Пользовательский поиск

Книга Похититель разума. Содержание - ГЛАВА ДЕВЯТАЯ

Кол-во голосов: 0

ГЛАВА ДЕВЯТАЯ

Поднявшись к головокружительным высотам власти,король

пребывает в гордом величии – но пусть он остерегается падения!

Карл Орф. Кармина Бурана.

Король-варвар Медведь Олефски, голова, плечи и волосатый торс которого возвышались над толпой, оторвался от стола с закусками, чтобы лицезреть появление Мейгри и Сагана. Глаза Медведя сверкнули; из широкой груди вырвался раскатистый смешок. Повернувшись к двум своим сыновьям, каждый из которых был еще выше и шире, чем отец, Медведь ткнул одного из них пальцем в ребра.

– Старик Саган появился, ребята, – произнес он шепотом, слышным, наверное, доброй половине собравшихся. – И леди Мейгри! Клянусь своими потрохами, не чаял увидеть ее живой! Я рад, что мы сюда пришли, – добавил он, вообще-то не жаловавший подобные сборища, где ему не разрешалось тискать дам и приходилось пить слабенькое вино из хрупких хрустальных бокалов, которые, как ему всегда казалось, в любой момент могут лопнуть в его огромной руке. – Пожалуй, здесь будет повеселее, чем я ожидал!

* * *

В отличие от гостя-варвара, Снага Оме являл собой утонченное зрелище: на нем было парадное одеяние из ослепительно белого атласа с белыми бархатными отворотами, отороченный горностаем плащ и белые башмаки из змеиной кожи. Он стоял один, приветствуя прибывающих гостей. Это было его торжество, и он не собирался ни с кем делиться своей радостью.

Командующий, спускаясь по лестнице, осматривал собравшихся, постоянно натыкаясь взглядом на неподвижно стоявшего адонианца. Попытавшись мысленно сосредоточиться на Снаге Оме, Саган обнаружил, что это не так уж легко, поскольку нахлынувшие ощущения и эмоции мешали этому. Саган знал: он под неослабным вниманием Бога. В этом для него не было ничего нового; Саган испытал на себе внимание Бога еще с того времени, когда смог постичь существование Силы и Воли, превосходящих его собственные. Но до сих пор он еще не испытывал ощущения того, что Бог смотрит на него так пристально и строго, что это выбивало из колеи, лишало уверенности, словно Бог ожидал, что он должен что-то сделать, но Саган никак не мог понять, что именно.

Мейгри вдруг крепко сжала его руку, неожиданно вернув к происходящему вокруг. Саган заметил, что Снага Оме – единственный из присутствующих – не стал из-за появления Командующего прерывать разговор с самым могущественным в данный момент в галактике человеком. Снага Оме болтал и смеялся, поглядывая на лестницу и благоговейно застывшую толпу, но намеренно показывал свое безразличие.

Наконец адонианец повернулся, чтобы приветствовать появившегося Командующего и его даму, и теперь Саган понял, на что Мейгри так отреагировала. На груди Снаги Оме на серебряной цепи висела Звезда Стражей.

Саган быстро перехватил ее руку, метнувшуюся к мечу.

– Нет, миледи, – поизнес он, стальной хваткой сжав ее запястье.

– Я убью его! – выдохнула она, не оставляя сомнений в истинности своих намерений. – Отпусти...

– Мейгри! Остановись! Подумай! Не здесь и не сейчас! Он с трудом отвел ее руку от рукояти меча. Мейгри рывком освободилась, и он напрягся, но она внешне успокоилась, и лишь участившееся дыхание да потемневшие глаза, смотревшие на адонианца, выдавали ее состояние.

Снага Оме наблюдал за ними, заметил их борьбу и понимающе улыбнулся. Стоявший рядом Боск подался вперед, сунув руку под складки парадной одежды. Гостям не было позволено появляться с оружием, но на хозяев это ограничение явно не распространялось.

– Приветствую, дорогой Саган, – с томным поклоном произнес Снага Оме. – Рад видеть.

– Приветствую, Оме, – ответил Саган без поклона. – Скажи своему подручному, пусть вынет руку, не то он ее сейчас лишится.

– Боск, милый, не будь неучтивым, – сказал Снага Оме, сверкнув безукоризненными зубами.

Боск вынул руку из складок одежды и повернул ее ладонью вверх, показывая, что в ней ничего нет.

– Миледи, рад вас видеть, – снова поклонился Оме. – Во время нашей предыдущей встречи вы сыграли со мной отличную игру. Я получил большое удовольствие, хотя никогда не прощу себе, что не смог узнать ваше подлинное имя. А, вы заметили камень.

Адонианец небрежно взялся за цепь, поигрывая звездным камнем.

Но Саган отметил, что адонианец не смотрит прямо на камень. Командующий поймал себя на том, что и он не может на него смотреть, не испытывая тягостного, липучего страха.

– Примечательное видоизменение, – продолжал Оме. – Мой ювелир изучил камень и не смог объяснить, как это произошло. Как ни печально, процесс, похоже, необратим. Теперь он не имеет никакой ценности, разве что в качестве курьеза.

– Тогда отдай его мне, – холодно сказала Мейгри, побледнев.

Разговор велся вполголоса, чтобы никто не слышал. Большинство из присутствующих, кое-кто из которых с жадным любопытством наблюдал за небольшой перепалкой у подножия лестницы, не дождавшись ничего интересного, разочарованно вернулись к еде, танцам и разговорам. Некоторые, впрочем, продолжали следить за беседой Командующего, а кто-то даже подошел поближе в надежде привлечь его внимание.

Саган видел их, как и все происходящее вокруг. Он знал, кто это, чего они хотят. И он был готов встретиться с ними. Но не сейчас.

– Отдать звездный камень?

Снагу Оме, казалось, поначалу это немало забавляло, но потом он принял оскорбленный вид и сказал, нахмурившись:

– А у меня, надо полагать, не останется ничего.

– Морщины, дорогой, следи за морщинами, – вмешался Боск, успокаивающе положив ладонь на руку Оме.

– Я дам тебе ранее оговоренную цену, – заявил Командующий, – хоть и не обязан этого делать. Ты первым нарушил договоренность с миледи, когда организовал нападение и попытался вернуть себе... вышеупомянутое имущество. И не надо рассказывать мне байки насчет бродячих наркоманов. Там был мой человек. Он все видел и узнал твоих людей. Отдай даме звездный камень, Оме, и я сегодня же переведу условленную сумму на твой счет.

– С тех пор, Саган, цена выросла, – возразил Оме, снова придав лицу безмятежное выражение и взглянув в одно из тысяч зеркал, украшавших стены зала, чтобы убедиться, не нанесен ли его коже непоправимый ущерб. – Вдвое, не меньше. Твоя дама причинила мне значительные душевные муки...

– ... и нашелся еще один покупатель, не правда ли? – перебил его Саган, говоривший с ледяным, пугающим спокойствием. – Ты посмел предложить то, что я задумал и разработал, кому-то другому...

– Лишь потому, что решил, что вряд ли получу свои деньги, – отпарировал Оме. – Но не будем о делах. Здесь все должны веселиться!

Изобразив очаровательную улыбку, адонианец собрался уходить.

– С вашего разрешения уделю внимание и другим гостям.

– Он проклят, Оме, – бросил Саган.

Хоть он и говорил тихо, гости, находившиеся поблизости, расслышали его слова и умолкли, чтобы ничего не пропустить.

Адонианец остановился, бросил взгляд назад.

– Что ты сказал, Саган?

– Звездный камень проклят, Снага Оме. Как если бы ты взял его с мертвого тела, – объяснил Командующий. – Он несет смерть тому, кто его украл, ужасную смерть.

Окружающие не совсем поняли, о чем речь, но суровый вид Сагана и его мрачный тон не могли на них не подействовать. Веселье утихло; казалось, сумрак опустился на толпу.

Снага Оме ослепительно улыбнулся.

– Детская дальше по коридору. Третья дверь налево. Иди, Саган, пугай детей.

Адонианец, смеясь, пошел прочь. Толпа, решив, что это была изощренная шутка, тоже рассмеялась. Забегали официанты, разнося шампанское.

– Ты прав, – сказала Мейгри. – Он проклят, как и я. Что я наделала!

Она покачала головой и вздохнула. Серебристый блеск ее доспехов словно потускнел, как будто туча набежала на луну.

88
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru