Пользовательский поиск

Книга Проект «Барсум». Содержание - ГЛАВА 4 ПСИХОЛОГИЯ ЗНАКОМСТВА

Кол-во голосов: 0

— Я никогда не бывал здесь прежде, — признался Эвиане один игрок. — Но я заметил, что здесь все слишком дорого.

Говоривший был черноволосым и упитанным мужчиной около пяти с половиной футов роста. Костюм военного образца с трудом вмещал его огромный живот. Судя по нашивке на нагрудном кармане, звали этого человека Ф. Хеберт.

Неожиданно к Эвиане и Хеберту подскочила дородная, но удивительно миловидная блондинка. Бирка на ее кармане сообщала, что женщину зовут Трианна. Лишний вес Трианны составлял не один десяток фунтов, но подвижность и обаяние делали ее весьма привлекательной, а синее платье, плотно облегающее фигуру, притягивало взоры многих мужчин. Было в этой блондинке и еще что-то, но что именно, Эвиана не могла понять.

— Если вы здесь никогда не бывали прежде, с чем же вы тогда сравниваете?

Вопрос Трианны застал мистера Хеберта врасплох. Он долго пыхтел, мучился, даже вспотел, пока наконец не нашелся:

— Ну… с другими парками… я думаю.

— В других парках есть такие же достопримечательности?

— Ну…

— Послушайте, — усмехнулась Трианна. — Все это стоит гораздо дороже того, что вы за это платите. Пусть даже они имели бы тысячу процентов прибыли. Ну и что? В других парках нет даже сотой части того, что имеется в Парке Грез. В конце концов, вы сами решаете, платить или не платить.

— Ну…

Мистер Хеберт, смешавшись, не договорил и быстро затерялся в толпе посетителей.

Рассеянно скользя взглядом по мелькающим перед глазами лицам, Эвиана заметила худого, даже костлявого, юношу. Это был Кевин. Именно с ним Эвиана бродила по долине динозавров и спасалась от горячей лавы в игре «Сланцевая шахта».

«Эту игру относят к серии „Жиросжигателей“, а Кевин и так похож на скелет. А все беспорядочное питание. Муки тела…» — пронеслось у Эвианы в голове.

Она обратила внимание на круглолицего, но вовсе не упитанного мужчину с живым и несколько нервным взглядом. Промелькнула мысль: смог бы он убить человека за бокал вина или сигарету?

До уха Эвианы донесся серебристый смех откуда-то из угла комнаты. Вскоре она разглядела пантомима, изображающего усталого дервиша. Это был Джонни Уэлш, один из характерных актеров театра «Кодак». Его считали блестящим комедиантом. Также ходили слухи, что он потерял выгодный телевизионный контракт из-за того, что его избыточный вес не понравился одной солидной страховой компании.

Джонни Уэлш сейчас, как обычно, заразительно смеялся. Таким Эвиана видела его сотни раз. Румяное лицо и икающая манера разговора так же, как и выдающийся профиль, были визитной карточкой актера.

Вокруг пантомима собралась толпа благодарных зрителей.

— А если они хотят, чтобы я похудел, — хохотал Уэлш в манере клоуна из средневековых бродячих цирков, — то пусть не завозят в буфет итальянские макароны!

Актер припал к полу и бросил прищуренный взгляд на зрителей, словно желая увидеть, какой эффект он произвел.

В противоположном углу вовсю трудился духовой оркестр. В центре зала на паркете кружились несколько пар, вяло следуя тактам причудливого индонезийско-латиноамериканского вальса.

Незаметно для себя Эвиана стала ногой отбивать такты мелодии. Вокруг такие милые лица. Все казалось очаровательным и упоительным…

Внезапно дыхание Эвианы сбилось, и она вдруг захотела волшебства… грез, которые приходят с теми черными пилюлями в тонкую полоску. «Нет, в этом нет смысла… Пусть прошлое уйдет в небытие. Разве оно может чему-то научить?.. Я хочу знать свое будущее. Я должна знать… Я просто обязана знать…»

* * *

В каждом углу комнаты была помещена потайная камера, не оставляющая без внимания ничего: ни привычек, ни слов, ни жестов потенциальных игроков. Вся информация аккуратно сортировалась и отправлялась для дальнейшего анализа. Специальная компьютерная программа изучала не только сказанные фразы и слова, но и тембр голоса. Каждым игроком занимался определенный аналитик, который, проведя анализ, давал предварительное заключение. Далее информация разбивалась на отдельные файлы и шла к психиатрам, терапевтам, диетологам и нейролингвистам. Собиралось целое досье, папка с завизированными листами, которое, в конце концов, попадало на один стол.

Сейчас за этим столом сидел человек и, хмуро насупив брови, рассматривал фотографии с записями женщины, которая называла себя Эвианой. На ее прямых огненно-рыжих волосах еще сохранились следы былой ухоженности. Ее полное тело когда-то было гибким, а глаза, теперь полные разочарования, раньше смотрели на мир с любопытством и удивлением. На обложке досье красовалось настоящее имя женщины — Мишель Риверс.

Сидящий за столом поднес к глазам фотографию из досье восьмилетней давности, на которой была изображена молоденькая, стройная и гораздо более симпатичная женщина. Ее имя — Мишель Старджен. У изображенных на двух фотографиях особ было мало общего, но, тем не менее, это был один и тот же человек.

Под фотографией Мишель Старджен помещалось короткое резюме психоаналитиков Парка Грез, из которого можно было понять, как мисс Старджен превратилась в мисс Риверс. Человек, читающий сейчас резюме, вел по тонким строчкам дрожащим указательным пальцем.

Восемь лет назад Мишель Старджен убила одного из актеров Парка Грез и нескольких ранила. Ее раздвоенное сознание, ее «альтер эго», называющее себя Эвианой, защищалось от нападения черных магов. В конце концов, вторая половина ее раздвоенного сознания —

Эвиана — и стала доминировать в судьбе этой пухлой низенькой женщины.

«Но как, черт возьми, — думал человек, — ей удалось ускользнуть из-под бдительного ока Службы Безопасности Парка? Неужели их ввело в заблуждение имя Риверс?»

Сидящий за столом вновь уткнулся в чтение, но вскоре опять стал размышлять: «Пришла вместе с Шарлей Дьюла. Хорошо, им не нужна сама Шарлей, им необходим ее дядюшка и его набитый кошелек. Но куда смотрела охрана, агенты, доносчики? Где были Хармони, Гриффин, Боббек? Почему мне не доложил этот хитрец Фекеш?»

Человек открыл пузырек с таблетками от желудочной боли, проглотил, не запивая водой, сразу две штуки и продолжил рассуждения: «Значит, она им нужна. Они ее используют. Но каким образом? И почему сейчас? Нет, я не засну. Что у них за игра?»

Усилием воли человек взял себя в руки. Офис был пуст и освещался только голографическим экраном.

— Успокойся, — бормотал человек сам себе. — Я это выясню. Значит, она вернулась. Это нелогично, но… Если это ловушка? Быть может, она сама ничего не знает? Просто набралась наглости?

Человек открыл досье на Эвиану и стал медленно читать, стараясь не упустить ни слова, хоть и не любил все эти многостраничные донесения и заключения.

«Он должен мне помочь, этот Фекеш. Иначе он много потеряет…»

— Ладно. Все откроется в игре.

Человек тяжело вздохнул, с шумом захлопнул папку и выключил экран.

ГЛАВА 4

ПСИХОЛОГИЯ ЗНАКОМСТВА

По воздуху плыл тонкий аромат свежезаваренного кофе. Бросив мимолетный взгляд на большую красивую вазу у дверей, Алекс стремительно влетел в свой офис. Тотчас стены на мгновение изменили свой цвет, предупреждая, что кто-то вошел в помещение. Двери сомкнулись, и привычный уличный шум остался за порогом.

Не успел Алекс плюхнуться в кресло, как включился большой настенный экран, с которого смотрело лицо Кэри Макгивон, новой ассистентки.

— Шеф, у нас проблема…

— У нас все время проблемы. Если это не тревога, то советую действовать в режиме «В»: «Решайте сами».

— Это действительно тревога.

— Вот так всегда. Хорошо. Наберите побольше воздуха и медленно, с расстановкой, сообщите, что у вас стряслось.

Кэри совсем уж буквально поняла совет шефа: она замолчала, вздохнула, убрала со лба челку и медленно начала:

— Представляете, шеф, делегаты от панафриканской и ливийской групп подрались. Не совсем, конечно, подрались, но скандал был ужасный. Говорят, что их кто-то спровоцировал.

10
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru