Пользовательский поиск

Книга Проект «Барсум». Содержание - ГЛАВА 21 СУДИЛИЩЕ

Кол-во голосов: 0

— Ничего страшного, — успокоила Снежная Лебедь. — Мы уже давно идем по дну океана. Здесь царство Седны.

Словно в доказательство, откуда-то из глубины выплыла стайка небольших, почти аквариумных рыбок. Вслед за ними мимо игроков проплыл величавый гигантский осьминог.

Не успели путники осознать удивительный и сказочный факт своего пребывания в невозможной для человека среде, как впереди показалась женская фигура с размытыми контурами. Игроков охватила паника. Неужели это Пайджа? Нет, слишком большая. Женщина в высоту достигала не менее трехсот футов, а может, и больше.

Это была Седна. Царица морей, инуитская богиня, праматерь жизни стояла сгорбившись. Казалось, на ее плечи давил невыносимый груз. Поза Седны, ее опущенная голова вызвали у игроков чувство жалости и сострадания. Откуда-то из толщи вод доносился разрывающий душу плач.

Путники подошли поближе. Теперь было видно, что левая половина лица Седны была залеплена какой-то сероватой слизистой массой, непрерывно сползающей царице на плечо. Ее лицо пересекали белые прожилки, похожие на вздувшиеся вены.

— Макс! — воскликнул Орсон. — Мне кажется, что лицо Седны похоже на план города! Этот «город» простирается до самого ее затылка!

Игроки подошли еще ближе. Перед ними стоял неподвижный колосс — женщина с обрубленными пальцами и длинными черными волосами.

Неожиданно игроков подхватили восходящие струи воздуха, и вскоре мощный поток поднял их к самому лицу владычицы подводного царства. То, что со стороны казалось слизью, на самом деле было скопищем мерзких десятидюймовых существ, имевших обличье полунасекомых, полулюдей. Они находились в беспрестанном беспорядочном движении.

— Водяные жуки, — заметил Джонни Уэлш, которого восходящий поток вознес выше всех игроков.

На голове Седны из подвижной слизи торчали четыре фигурки, образующие идеальный квадрат. Макс сразу догадался, что эти человечки символизируют четыре расы: европейскую, азиатскую, африканскую и палеазиатскую, к которой относятся эскимосы и индейцы.

Вдруг фигурки, казавшиеся лишь маленькими статуэтками, громко завздыхали, а «европеец» заговорил.

— Мы… — начал он, делая между словами большие паузы. — Мы… очень… долго ждали вас… И вот… вы здесь… — человечек взглянул на своих собратьев и, подняв вверх руки, загадочно произнес: — Пусть же совершится наш суд!

ГЛАВА 21

СУДИЛИЩЕ

Фигурка, обращенная на север, имела черты типичного эскимоса. Человечек был маленьким, полным и краснокожим. Фигурка, смотрящая на восток, символизировала азиата и имела неестественно желтую кожу. К югу была обращена черная фигурка с густой курчавой шевелюрой. В человечке с белой кожей легко можно было признать европейца.

Четыре фигурки олицетворяли главные грехи человечества.

— Вы пришли уничтожить нас, — произнес «эскимос». — Но мы знали, что вы придете, и теперь будем решать вашу участь.

— Интересно, не являются ли каббалисты вашими друзьями? — выразил общую догадку Орсон Сэндс.

— Нет, — ответил человечек. — Они мечтают использовать нас в своих целях, но погрязнут в собственных же грехах.

«Эскимос» окинул колючим взглядом каждого игрока и продолжил:

— Со времен Ворона мир находится в равновесии. Ворон созидал, а Седна придавала силы. В этом им помогали шаманы, которые могли перемещаться из одного мира в другой. Но человеческие грехи, капля за каплей, высасывали из Седны все ее жизненные соки. Когда эскимосы нарушили табу и законы предков, мы, выразители грехов, обрели невиданную силу.

— Как вирусы в ослабевшем организме, — вздохнул Макс.

«Эскимос» рассмеялся:

— В 1920 году к нам, людям льдов, явился человек по имени Роберт Флагерти. Он снял фильм «Нанук с севера». Когда фильм вышел на экран, мир окончательно сошел с ума.

— Почему? — изумился Хеберт.

— Потому что чуждый нам мир белых людей стал частью того сообщества, которому помогала Седна. У каждой цивилизации есть свой бог и свои духи. Седна была могущественной, потому что покровительствовала народам, живущим в самых тяжелых условиях.

Макс, слушая «эскимоса», боковым зрением наблюдал за другими человечками. Они выглядели совершенно неподвижными и лишь иногда одобрительно кивали.

— Но почему контакты с чужеземцами не придали Седне нового могущества? — не унимался Хеберт.

— Потому что в вашей культуре нет ничего, что могло бы придать новых духовных сил инуитским народам. По правде говоря, мы, грехи человечества, благодарны вам, — «эскимос» ухмыльнулся. — Ведь именно благодаря вам мы обрели нашу истинную силу. Посмотрите: каждая букашка, которая ползает по волосам Седны, — это ваше злодеяние, ваше преступление. Эти существа дороги нам, потому что мы питаемся их выделениями. Чем больше вы совершаете злодеяний, тем сильнее мы становимся. И очень скоро мы располземся по всей вашей земле.

Ошеломленные игроки долго молчали.

— Но если мы для вас сделали так много хорошего, — наконец раздался тоненький голосок Кевина, — почему бы вам не отпустить нас? Ведь мы же можем натворить еще больше злодеяний.

— Потому что вы понадобитесь нам здесь, — ответил «африканец». — Мы, ваши грехи, хотим использовать вас против «Каббалы». Когда вы и каббалисты будете уничтожены, то мы сможем управлять всем миром. Мы — настоящий смысл жизни. Мы вызываем гниение, но мы и сами продукт гниения. Мы — следствие и причина, начало и конец, альфа и омега. Мы станем хозяевами Вселенной.

— И что же вас останавливает? — поинтересовался Орсон.

Ответил «евпропеец»:

— Вся проблема в вас. Вы должны сами, добровольно, без принуждения, пустить нас в свои сердца.

— Если вы нуждаетесь в нашей помощи, значит, вы не так могущественны, как кажетесь. Кого вы боитесь? — распалился Орсон, чем вызвал восхищение со стороны брата.

— Мы никого не боимся, — хором ответили человечки.

— Бред собачий! — взорвалась Эвиана. Все повернулись в ее сторону.

— Если вы — наше порождение, — продолжала маленькая рыжеволосая женщина, — значит, истинная сила у нас, а вы всего лишь приглашены поучаствовать в нашем танце. Наша судьба будет определена не вами, а тем, что есть в наших сердцах. Разве не так?

Теперь шокированы были человечки.

Больше всех смелая речь поразила «азиата». Уставившись на Эвиану застывшим, как у змеи, взглядом, он прошипел:

— Но ты… ты же мертва. Ты мертва…

— Да, — спокойно кивнула Эвиана.

— Тебя не должно было быть с этими… Человечки завопили, и мерзкие насекомые, человеческие грехи, стали ползать по волосам, щекам и шее Седны с утроенной скоростью, издавая зловещий шелест.

— Да, у нас так много могущества, что мы можем призвать к себе даже мертвых! — расхрабрился Орсон. — Представляю, как вам это не нравится!

— Нет! Ничего подобного! — закричал «европеец». — Вы никуда отсюда не денетесь! Мы будем вас судить! Но тот из вас, кто поможет нам в схватке с «Каббалой», будет вознагражден!

* * *

Дуайт Уэллс был доволен: в игре все складывалось очень удачно. Но эта Эвиана… «Вы всего лишь приглашены поучаствовать в нашем танце», — вспомнил Дуайт ее слова. Эта фраза уже когда-то сорвалась с губ Эвианы, правда, в другое время и при других обстоятельствах. Дуайт напряг память. Ах, да! Эта женщина много лет назад уже участвовала в «Ядерной зиме». Но так ли оправдано ее чудесное воскрешение в этот раз? Все-таки, нахмурился Дуайт, Гриффин играет в какую-то свою игру…

На компьютерном экране была видна не только сцена в царстве Седны, на нем высвечивались постоянные сведения о давлении крови и температуре тел игроков. Цифры не вызывали особого беспокойства.

Уэллс нажал на нужные кнопки, и над головой Седны появился блестящий том — сверкающая «Всемирная энциклопедия» в несколько футов высотой. Через одну-две секунды страницы книги ожили. Сначала появилась грандиозная батальная сцена битвы при Ватерлоо. На следующей странице проплыл золотистый Сатурн со своими удивительными кольцами. Его сменили ревущие динозавры, а затем появился ядерный «гриб».

38
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru