Пользовательский поиск

Книга После судного дня. Содержание - Глава 13

Кол-во голосов: 0

Гер заломил руки:

– Благородный Мастер… Хлотт встал во весь рост.

– Вон! – закричал он. – Вон! Пока я не разорвал вас в клочья!

Буррена снова зарычала и приготовилась к прыжку.

– Но благородный президент Совета не понимает…

Доннан подтолкнул Гера к двери.

– Не трудитесь, приятель, – сказал он. – Я знаю, вам очень не хочется, но придется сказать ему.

Доннан подошел поближе к Хлотту и заговорил:

– Я должен предупредить, что разговаривал с несколькими членами Совета. Им понравилась моя идея.

– Да. – Хлотт злобно рассмеялся. – Я слышал. Пралан, Зива, Урлант. Самые слабые и самые впечатлительные представители класса драгаров. Что это меняет?

– А вот что, мой капитан… – Губы Доннана изобразили подобие улыбки. Он начал перечислять, загибая пальцы: – Во-первых, они согласны, что при нынешнем состоянии вооружения кандемирцы имеют шанс победить. При затяжной войне империя кочевников в лучшем положении. Во-вторых, вооружившись новыми приборами, имея возможность заняться перспективными разработками, – вспомните, среди вассалов Кандемира есть индустриально развитые миры, способные организовать новое военное производство, – Кандемир может первым нанести решающий удар. Так что времени на раздумье у вас немного. В-третьих, в случае создания антикандемирского альянса без длительных проволочек мы имеем шанс опередить Кандемир и нанести удар первыми. В-четвертых, понимая значение этой проблемы, Пралан и компания не собираются больше поддерживать президента Совета, настолько бестолкового, что он не может оценить сложившуюся обстановку.

Мускулы так и перекатывались под кожей президента. Буррена прыгнула, но не достала до горла Доннана. Хлотт схватил ее за загривок и потратил немало усилий, чтобы утихомирить эту тварь. Борьба слегка охладила его пыл. Он заговорил почти спокойно:

– А, так вы интриговали за моей спиной? Вы поплатитесь за это.

– Я не мог действовать иначе, – огрызнулся Доннан. – Ведь вы повернулись ко мне спиной и не хотели выслушать.

– Пралан, Зива и Урлант! Что они могут сделать? Пусть попробуют назначить выборы! Пусть только попытаются!

– Нет, на это они не пойдут, мой капитан. Я отговорил их. Убедил, что они не продержатся и недели, выступив против президента. Однако… у них есть кое-какие козыри. В случае объединения их влияние не будет таким уж ничтожным. А если они договорятся с Вента Саэтором, который почти так же силен, как вы…

– Что?!

– Поняли, в чем дело? Трое моих сторонников поддержат Саэтора. Саэтор не придает особого значения моим проектам, но согласен поддержать нас, надеясь получить президентское кресло.

Хлотт выругался и попытался ударить Доннана, но тот уклонился от удара. Буррена бросилась вперед. Доннан не собирался драться, однако крепко обхватил и прижал к себе Хлотта. Стальные мышцы напряглись под его руками, противник пытался вырваться. Доннана швыряло из стороны в сторону, острые зубы буррены полоснули по плечу.

– Легче, мой друг, легче, – задыхаясь, произнес Доннан. Он загораживался от клыков зверя Хлоттом, как щитом. Челюсти буррены почти сомкнулись на ноге хозяина. – Давайте не будем драться, капитан. – Доннан стиснул зубы, удерживаясь от проклятий. – Если… постойте, остановите свою любимицу… Если бы я хотел уничтожить вас, разве я стал бы рассказывать вам все это?

В этот момент буррена бросилась на Гера, который попытался укрыться кушеткой.

– Ворлак! – заорал Хлотт. Животное прижало уши и угрожающе зарычало. Доннан отпустил противника и присел на кушетку, пытаясь отдышаться.

– Мой… мой капитан, вы сильны, как дьявол… – Доннан дышал чуточку тяжелее, чем требовалось. – Я бы… я бы не смог… продержаться еще минуту.

Тень улыбки смягчила яростное выражение лица Хлотта.

– За вашу наглость вы заслуживаете очень медленной смерти.

– Простите, мой капитан, – сказал Доннан. – Знаете, я не силен в ваших обычаях. В моей стране люди равны. Я не могу знать правил хорошего тона для ворлакского общества – оно так сильно отличается от нашего. – Доннан снова встал. – Я пришел не для того, чтобы угрожать, – продолжил он, чувствуя себя последним лжецом. – Попросту говоря, я хотел предупредить вас… о чувствах ваших коллег. Я бы не хотел, чтобы ваше общество лишилось такого блестящего лидера. Если вы решите эту проблему – Зива, Урлант и Пралан снова перейдут на вашу сторону. А… – Он потер пальцами лоб и подмигнул. – Если хорошо все рассчитать, уважаемый Вента останется в полном одиночестве на краю пропасти, а у вас будет возможность подтолкнуть его.

Хлотт молча обдумывал услышанное. Доннан почти видел работу мозгов в его черепе. Постепенно, мускул за мускулом, Доннан расслабился. Дело было почти выиграно.

Ловкость в политике – это еще одна область, в которой земляне сильнее многих…

Глава 13

Битва при Брандобаре

Для историка-литератора эта баллада примечательна как первое значительное произведение искусства (в отличие от документальных записей, научных трудов или переводов с планетарных языков), написанное на языке уру. Однако курсант военного училища смог бы лучше описать некоторые эпизоды, которые, будучи изложены в эпических выражениях, передают общее представление, но не подробности событий.

Описываемое сражение разыгралось недалеко от звездного скопления Брандобар – необитаемой группы звезд между Ворлаком и Майастом. С одной стороны в битве участвовали объединенные силы Ворлака, Монвенги и нескольких более мелких народов. Секретная демонстрация нового оружия, созданного на развалинах Земли, привлекла к борьбе против Кандемира несколько ранее нейтральных планет. Объединенным силам противостоял Великий флот кочевников, включающий в себя не только клановые подразделения, но и несколько вспомогательных отрядов, призванных с подвластных Кандемирской империи планет. Этот флот в численном отношении намного превосходил союзные силы.

Путь войны избрали три короля
(Горек, пронзителен, звезд свет);
Таркамата, властителя Кандемира,
Победить они дали обет.
Тот гордец, что имел в Ворлаке власть
(В шторма вое печаль слышна),
Сохранив лишь имя, себя командиру
Буйных бродяг отдал.
Второй – бескрылою птицей был.
(В звоне трубы – презренье богов!)
Когда изгнанники объединились,
Явился к Ворлаку он.
Но первым – король без имени был
(Рожденье времен – словно боли крик);
Капитан одинокого корабля
Ускользнул с убитой Земли.
Жестоко и тайно убита Земля
(Горек, пронзителен звезд свет);
А стражи трупа планеты – в плену,
На Кандемире, на много лет.
Но земляне бежали – в поисках мести
(В шторма вое печаль слышна)
За пепел и прах, за надежд крушенье,
За то, что мертва она.
И Ворлак надменный им говорил
(В звоне трубы – презренье богов!):
«Кандемир подбирается к нашим пределам;
Прилив остановит кто?»
А мудрый Монвенги изрек свое
(Рожденье времен – словно боли крик):
«Дайте оружье, и мы вам поможем,
Люди с мертвой Земли».
Капитан, бродяг предводитель, сказал
(Горек, пронзителен звезд свет):
«Пространство. Сила и Страх покорны
Воле земной навек».
Таркамат, Кандемира властитель злой
(В шторма вое печаль слышна),
Расхохотался: «Они разлетятся,
Как под ветром сухая листва».
Корабли свои собрал Таркамат
(В звоне трубы – презренье богов!) —
Будто множество стрел набил в колчан
Спесивейший из стрелков.
Из тайных берлог, мимо факелов звезд
(Рожденье времен – словно боли крик),
Чтоб бездомных землян-бродяг проглотить,
Кочевников рой проник.
И возле скопления юных солнц
(Горек, пронзителен звезд свет) —
Все знают, зовется оно Брандобар —
Врага появился след.
И три корабля увидали тогда
(В шторма вое печаль слышна),
Что сил у них меньше ровно в два раза,
Что стрел у них – половина.
«Назад, кочевники! Лучше уйдите!
(В звоне трубы – презренье богов!)
Иначе – один звенящий удар,
И ваши миры – наш улов!
Не уснул ли ты, предводитель бродяг?
(Рожденье времен – словно боли крик)
Ведь близко Землю убивший враг,
Он рядом с нами возник!»
26
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru