Пользовательский поиск

Книга Проект «Барсум». Содержание - ГЛАВА 27 ОСТРОВ

Кол-во голосов: 0

— Митч Де Камп — президент «Падших ангелов»?

— Совершенно верно.

Алекс закрыл глаза и попытался осмыслить услышанное. Когда он вновь взглянул за окна, Марс уже превратился в красный маленький теннисный мячик, уплывающий в черную космическую бездну.

— Мистер Арбенц, можете ли вы еще сказать мне что-нибудь на этот счет?

— Нет, — ответил Ричард Арбенц. — Я должен попросить у вас прощения, но меня ожидают на конференции.

Лифт остановился. Двери кабины открылись, и внутрь ворвался громкий гул голосов и ароматы банкетного стола.

— Спасибо, что уделили мне так много времени, — поблагодарил Алекс, тряся широкую ладонь собеседника. — Надеюсь, мы еще встретимся.

— Я тоже, — кивнул Арбенц.

Двери лифта закрылись, отгородив Алекса от остального мира.

ГЛАВА 27

ОСТРОВ

Эвиана прикрыла глаза, чтобы уберечься от ослепляющего ледяного сияния. Далеко-далеко, где-то там, за этим огромным ледником, их ждет развязка, но Эвиану это волновало сейчас меньше всего, это было ничто по сравнению с тем, что она познала прошлой ночью. Ей хотелось кричать от радости, на сердце было легко и спокойно.

Эвиана вдруг поймала себя на мысли, что ей очень редко вспоминаются ее друзья и любовники, а если они и всплывают в памяти, то образы их размыты и неясны, как в тумане. «Может, у меня какая-то травма головы?» — подумала Эвиана.

«Нет, нет, все не так», — прошептал едва узнаваемый голос. Эвиана почти вспомнила, чей это голос. Так было не раз, но мягкий, вкрадчивый голос пропадал сразу же, как только она улавливала родные интонации.

Прошлой ночью… Все произошло прошлой ночью. Эвиана паниковала, словно Макс был ее первым мужчиной. Она искусно прятала это чувство тревоги, как прятала свой страх перед бурей или битвой; но Макс был так нежен, что в конце концов она вонзила ногти в его шею, искусала его плечи, оглушила его своими криками. А страх улетучился, превратился во что-то другое, еще не осознанное и эфемерное, как ажурная конструкция.

На горизонте появились легкие облака. Игроки с тревогой всматривались вдаль, сбившись в тесную кучку, и лишь Шарлей и Пегас стояли в сторонке и думали о чем-то своем. Шарлей выглядела после ночного отдыха так свежо, что, казалось, могла бы нести на себе еще один рюкзак. Видимо, здоровый сон, лег-. кий завтрак и свежий воздух пошли ей на пользу.

Неожиданно Шарлей подошла к Эвиане и, заговорщицки подмигнув, произнесла:

— Похоже, вы недурно провели ночь, а?

Девушка, видимо ждала подробностей, но Эвиана не ответила; она лишь крепче сжала руку Макса, который, в свою очередь, рассеянно уставился куда-то вдаль.

Снежная Лебедь достала из рюкзака накладные альпинистские подковы с острыми иглами и приладила их к своей обуви. Ее примеру последовали остальные игроки. Такие подковы помогают бороться со скольжением, и здесь, на ледяном плато, они просто незаменимы.

— Ну вот, кажется, все в порядке, — осмотрев игроков, произнесла Снежная Лебедь и обратилась к Эвиане: — Куда мы теперь пойдем?

Эвиана закрыла глаза и увидела руины какого-то города. Она указала рукой на горизонт. Снежная Лебедь понимающе взглянула на женщину, но отвела ее руку чуть в сторону.

— Духи утверждают, что нам надо идти на север, чтобы достигнуть цели.

Игроки вытянулись в колонну и молча отправились в направлении, которое указала Снежная Лебедь.

Пегас поравнялся с Максом и дружелюбно спросил:

— Неплохая у нас вчера была схватка, а?

— Да, согласен, — улыбнувшись, кивнул Макс. — Вы старались вовсю, не правда ли?

— Конечно, ведь никто не падает на лед нарочно. Наверное, мне не помешал бы хороший надувной костюм.

Улыбка Макса стала еще шире, и он с удовольствием пожал Пегасу руку.

— Спасибо за это развлечение.

Вокруг не было никаких признаков жизни: ни птиц, ни деревьев. До самого горизонта раскинулась лишь дикая горная страна. В этом странном, чужом мире время и пространство не значат ничего. Бескрайние просторы и бесконечный полярный день начисто лишают человека всякого ориентира.

Через час группа вышла на открытую равнину, над которой хозяйничали свирепые ветры.

— Вам страшно? — неожиданно спросила у Макса Эвиана.

— Конечно, — спокойно ответил Макс. — Только глупец никогда и ничего не боится.

«Ах, мой дорогой мужчина, — думала Эвиана, с нежностью глядя на Макса. — Как же ты иногда бываешь прав». И она была счастлива, потому что сейчас Макс принадлежал не только стихии, но и ей. А Мишель, спрятавшаяся под сильной личиной Эвианы, рвалась наружу и звала на самые безрассудные поступки.

* * *

Еще через час пути лед под ногами неожиданно стал вибрировать. Сначала возникло лишь легкое ощущение, непонятная тревога. Эвиане казалось, что она просто чувствует уверенную поступь игроков, а может, плеск невиданных волн под многометровой толщей льда. Но толчки постепенно усиливались. Казалось, по всей ледяной пустыне разлилась тревога; словно за много километров от этих мест шаманы бьют в гигантские бубны, и неслышимые ухом инфразвуки заставляют вибрировать все вокруг в такт ритмичным ударам.

— Прислушайтесь… — тихо сказал Робин Боулз и замедлил шаг.

Неслышные удары проникали в тело Эвианы, хватали за сердце и душу, воскрешая в ее памяти эпизоды с полярным мамонтом.

С каждым шагом группа все ближе подходила к роковой черте, где сфокусированные в одной точке инфразвуки, казалось, могли разорвать тело и душу.

— Назад! — вдруг закричал Йорнелл. — Ради Бога, сейчас же назад!

Окружающий мир, казалось, поднимался на дыбы. Трещины во льду, сначала тонкие, как волос, постепенно расширялись, далеко уходя во все стороны. Бескрайняя белая поверхность покрылась грандиозной сетью каналов.

Игроки жались друг к другу, чтобы не угодить в какую-нибудь полынью. Эвиана ухватилась за руку Макса, но в ту же секунду вздыбившийся лед понес Макса высоко наверх. Эвиана закричала и, выпустив руку своего спутника, потеряла равновесие и больно упала на спину.

На небе в бешеном ритме заплясали разноцветные всполохи. Послышался страшный треск, и, взломав многокилометровую толщу льда, из недр появилось огромное чудовище. За несколько минут монстр достиг многокилометровой высоты. Разглядеть это чудовище не позволяла туманная дымка, расползшаяся по поверхности земли.

Вскоре природа успокоилась, туман постепенно растаял, и игроки, напуганные и завороженные, в оцепенении взирали на возникшее перед ними чудо. То, что казалось чудовищем, было ничем иным, как настоящим городом, вырезанным словно бы из единой черной скалы.

Эвиана закрыла лицо руками.

— Что с вами? — обеспокоенно спросил Макс, забыв про свои ушибленные места.

Ничего не ответив, Эвиана уткнулась ему в грудь.

Вновь поднялся ветер, и многочисленные небоскребы, казалось, стали раскачиваться из стороны в сторону.

— Город с картин Эшера… — прошептал Макс.

Орсон кивнул и обратился к Кевину:

— Что это?

— Думаю, что это какая-то совершенная трехметровая голографическая бинарная декомпозиция по системе Мандельброта…

— Кевин! — прервал юношу Орсон. — Спускайтесь на землю!

Йорнелл покачал головой.

— Интересно, имеет ли все это отношение к эскимосской мифологии?

— Знаете, — обратился к игрокам Кевин, — мне все это знакомо, — юноша пристально всматривался в густой лес кристаллических небоскребов. — Но я не могу вспомнить, на что это похоже…

Так ничего и не выяснив, группа двинулась вперед. Поразившие всех небоскребы вблизи оказались не выше трехсот метров. По тесным улицам, зажатым со всех сторон, гулял сырой океанский ветер.

Первым на землю города ступил Оливер Франк. Он осторожно потыкал мостовую копьем и, обернувшись к товарищам, приглашающе кивнул.

Макс наклонился к Эвиане и прошептал:

— Все это уже было предсказано. Когда-то давно я видел старый черно-белый немой фильм. Он был выпущен еще в 1910 году. Фильм назывался «Носферату», и в этом фильме показали город будущего. Представляете, были сооружены бутафорские небоскребы, и ни одна улица, как и в этом городе, не пересекалась с другой под прямым углом. Все, как здесь, только еще хуже.

47
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru