Пользовательский поиск

Книга Похититель разума. Содержание - ГЛАВА ШЕСТНАДЦАТАЯ

Кол-во голосов: 0

ГЛАВА ШЕСТНАДЦАТАЯ

Связи распались..

Уильям Батлер Йитс. Второе Пришествие

Дайен, не веря собственным глазам, смотрел на дымящуюся дыру, прожженную на левом боку его камзола. Накопитель разлетелся. Лазерный луч попал в него. Дайен ошеломленно перевел взгляд от разбитого накопителя к пистолету в руке и на дыру, прожженную в стене слева от Командующего. Черная полоска копоти на боку шлема Сагана показывала, насколько близко от него прошел смертоносный тонкий луч... и как далеко.

– Что случилось? – ошеломленно спросил Дайен. Потом его затрясло.

Саган понял, что парень сам должен найти ответ на свой вопрос.

– Абдиэль, – сказал Командующий, поднимаясь с колен.

Протянув руку, он забрал пистолет из безжизненной руки юноши и с интересом его осмотрел.

– Оружие Иуды. Давненько я такого не видел. Он стреляет в двух направлениях, вперед и назад, предавая своего хозяина.

– Вы... Вы знали! – выпалил Дайен, стуча зубами. Теперь он ощутил боль в обожженном боку. От вони собственного паленого мяса его затошнило.

– Не знал, но подозревал. Особы Королевской крови иногда пользовались такими, чтобы убивать друг друга.

– Почему вы мне не сказали?

Дайен приложил руку к ране, тщетно пытаясь остановить кровь. Металл накопителя вошел в его тело, а разлетевшийся кристалл утыкал кожу мелкими острыми осколками.

– А разве вы мне поверили бы? Вам надо было самому в этом убедиться.

– Вы рисковали своей жизнью – и моей, – чтобы я мог сам увидеть, каким глупцом был! – с горечью сказал Дайен.

– Особого риска не было, – сухо заметил Саган.

– Почему? – вспыхнул Дайен. – Потому что считали, что у меня духу не хватит?

– Проще будет предположить, мой сеньор, что Бог отвел вашу руку, не то мы оба уже были бы покойниками.

– Это не Бог отвел мою руку! – сквозь зубы проговорил Дайен, борясь с накатывающей тошнотой. Тело у него дрожало, но не от боли, а от переполнявших его эмоций. – Это я отвел свою руку! Я нарочно промахнулся! Я оставил вам жизнь!

– Неужели, мой сеньор? А зачем?

Дайен выпрямился, поднял голову, заставив себя держаться прямо.

– Потому что я могу вас использовать. Потому что я собираюсь вас использовать. Потому что мертвым вы мне не нужны!

Саган молча разглядывал юношу. Потом его губы раздвинулись в редкой сумрачной улыбке.

– Мне начинает казаться, что я недооценил вас, Ваше величество. Вы еще можете стать королем!

Он протянул пистолет Дайену.

– Но до трона вам еще далеко. Когда вы в следующий раз будете использовать что-нибудь подобное, не забудьте проверить покрытие казенной части. Здесь должен быть толстый защитный слой металла. Если покрытие отслаивается при нажатии пальцем... вот так, – он показал, и на пол посыпались куски белой краски, – тогда вы почувствуете при стрельбе немножко больше тепла, чем надо.

Дайен молча взял пистолет, швырнул на пол и раздавил башмаком.

– Какой дурак! – сказал он себе со слезами на глазах. – Какой дурак!

– Сильно болит? – спросил Саган.

– Нет, – соврал Дайен, быстро и стыдливо смахнув слезы. Лицо его побелело, кожа была холодной и липкой. Дыхание стало неровным, прерывистым.

– Хорошо. А если бы болело, – продолжал Командующий с легкой полуулыбкой, – я бы посоветовал использовать душевные силы, чему вас научил Абдиэль, чтобы остановить боль. Мне нужна ваша помощь...

– Мейгри! – вспомнил Дайен. – Вы сказали, что она в опасности! Что...

– Не знаю, – сказал Саган, направляясь к выходу. – Вы вынудили меня сосредоточиться на вас. А теперь я ее не чувствую, не могу вступить с ней в контакт. Я...

Распахнув дверь, он чуть не сбил человека, пытавшегося войти.

– Маркус!

Телохранитель покачнулся, начал падать. Саган подхватил его.

– Что случилось, Маркус? В чем дело?

Центурион крепко вцепился в Командующего, чтобы не упасть. Саган, поддерживая слабеющего солдата, ощутил что-то влажное на руке и увидел, как из правой ладони солдата стекает красная струйка. Он повернул ладонь Маркуса к свету. Из пяти свежих ранок сочилась кровь.

Командующий все понял.

«Помоги нам, Господи, – молча помолился он. – Помоги ей, Господи!»

* * *

Лорд приор Ордена Черной Молнии легко и быстро вел свою пленницу по многолюдному дому адонианца. Никто их не видел, хотя они проходили так близко от многих людей, что алые одежды старика касались их. Абдиэля могли увидеть лишь тогда, когда он хотел этого.

Именно поэтому ловцы душ назвали свой орден Орденом Черной Молнии. Молния, невидимая, неслышная, всесокрушающая, проносящаяся от разума к разуму. Черная молния ударила Мейгри, поразила ее, оставив, по-видимому, в ее разуме один лишь пепел. Она безропотно шла с Абдиэлем туда, куда он ее вел.

Ловца душ удивила ее покорность, хотя время от времени он напускал на нее страхи, изъятые из глубин ее же сознания. Она реагировала именно так, как, на его взгляд, и должна была реагировать. И это возбудило в нем подозрения. Абдиэль ей не верил. Он знал, что в ней осталась частица, неподвластная ему. Ее тупому повиновению он предпочел бы борьбу, хоть слабое сопротивление, которое подавил бы болью, которую умел причинять.

Усевшись в вагончик, направившийся к воротам поместья, Абдиэль разглядел свою жертву. Они больше не были связаны: он вынул иглы. Он находился глубоко в ее душе, его яд работал. Ее лицо, ярко освещенное светом салона, оставалось неподвижным, бесстрастным. Серые глаза выражением напоминали глаза его мертвых разумом послушников.

Но она не такая, сказал себе Абдиэль, недоверчиво глядя на нее. Она отступила. Где-то спряталась. Или, может быть... Он откинулся на сиденье, подумал. Наверное, нет. Наверное, свет Стражей угас. Наверное, в душе она так же потемнела, как ее звездный камень. Посмотрим.

– Дорогая, – вслух сказал Абдиэль. – Мне нужна Звезда Стражей. Подай мне ее.

На ее лице не отразились никакие чувства, но правая рука задрожала.

Похититель разума знал, как и где причинить ей боль. Подавшись вперед, он всадил мысленный нож в ее подсознание, увидел, как расширяются ее глаза, как учащается дыхание в ответ на страх, который видела только она. Она поднесла правую руку к груди, куда, как видел Абдиэль, она спрятала звездный камень, сняв его с тела адонианца. Рука задрожала, застыла и вдруг упала к ней на колени. Глаза у нее закрылись; пот струился по лицу.

Нет, она еще не умерла, понял похититель разума, испытывая почти облегчение. Но близка к этому. Еще несколько уколов и ударов, и она отдаст камень, без колебаний отдаст свою жизнь.

Вагончик привез их к воротам. Абдиэль столкнулся с неожиданной сложностью. Микаэль погиб. Некому было управлять вертолетом, а сам он этого не умел. Но у проблемы нашлось неожиданное решение. Абдиэль заметил, как вокруг поместья адонианца сосредоточивается целая армия солдат из Форт-Ласкара.

– Как предусмотрительно, Саган, – пробормотал Абдиэль, без промедления отыскав пилота.

На базу они прилетели без происшествий. Ловец душ отпустил пилота, который, придя в себя, не мог понять, где он и как сюда попал. Вместе с пленницей Абдиэль проскользнул через цепь гвардейцев, окруживших космоплан. Охранники не заметили ничего, как не замечали ветер или темноту долгой ночью.

Абдиэль дрожал и от холода, хоть ласкарские ночи отличались теплом, и от волнения. Он направил Мейгри вверх по трапу к люку, а сам, путаясь в одеждах, последовал за ней довольно медленно, поскольку его слабое тело не привыкло к нагрузкам, которые он испытал за сегодняшний вечер. Он приказал ей остановиться и помочь ему.

Она подождала и помогла ему забраться в космоплан с осторожностью и уважительностью дочери, помогающей любимому отцу.

– Спасибо, дорогая, – сказал Абдиэль, всаживая иглы в протянутую ладонь, просто для верности, чтобы все прошло, как он задумал.

100
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru