Пользовательский поиск

Книга Рама Явленный. Содержание - 5

Кол-во голосов: 0

Николь осторожно приблизилась во тьме к аквалангу, который оставила возле стены на противоположной стороне тоннеля. Посветив крохотным фонарем, она посмотрела на датчик, чтобы определить, сколько же воздуха осталось в баллоне. «Его хватило бы только на несколько минут. Мало», — подумала она.

Неожиданно в крышку постучали.

— Ты здесь, Николь? — послышался голос робота Жанны. — Если ты внизу, немедленно отзовись. Мы принесли тебе теплую одежду, но у нас не хватает сил сдвинуть крышку.

— Да, я здесь, — воскликнула Николь. — Вылезаю сию же секунду.

Мокрый гидрокостюм не мог защитить Николь от холодного воздуха Рамы, температура которого лишь на несколько градусов была выше нуля. Она отчаянно стучала зубами, одолевая восемьдесят метров, отделявшие ее от еды и сухой одежды.

Когда все трое добрались до припасов, Жанна и Алиенора велели Николь надеть армейскую форму, которую принесли Элли и Эпонина. На вопрос Николь о предназначении этого одеяния роботы ответили, что в Нью-Йорк она попадет из второго поселения.

— И если нас остановят, — проговорила Алиенора, залезая в карман куртки Николь, — будет проще отговориться, когда на тебе мундир.

Николь одела длинное белье и форму, а как только согрелась, поняла, что весьма голодна. Утолив голод, Николь переложила все предметы из куртки в рюкзак, который носила с собой под гидрокостюмом.

Пройти во второе поселение удалось не сразу. На Центральной равнине Николь и оба робота, ехавшие в ее кармане, не встретили никого, но вход в поселение, некогда бывшее обиталищем птиц и сетей, охранял часовой. Алиенора отправилась вперед — на разведку — и вернулась с известием о возникшем препятствии. Все трое остановились в трех-четырех сотнях метров от дороги, соединявшей оба поселения.

— Должно быть, новая мера предосторожности, принятая после твоего бегства, — сказала Жанна. — У нас не было никаких сложностей с входом и выходом.

— А каким-нибудь другим путем внутрь можно попасть? — спросила Николь.

— Нет, — ответила Алиенора. — Первоначально стену пробурили здесь. Конечно, скважину очень расширили, устроили мост через ров, чтобы войска могли двигаться быстро. Но других входов нет.

— Неужели до Ричарда и Нью-Йорка придется добираться через это поселение?

— Да, — отозвалась Жанна. — Огромная серая стена на юге, замыкающая второе поселение, ограничивает Северный полуцилиндр Рамы. Конечно, ее можно перелететь, будь у нас самолет, способный подняться в этих условиях на два километра, и очень искусный пилот, но у нас нет ни того, ни другого… Кстати, по замыслу Ричарда наш путь пролегает через второе поселение.

Они все ждали и ждали — в холодной тьме. Время от времени один из двух роботов отправлялся ко входу, но часовой всегда был на месте. Николь устала и вознегодовала.

— Ну, знаете, — сказала она наконец, — нельзя же вечно торчать здесь. Следует придумать какой-то другой план.

— В нас не заложено альтернатив действиям в данной ситуации, — ответила Алиенора, еще раз напомнив Николь, что они с Жанной всего лишь роботы.

Недолго вздремнув, утомленная Николь увидела во сне, что спит раздетой на верхушке очень большого и плоского ледяного куба. С неба на нее пикировали птицы; сотни маленьких роботов, подобных Жанне и Алиеноре, дружно распевая, окружали ее на ледяной поверхности.

Проснувшись, Николь почувствовала себя отдохнувшей. Она поговорила с роботами, и вместе они придумали новый план. Следовало дождаться перерыва в движении машин, потом роботы должны были отвлечь часового. Николь оставалось только проскользнуть внутрь. Жанна и Алиенора сказали, что Николь должна осторожно перейти через мост и повернуть направо вдоль берега рва.

— Там и жди нас, — проговорила Алиенора, — отыщешь небольшую пещерку в трех сотнях метров от моста.

И через двадцать минут Жанна и Алиенора подняли ужасный шум у дальней стены метрах в пятидесяти от входа. Когда часовой оставил свой пост, чтобы выяснить причины шума, Николь без всяких помех вошла внутрь поселения. Длинный подвесной мост спускался на несколько сотен метров к широкому рву, окружавшему все поселение. Кое-где на лестнице попадались редкие фонари, освещавшие мост; впрочем, освещение было неярким. Заметив двоих строителей, направлявшихся навстречу, Николь напряглась. Но они разошлись, ограничившись коротким приветствием. Николь поблагодарила судьбу за то, что одета в форму.

Остановившись у рва, Николь разглядывала поселение инопланетян, пытаясь заметить удивительные сооружения, о которых ей рассказывали маленькие роботы: вздымающийся на полторы тысячи метров огромный бурый цилиндр, где некогда обитали птицы и сети; над ним прикрепленный к потолку поселения громадный занавешенный шар, прежде создававший тепло; кольцо таинственных белых сооружений, охватившее неширокий канал вокруг цилиндра. Занавешенный шар не светился уже несколько месяцев, с той поры, как люди вторглись в обиталище птиц и сетей. Редкие огни, которые Николь замечала впереди, явно были размещены в поселении оккупантами. Она едва смогла различить неясный силуэт огромного цилиндра — тень с расплывчатыми краями. «Какое же великолепие увидел Ричард, впервые попав сюда!@ — Николь с трепетом подумала, что находится сейчас в обиталище, недавно населенном другим видом разумных существ. „Снова мы, люди, — продолжила она свою мысль, — добиваемся гегемонии, растаптываем слабейших“.

Алиенора и Жанна присоединились к Николь много позже, чем она ожидала. Потом все трое медленно направились вдоль берега рва. Один из роботов всегда находился впереди — на разведке, — чтобы избежать встречи с другими людьми. Обстановка вокруг напоминала земные джунгли. Николь пришлось целых два раза притаиться, пропуская по дороге отряд солдат или рабочих. Время ожидания она потратила, изучая неведомые растения вокруг себя. Николь даже увидела существо, похожее на помесь мокрицы и земляного червя, пытавшееся жевать ее правый ботинок. Она подобрала его и положила в карман.

Почти через семьдесят два часа после того, как Николь спиной вперед опустилась в воды озера Шекспир, вместе с обоими роботами она наконец, вышла на место встречи. Теперь они находились на противоположной от входа стороне второго поселения, где присутствие людей почти не ощущалось.

Подводная лодка вынырнула на поверхность буквально через минуту после их появления. Люк субмарины открылся, в нем показался Ричард Уэйкфилд. С широкой улыбкой — во всю бородатую физиономию — он метнулся к своей ненаглядной. Все тело Николь содрогнулось от счастья, когда она почувствовала себя в его объятиях.

5

Все вокруг казалось невероятно знакомым, если не считать хлама, накопленного Ричардом за проведенные в одиночестве месяцы, и того, что ему пришлось переоборудовать детскую под спальню для двух проклюнувшихся птенцов. Словом, их убежище под Нью-Йорком осталось точно таким, каким было многие годы назад, когда все они — Ричард, Николь, Майкл О'Тул и дети — покинули его.

Субмарина причалила к берегу в естественной гавани на южной оконечности острова; это место Ричард называл Портом.

— А где ты взял лодку? — спросила его Николь, когда они вместе направились к убежищу.

— Мне ее подарили, — ответил Ричард. — По крайней мере я так думаю. Самая главная птица — не знаю, он или она — показала мне, как управлять судном, а потом исчезла, оставив мне субмарину.

Идти по Нью-Йорку было так странно, хотя в темноте небоскребы весьма напоминали Николь годы, прожитые ею на этом таинственном острове посреди Цилиндрического моря.

«Сколько же лет прошло с тех пор, как мы оставили остров?» — думала Николь, пока они с Ричардом, взявшись за руки, стояли перед амбаром, где Франческа Сабатини оставила Николь погибать на дне ямы. Но Николь знала, что точного ответа на ее вопрос не будет. Прихотливо менявшееся время ее жизни нельзя было измерить, ведь они совершили два долгих межзвездных перелета при релятивистских скоростях, причем все время второго она провела во сне, покоясь в специальном ложе, созданном внеземлянами, чтобы замедлить процессы старения путем тщательного регулирования метаболизма человеческого организма.

10
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru