Пользовательский поиск

Книга После судного дня. Содержание - Глава 5

Кол-во голосов: 0

– Несомненно, это кандемирские ракеты, – произнесла она. – Но одна вещь меня озадачила. Эти символы, написанные на переборке пилотируемого компьютера… – Пытаясь отвлечься от портретов, она взяла лист бумаги. – Вот, позвольте мне воспроизвести линии. Я не буду точно копировать их. Вам было слишком трудно распознать незнакомые знаки… Я подставлю буквы нашего алфавита. Здесь во многих строчках стоят волнистые линии, но я попробую написать в столбик… Вот, смотрите. – И она быстро начала писать.

Закончив, капитан отложила ручку.

– Вот! Можете что-нибудь сказать об этом?

– Нет, – ответила Александра. – Но ведь это кандемирские цифры.

– Да. Я заменила их буквами от «а» до «л». Другие символы – буквами от «м» до «р». Я не знаю, что это за знаки, какой-то язык или что-то еще… Но вы можете заметить, что они повсюду отделены от кандемирских чисел.

– Я думаю, – заметила Сигрид, – это переводная таблица.

– Это очевидно, я бы сказала, – согласилась капитан. – Но перевода с какого языка? И на какой? – Она помедлила. – И кто это писал?

Александра ударила кулаком по колену:

– Давайте не будем играть в загадки, мадам. Кандемирские захватчики подчинили себе много разноязычных народов с дюжины или более планет. Это, должно быть, заметки какого-то инопланетного рабочего.

– Может быть, – поправила Эдит Пуссен. – Мы не знаем. И давайте не торопиться с выводами. Тем более что мы два года отсутствовали.

Два года, подумала Сигрид. Два волшебных года. Не ради славы, новых солнц, новых знаний, приобретенных, пока «Европа» облетала спиральную туманность Катерины, – хотя все это тоже много стоило. Но еще и ради того, чтобы доказать скептикам возможность международного сотрудничества, убедить их в том, что объединившиеся народы могут исследовать космос, а женщины способны решать сложные задачи.

Эти годы теперь наполняли горечью рот. Сигрид выпрямилась и спросила:

– Что планирует мадам?

Капитан некоторое время молча потягивала вино.

– Я обсуждала этот вопрос с наиболее здравомыслящими офицерами, – произнесла она наконец. – Готова выслушать и ваши предложения.

– Разрешите мне предложить переход… на Монвенги или к одной из их колоний, – сказала Александра. – Там мы сможем выяснить, что же все-таки произошло. И они нам помогут.

Гертруда вздрогнула.

– Если нам не перережут глотки, – сказала она. – Вы уверены, что не они провели эту операцию? Да-да, коммерсанты и учителя, те, что жили на Земле, были вежливы и обходительны, да. Но они не люди!

– В любом случае, – уныло заговорила Эдит Пуссен, – ни одна планета не действует как единое целое. Обычные, добрейшие обыватели могут иметь лидера-дьявола. – Она хмуро посмотрела на вино в бокале. – Я бы хотела, чтобы мы последовали примеру американцев или британцев и взяли с собой представителя с другой планеты, даже если это ограничит нас в выборе маршрута путешествия. Тогда мы могли бы рассчитывать на большее понимание. Нет, я чувствую, что слишком рискованно искать тех, кто как-то заинтересован в гибели Земли.

– Чем мы рискуем? – проворчала Александра. Сигрид подняла голову:

– С Земли стартовали и другие корабли. Они должны быть где-то поблизости.

– Если ракеты не уничтожили их, – сказала Гертруда. Она схватила бокал и сделала большой глоток.

– Всеевропейская экспедиция еще не могла вернуться, – заявила Сигрид. – Они планировали по крайней мере три года провести в Магеллановых облаках. Никто не знает, куда отправились русские и китайцы. А китайский экипаж включал и мужчин, и женщин. И русские могли скомплектовать женскую команду и отправить ее в космос… Может быть, другие страны тоже снарядили свои корабли? Об этом много говорили. Кое-кто собирался купить корабль, как только найдутся средства. – Сигрид стиснула зубы. – Мы обязательно встретим кого-то из них.

– Но как? – Капитан Пуссен вздернула брови. – Трудности… Ладно, это я уже обсудила с первым и вторым помощниками. Межпланетной радиосвязи нет. Если мы выйдем за пределы этого региона – у нас возникнут трудности с межгалактической связью. Могут ли два, или три, или дюжина кораблей случайно натолкнуться друг на друга во Вселенной, прежде чем мы умрем от старости?

Сигрид уставилась в пол, скрестив длинные ноги и ощущая приятное тепло от выпитого вина. Должен быть ответ, отчаянно твердила она себе. Ее отец, проницательный и мягкий коммерсант, разбогатевший своим трудом, учил ее, что для мужчины нет ничего невозможного – надо лишь очень хотеть чего-то добиться. И для женщины, добавил он с громким смехом, которого она никогда уже не услышит. Когда женщина намеревается справиться с непреодолимым препятствием, лучше поскорее убраться с ее пути.

– Мы не должны прятаться на какой-нибудь пустой планете, где нас никто не найдет, – заявила Александра. – Мы должны идти к цивилизации. Наши знания будут полезны, мы сможем заработать себе на жизнь.

Сигрид кивнула, вспоминая города и корабли, где могли пригодиться люди. Не потому, что люди обладали исключительными способностями, а потому, что у них были собственные знания. Рептилия с голубым лицом отдала свое энергетическое ружье за один из рисунков Сигрид; и еще Сигрид покорила шестирукого мастера верфи, объяснив ему одно из усовершенствований, которое британский инженер добавил к пульту управления монвенги. А ведь они едва понимали друг друга. Да и стоянки «Европы» на разных планетах были слишком короткими. Несомненно, сто высокообразованных земных женщин будут цениться высоко, куда бы они ни попали.

– Тогда давайте направимся к ближайшей группе цивилизованных планет, – нетерпеливо сказала Гертруда. – Это безопасно. Ни у кого не будет повода… вредить нам. Мы придем как обычные странники.

– Согласна, – сказала капитан. – Ты читаешь мои мысли. Однако проблема остается: если мы улетим слишком далеко, то как сможем известить оставшихся в живых людей о нашем местонахождении? О нашем существовании хотя бы?

Сигрид почудилось, что она слышит смех своего отца. Она вскочила. Ее бокал покатился и упал на пол. Никто этого не заметил.

– У меня идея, мадам!

Глава 5

В этом мире человек должен быть либо наковальней, либо молотом.

Лонгфелло

Зал был отделан потемневшим деревом, на концах балок красовались резные головы морских чудовищ с широко разинутыми пастями. Искусно гравированные экраны прошлой эры скорее усиливали, а не приглушали грубую силу, олицетворяемую этим залом. Светящиеся шары отражались в полированных чашах, щитах, коронах, оружии, захваченных на дюжине планет, и в настенных бронзовых тарелках с эмблемами полководцев Ворлака. В одном конце зала в камине гудело пламя. В противоположном углу, в тени, стояла статуя Покровителя.

Это символично, отметил про себя Доннан. Всепланетная империя, отсчитавшая восемь тысячелетий, рухнула два века назад, когда первые пришельцы из космоса посетили Ворлак. Она стала призраком, сохраняющим свои призрачные ритуалы в Верхнем дворце Аальстаха. Реальной властью обладал класс драгаров, хозяев военных кораблей и воинов, вспыльчивых, жадных и безрассудно смелых – именно они сидели сейчас на возвышении вдоль стен зала и поверх золотых кубков рассматривали человека.

Хлотт Люэрс, драгар Толбека, наклонился вперед. Деревянные змеи, обвивавшие кресло, отбрасывали тени на украшенную драгоценными камнями многоцветную одежду, но его одутловатое, заросшее шерстью лицо было ярко освещено.

– Эй, – сказал он, – как нам известно. Земля была разрушена меньше нашего года назад. Остальные обстоятельства – тайна для нас.

От звука его голоса, казалось, заколебались боевые знамена, свисавшие с едва видных стропил. Через открытые двери доносились шум прибоя и пронзительные крики ночных птиц; морской ящер поднялся из глубины и ревел за рифом. В воздухе витали неземные ароматы.

Доннан, немало зная об этом народе, тщательно подбирал слова для ответа. Если бы он случайно оскорбил кого-то, его бы убили сразу за порогом священного зала Совета, а находящийся на орбите «Франклин» был бы разнесен в клочья. Но подозрение в уничтожении целой планеты, похоже, ничуть не трогало драгара.

10
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru