верят в перевоплощение, считают, что им предстоит новая жизнь, не обязательно в качестве человека. Другие верят, что, если ты прожил хорошо, получишь награду — вечное блаженство в прекрасных тихих краях, называемых раем…

— А ты, Ричард, — по голове Арчи побежали полосы, — во что веришь ты сам?

Ричард улыбнулся, но ответил не сразу.

— Увы, я всегда считал, что все, из чего складывается уникальная личность, исчезает в момент смерти. И что вещество нашего тела может войти в плоть другого живого существа. Боюсь, что на непрерывную последовательность существовании можно не рассчитывать. Я не верю и в то, что люди зовут душой…

Он усмехнулся и продолжил:

— Но сейчас, когда логическая сторона моего ума заверяет, что жить мне осталось недолго, так хотелось бы поверить в существование загробного мира… Легче было бы умирать. Но подобное обращение перед смертью никак не согласуется со всем образом моей жизни…

Ричард медленно подошел к решетке, взялся за нее руками и несколько секунд молча глядел в коридор.

— А какой видят смерть октопауки? — негромко спросил он, обращаясь к своему сокамернику:

— Предтечи учили нас видеть в жизни интервал, имеющий начало и конец. Сколь чудесной ни казалась бы отдельная личность, существование ее не столь уж меняет общую схему вещей. Предтечи видели главное в неразрывности и обновлении. С их точки зрения, каждый из нас бессмертен, но не потому, что жизнь личности может длиться вечно: просто каждая жизнь представляет собой критическое звено (в культурном или генетическом смысле) никогда не разрывающейся жизненной цепи. Избавив нас от невежества, Предтечи научили нас не страшиться смерти, но с готовностью идти на нее ради обновления.

— Словом, встречая смерть, вы не испытываете ни скорби, ни страха?

— Это идеальный взгляд на смерть в нашем обществе, — ответил Арчи. — Впрочем, легче встречать терминацию среди друзей, знакомых и тех, кто воплощает обновление, которое сделается возможным благодаря твоей смерти.

Ричард подошел и обнял Арчи.

— Что ж, будем подбадривать друг друга, — проговорил он. — Пусть нам поможет память о том, что мы пытались остановить войну, которая, вероятно, закончится гибелью тысяч разумных существ. Найдется немного более важных причин…

Услыхав шум у двери, он смолк. Капитан местной полиции и его помощник отступили в сторонку, пропуская четверых безмолвных биотов — двух Гарсиа и двух Линкольнов — по коридору к их камере. Одна из Гарсиа открыла дверь, и все четыре биота вступили в камеру, где находились Ричард и Арчи. Свет сразу же погас, и несколько секунд были слышны возня и шарканье ног. Ричард закричал, тело его ударилось о прутья решетки… и наступила тишина.

— А теперь, Франц, — Кэти открыла дверь в полицейский участок, — не забудь, что ты старший по званию. Этот местный капитан не может запретить тебе повидаться с арестованным.

Они вошли в участок буквально через несколько секунд после того, как местные офицеры закрыли дверь коридора за биотами.

— Капитан Маядзава, — проговорил Франц официальным тоном. — Я — капитан Франц Бауэр из Главного управления… и хочу навестить пленников…

— Сверху получен строжайший приказ, капитан Бауэр, — ответил полицейский, — никого не допускать к ним.

Свет в комнате внезапно погас.

— Что происходит? — проговорил Франц.

— Должно быть, пробка перегорела, — ответил капитан Маядзава, — Уэстермарк, сходите наружу, проверьте переключатели.

Франц и Кэти услышали крик. Прошла, казалось, вечность, когда вдруг лязгнула дверь в коридоре и послышались шаги. Как только огни вспыхнули, появились три биота.

Кэти побежала к двери.

— Смотри, Франц! — выкрикнула она. — Кровь! У них же кровь на одежде! — Она в отчаянии огляделась. — Я должна видеть отца!

Обогнав троих полицейских, Кэти бросилась по коридору.

— Боже! — закричала она, увидев лежащего отца. Все вокруг было залито кровью. — Он убит, Франц, — простонала Кэти. — Папочка мой убит!

8

Николь посмотрела этот отрывок уже дважды. Забывая про распухшие глаза и предельное эмоциональное истощение, она гадала, сумеет ли проглядеть его еще раз. Синий Доктор подала ей чашу воды.

— Ты уверена в себе? — спросила октопаучиха.

Николь кивнула. «Я посмотрю еще, — подумала она. — Я хочу видеть все, хочу, чтобы любая подробность навеки опечаталась в мою память».

— Пожалуйста, начни с суда, — попросила Николь. — С нормальной скоростью, пока биоты не войдут в тюремный корпус. А потом замедлил ее до одной восьмой.

«Ричард никогда не хотел быть героем, — размышляла Николь, наблюдая за сценой суда. — Это не его стиль. Он отправился с Арчи, только чтобы избавить от этого меня». Когда охранник ударил Ричарда и тот упал на пол, она снова дернулась. «План был безнадежен с самого начала, — сказала она себе, когда полицейские Нового Эдема вывели Ричарда и Арчи из дворца Накамуры. — Это знали и октопауки, и я сама. Почему я умолчала о своих предчувствиях?»

К концу просмотра Николь попросила Синего Доктора убыстрить кадры. «Итак, оба они подружились перед смертью, — думала она, прислушиваясь к последнему разговору Ричарда и Арчи. — Октопаук пытался защитить его…» Четверо биотов вновь появились на экране. Николь заметила, как удивление в глазах Ричарда сменилось страхом, когда биоты вошли в камеру. Свет погас и качество изображения изменилось. Инфракрасные снимки, поставленные квадроидами, скорее напоминали фотонегативы, отражающие уровень тепловыделения в каждом кадре. И биоты выглядели здесь совершенно жутко: на месте голов остались только выпученные глаза.

Когда свет в камере погас, одна из Гарсиа схватила Ричарда за горло. Остальные трое биотов сняли перчатки, обнажив пальцы, заканчивающиеся острыми ножами. Четыре могучих щупальца Арчи стиснули Гарсиа, попытавшуюся задушить Ричарда. Корпус Гарсиа осел, и она рухнула на дно камеры, но другие биоты с яростью набросились на Арчи. Ричард пытался помочь октопауку, но Линкольн, ударив всей ладонью, снес голову Арчи. Ричард закричал, когда его забрызгала жидкость, наполнявшая тело октопаука. После того как Арчи вышел из боя, уцелевшие биоты казнили Ричарда, раз за разом пронзая его тело острыми пальцами. Припав к решетке, он соскользнул по ней на пол. Кровь человека и октопаука, различавшаяся по цвету в инфракрасном изображении, слилась в одну лужу на полу камеры.

Фильм продолжался, но Николь уже не видела ничего. Только теперь она поняла, что ее мужа Ричарда, единственного, по-настоящему близкого друга всей ее взрослой жизни, более нет в живых. На экране Франц вел по коридору рыдающую Кэти, потом экран погас. Николь не шевелилась. Она застыла, глядя перед собой — туда, где только что были изображения. В глазах Николь не было слез, тело ее не дрожало, она полностью владела собой и все же не могла пошевелиться.

90
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru