Пользовательский поиск

Книга Проект «Барсум». Содержание - ГЛАВА 5 ЛОВИ И ХРАНИ!

Кол-во голосов: 0

Победа не принесла Расулу радости: слишком много пострадало невинных людей. Он стиснул зубы: «Победу я посвящаю вам, служители Парка, сукины дети!»

Вскоре из кабины своей машины выбрался Эндрю Чала. Горю его не было предела.

«Мы убережем Марс от войны, — пообещал себе Расул. — Мы обязаны это сделать. Я поговорю с Чалой… попозже».

ГЛАВА 5

ЛОВИ И ХРАНИ!

— Начали!

Макс Сэндс сорвался с места и побежал со скоростью, на которую только был способен. Он как следует подготовился к игре: всю предыдущую неделю занимался бегом и поднятием тяжестей. Сейчас Макс чувствовал себя в отличной форме.

Всего лишь несколько минут назад Макс Стэндс вместе с другими игроками неспешно приближался к месту старта. Затем тишину коридора разрезали условный сигнал и команда распорядителя, и вся группа помчалась навстречу неизвестности.

Максу казалось, что его сердце вот-вот выпрыгнет из груди, но не из-за непомерной нагрузки. Его, как и других, насторожили слухи, что арабы включились в игру после того, как в нее попала Лунная Девушка. Неужели они намереваются?..

Следом за Максом, тяжело пыхтя, как старый паровоз, бежала Эвиана. Забавно подскакивая, а иногда и переваливаясь, словно утка, она, тем не менее, не отставала. С лица Эвиа-ны не сходила счастливая улыбка. Рядом бежала Лунная Девушка-Дьюла. В отличие от Эвианы она летела, как на ходулях, делая двухметровые кенгуриные прыжки.

Неожиданно стены коридора задрожали; где-то вдалеке, в боковом отделении, послышались выстрелы.

Наконец коридор уперся в серебристую металлическую дверь овальной формы. Над ней слабым флюоресцирующим светом мерцали расположенные в один ряд огни. По краям дверь была обрамлена резиновой прокладкой.

Первым двери достиг игрок по имени Пегас. Истекая потом, он стал толкать ее всем своим телом. Максу показалось, что молодой человек, готовясь к игре, хорошо поработал над дыханием. Пегас делал вдох через нос, а затем медленно, с шумом выдыхал воздух через рот, как заправский йог или последователь древней китайской гимнастики. Макс не мог отделаться от мысли, что молодой человек — агент Службы Безопасности Парка Грез, специально приставленный к Шарли Дьюла.

Орсон Сэндс, как ни старался, так и не смог догнать своего брата, хоть во время бега его поддерживала очень крупная, но весьма приятная блондинка но имени Трианна Ститвуд. Несмотря на детское выражение лица этой женщины, в ней чувствовалась какая-то далеко не женская сила, а ее улыбка, казалось, могла растопить арктические льды. Говорили, что эта леди занимала высокий административный пост.

Следом за Орсоном и Трианной двери достигли еще двое: Френсис Херберт и Оливер Франк. Хеберт — невысокий смуглый брюнет — бежал легко, даже несколько изящно, несмотря на свой огромный живот. Оливер Франк бежал с отсутствующим видом. Заядлый игрок, он многое уже видел в жизни, и его решительно ничем нельзя было удивить.

Наконец дверь с шумом открылась, и в лицо Максу ударил холодный воздух, словно в тоннеле разом заработали сотни кондиционеров. За дверью стояла худая и очень испуганная женщина в облегающей красной униформе.

— Скорее! — закричала женщина; ее пронзительный голос не оставлял сомнений, что нужно было действительно поторапливаться. — Гвардейцы не смогут долго сдерживать каннибалов!

Людоеды?! Макс с любопытством оглянулся. Там, далеко по коридору, два человека в формах национальной гвардии, один чернокожий и худой, а другой — дородный европеец, беспрерывно палили из своих автоматических винтовок. «Наверное, их вытеснили в главный коридор», — пронеслось в голове у Макса. Вдруг полный гвардеец упал на бок, держась за окровавленную ногу. Его лицо исказилось гримасой боли, но он, собрав последние силы, пополз к спасительной серебристой двери.

В дверной проем влетели Трианна, Орсон и Оливер Франк. Шарлей Дьюла рванулась было к раненому гвардейцу, но ее остановила железная хватка Макса Сэндса.

— Стойте!

— Но этот человек… — прошептала Шар-лен. — Ему же больно…

Ничего не ответив, Макс потащил женщину к двери. Тут же подскочил Пегас и, схватив Шарлей за другую руку, свирепо взглянул на Макса. Без сомнений, это был агент Службы Безопасности Парка.

Шарлей оглянулась назад, и из ее груди вырвался крик ужаса: вывалившаяся из-за угла толпа оборванцев схватила раненого гвардейца за ноги и уволокла его.

— Взлетайте! — закричал второй гвардеец.

Подскочившие людоеды сбили его с ног.

Однако гвардеец сумел подняться и бросился к двери.

Общими усилиями Шарлей все-таки удалось втолкнуть в дверной проем, который оказался входной дверью в самолет.

Внезапно коридор охватило разгорающееся желтое пламя. Сделанный из пластика, он полыхал как лучина, пропитанная керосином. Во многих местах обвалились перекрытия, и в отверстия ворвалась невесть откуда взявшаяся снежная вьюга.

Последним порог самолета переступил чернокожий гвардеец. С его лба градом катился пот, а на курчавых волосах, как бисер, сверкали снежинки.

Плюхнувшись в кресло, Макс приник к иллюминатору. Коридор догорал. Сгорели заживо и одетые в лохмотья людоеды.

— Пристегнуть ремни! Мы взлетаем! Немного успокоившись, Макс огляделся вокруг. У всех участников игры вид был утомленный и испуганный. Лучше всех, как показалось Максу, выглядел Джонни Уэлш. Раскрасневшийся, как и другие игроки, он, однако, отдышался раньше всех.

Макс внимательно оглядел салон самолета. Кресла располагались в два ряда, по два в каждом ряду. При посадке, несмотря на страх, быстроту и суматоху, Макс заметил, что самолет имеет двойные крылья, причем одно крыло было сплошным и крепилось поверх корпуса, параллельно нижним крыльям. Покопавшись в памяти, Макс вспомнил, что такие самолеты называются монопланами. Не было сомнений, что самолет, в котором летели игроки, является представителем древнего рода маленьких сверхзвуковиков.

В хвостовой части кресел не было; на их месте от пола до потолка, высились горы тюков, чемоданов, баулов и прочего груза. Никто из участников игры не знал, что ждет их всех впереди.

Соседом Макса оказался Оливер Франк. Через проход от них сидели Шарлей и Эвиана.

Из-за своего роста Шарлей пришлось прижать колени к груди. Эвиана попыталась было помочь подруге устроиться, но получила от нее серьезный отпор:

— Спасибо, я сама. А вообще-то мне хотелось бы знать, что происходит.

— Ничего, — улыбнулась Эвиана. — Просто конец света.

Шарлей молча вцепилась в подлокотники кресла и сжала губы.

Макс проникся к Эвиане симпатией, заметив, как она пытается помочь подруге. Его восхитило, что среди спешки, паники, крови нашлось место для теплого человеческого участия. И вообще, решил он, в Эвиане со времен «Путешествия во времени» что-то изменилось.

Самолет задрожал всем корпусом и стал выруливать от жалких остатков посадочного терминала, припорошенных мокрым снегом. Кое-где еще вился дымок.

В салон вошла стюардесса.

— Вьюга утихает. Нам крупно повезло, — после небольшой паузы стюардесса добавила: — Наш рейс — последний из аэропорта Сан-Франциско. Не знаю, что случилось с другими рейсами. Будем надеяться, что…

Голос стюардессы задрожал. Не закончив, она стала тереть глаза, красные и воспаленные после бессонной ночи.

Самолет, ревя двигателями, медленно катился по оледенелой взлетной полосе. Иллюминаторы почти полностью залепило мокрым снегом. Зло зарычав, машина на мгновение остановилась, а затем взмыла в воздух. Набрав высоту, самолет повернул направо.

Далеко внизу остались полуразрушенный мост «Золотые Ворота» и тысячи застывших автомобилей, которых ураган застал в пути в Окленд. Залив был усеян сотнями вмерзших в лед кораблей. Над великим городом стояла полупрозрачная дымка, спрятавшая от взоров пассажиров самолета заваленные снегом кварталы

Раздался характерный хлопок, означающий, что самолет перешагнул звуковой барьер. Пассажиры успокоились, а стюардесса включила крошечный микрофон.

13
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru