Пользовательский поиск

Книга Рама Явленный. Содержание - 7

Кол-во голосов: 0

— Такое возможно, — ответил Ричард. — Только помни — необычайные притязания требуют…

— …необычайных свидетельств. Я знаю это, — Николь умолкла на мгновение. — Интересно, что такое судьба? Неужели мы, люди, сами создаем ее? Или же сила ее реальна? Но если судьба действительно существует, как тогда описать ее законами физики?

— Я что-то не понимаю тебя, дорогая.

— Я сама не понимаю себя. Как по-твоему, я стала такой, потому что Омэ в детстве сказал, что мне суждено отправиться в космос? Или причина этого в том, что я прошла все представившиеся мне альтернативы, сознательно делая выбор и овладев всеми познаниями…

Ричард вновь усмехнулся.

— Ты добралась до одного из фундаментальнейших философских парадоксов — вопроса о взаимосвязи между всеведением Бога и свободой человеческой воли.

— Я не собиралась быть столь глубокомысленной, — проговорила Николь задумчиво. — Просто никак не могу избавиться от ощущения, что ни одно событие в моей совершенно невероятной жизни не было сюрпризом для Омэ.

7

По случаю их отбытия устроили пир. Октопауки подали более дюжины различных плодов и овощей, а также горячую густую кашу, сваренную, по словам Арчи и Элли, из зерен тех высоких трав, что росли к северу от энергетической установки. За едой Ричард расспрашивал октопаука о судьбе птенцов Тамми и Тимми, манно-дынь и ватной сети. Обтекаемый ответ, гласивший, что все пребывают в добром здравии, его не удовлетворил.

— Видишь ли. Арчи, — проговорил Ричард в присущей ему-манере. Он уже достаточно привык к своему инопланетному хозяину и более не ощущал необходимости в излишней вежливости. — Я интересуюсь участью этих существ не из праздного любопытства. Я спас их и воспитал. И мне хотелось бы повидаться с ними — пусть даже на короткое время… В любом случае я полагаю, что заслуживаю более подробного ответа на мой вопрос.

Арчи встал и направился к выходу. Октопаук вернулся через несколько минут.

— Мы договорились: ты сумеешь повидаться со своими приятелями-птицами сегодня же, на обратном пути, — сказал он. — Что же касается остальных, то два яйца завершили свое развитие и появившиеся на свет еще не вышли из младенческого возраста. За ними заботливо ухаживают на противоположном краю нашего обиталища, и ты не сумеешь посетить их.

Лицо Ричарда просветлело.

— Двое мирмикотов появилось на свет! Как вам это удалось?

— Чтобы начался процесс развития эмбриона, яйца следует поместить в подогреваемую жидкость на месяц в вашем временном исчислении. — Элли переводила цветовую речь Арчи очень медленно. — Температуру следует поддерживать постоянной, не допуская почти никаких отклонений: не более чем на градус по вашим меркам. Только так можно вырастить мирмикота. Иначе развитие не начнется.

Ричард вскочил на ноги.

— Так вот каков секрет! — почти выкрикнул он. — Черт побери, я должен был сообразить это. У меня было достаточно ключей к разгадке… я видел их поселение и те фрески, которые мне показали… — он заходил по комнате. — Но как об этом узнали октопауки? — спросил он, стоя спиной к Арчи.

Тот ответил немедленно, как только Элли повторила вопрос.

— Мы получили эту информацию от другой колонии октопауков. Они предоставили нам исчерпывающие сведения.

Ричарду подобный ответ показался чересчур простым. Он впервые заподозрил, что, их инопланетный коллега возможно, умалчивает кое о чем. Ричард уже намеревался задать новый вопрос, когда в квартире появился Синий Доктор. За ним следовали еще три октопаука, двое из них несли большой шестиугольный объект, обернутый в нечто напоминающее бумагу.

— Что это такое? — поинтересовался Ричард.

— Сегодня прощальный пир, — ответила Элли. — А это подарок от жителей города.

Один из новоприбывших спросил у Элли, не могли бы люди выйти на улицу для церемонии в честь отбытия. Забрав свои пожитки, все вышли под яркий свет. Николь удивилась: за исключением октопауков, выстроившихся перед их квартирой, на улице больше никого не было. Даже сад как будто потускнел, словно вся бурная деятельность позавчера лишь на миг осветила его, ослепив Николь.

— А где все? — спросила Николь у Элли.

— Подобную тишину устроили ради тебя, — ответила ее дочь. — Октопауки не хотели, чтобы ты вновь переволновалась.

Пять октопауков выстроились в линейку посреди улицы. Прямо позади них виднелась пирамида. Двое октопауков, находившихся справа, держали шестиугольную упаковку, которая была выше их роста. Четверо людей стояли напротив октопауков перед воротами города. Октопаук, находившийся в центре, — Элли назвала его «Верховным Оптимизатором» (после нескольких неудачных попыток обнаружить точное соответствие обязанностям главы октопауков на человеческом языке), — шагнул вперед и начал речь.

Верховный Оптимизатор выразил свою благодарность Ричарду, Николь, Элли и Эпонине, заключил каждое личное обращение цветовым «спасибо» и выразил надежду на то, что краткая встреча окажется «первой среди многих» и обеспечит более глубокое понимание между обоими видами разумных существ. Потом главный октопаук сообщил людям, что Арчи отправится вместе с ними, не только для того, чтобы продолжить и углубить взаимодействие обоих видов, но также чтобы продемонстрировать всем оставшимся людям, что теперь между двумя народами достигнуто полное взаимопонимание.

Во время короткой паузы Арчи вышел из рядов октопауков, и Элли символически пригласила его в шеренгу отбывающих. Тут двое октопауков, остававшихся справа, развернули свой подарок — великолепное изображение зрелища, представшего перед Ричардом и Николь у входа в Изумрудный город. Картина была настолько полна реальности, что Николь на мгновение остолбенела. Чуть помедлив, люди пододвинулись ближе к картине, чтобы поподробнее разглядеть ее. На ней были изображены все странные существа, в том числе и три ярко-синих полушария, из которых торчали вверх три пары длинных узловатых антенн, напомнив Николь о перенесенном смятении. Внимательно разглядев картину и поразмыслив о том, как ее можно было создать за столь короткий срок, Николь подумала, что тогда все закончилось обмороком. «Неужели я ощутила опасность? — гадала она. — Или причиной было нечто другое?» Николь отвела глаза от картины и поглядела на переговаривающихся октопауков. «Или это было откровение, — подумала она, — мгновенное узнавание чего-то выходящего за пределы моего восприятия… силы и власти, еще не знакомых людям». Когда ворота Изумрудного города начали открываться, по спине ее пробежал холодок.

Ричард всегда любил давать вещам имена и поэтому, приглядевшись к существам, на которых они должны были ехать, назвал их «страусозаврами».

— Не слишком оригинально, мой дорогой, — поддела его Николь.

— Возможно, — проговорил он, — но точно. Погляди — просто гигантский страус, только с физиономией и шеей травоядного динозавра.

У этих созданий было четыре птичьих лапы, мягкое опушенное перьями тело с вмятиной посредине, где было удобно сидеть; их длинная шея могла легко отклоняться метра на три в любом направлении, а поскольку высота лап не превышала двух метров, они без труда доставали до земли головой.

Страусозавры передвигались на удивление быстро. Арчи, Элли и Эпонина уместились втроем на одном из них и еще какой-то веревкой привязали к его боку шестиугольную картину. Ричард и Николь вдвоем ехали на другом страусозавре. Поводьев не было… звери выбирали дорогу сами: прежде чем люди оставили Изумрудный город, Арчи почти десять минут «разговаривал» со страусозаврами.

— Он рассказал им про весь маршрут, — пояснила Элли, — а также, как поступать в экстренной ситуации.

— Что еще за экстренная ситуация? — проговорил Ричард, но Элли в ответ только пожала плечами.

Сперва Ричард и Николь держались за «перья», окружавшие углубление, в котором сидели, но уже через несколько минут они расслабились. Аллюр был очень быстр, людей почти не трясло и не качало.

— Ну как по-твоему, — поинтересовался Ричард, когда Изумрудный город остался позади, — эти животные естественным образом обрели такой вид — почти идеальную чашу посреди спины, — или же это инженеры-генетики октопауков переделали живые создания для транспортных целей?

43
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru