Пользовательский поиск

Книга Похититель разума. Содержание - ГЛАВА ШЕСТАЯ

Кол-во голосов: 0

– После смерти? Да это просто сме... – начала было Мейгри, но тут же прикусила язык, вспомнив, как ей являлся призрак ее брата. Но она не могла поверить, что Саган настолько боится призраков. Нет, игра сложнее, чем ей кажется. База находится в полной боевой готовности, солдаты и вооружение явно подготавливаются для штурма. Но ведь он должен знать, что не сможет взять крепость адонианца! Что он задумал? Попытавшись проникнуть в его мысли, она обнаружила, что его разум закрыт для нее.

Да, она будет настаивать на участии в этой игре. Она задумала несколько неожиданных ходов со своей стороны.

– Что мы сделаем с Абдиэлем? – спросила она.

– Что сможем.

– А если он сбежит и прихватит с собой Дайена...

– Он не сбежит, миледи, – ровно ответил Саган. – Меры приняты.

– Конечно, это вездесущий Спарафучиле. Он силен, но Абдиэль сильнее.

– Спарафучиле знает пределы своих возможностей. И я их знаю.

– Короче говоря, милорд, на сегодняшний вечер у нас нет определенного плана.

– Напротив, миледи, мой план тщательно разработан и закончен.

– И вы мне о нем не скажете?

– С каких это пор командир должен объяснять подчиненным замысел боя? – с горькой иронией откликнулся Саган. – Вам отданы распоряжения, майор.

– Да, я получила распоряжения, – согласилась Мейгри. – Но прошу простить, если я не слишком стану вам доверять, командор.

– Простить, миледи? Нет, не прощу! Однажды вы уже предали меня...

Резко развернувшись, Мейгри направилась к двери.

– Стоит вам выйти, миледи, и вы потеряете все! В том числе и вашего бесценного короля!

У нее напряглась спина, она остановилась, но не повернулась к нему, не стала на него смотреть.

– Что я должна делать, милорд?

– Если вы настаиваете на том, чтобы пойти сегодня со мной, принесите клятву.

– Что будет на руку вам.

– Возможно. А может, и нет. Естественно, миледи, вы рискуете, но должны принять риск.

Переборов гнев, Мейгри спокойно обдумала, что ей делать. Она вспомнила слова клятвы. Да, это ей поможет, особенно если она окажется в опасности. Если же нет, если все пройдет гладко и она вернет себе камень и Дайена, клятва оставит ей пространство для маневра.

– Хорошо, милорд.

Она намеревалась говорить спокойно, но вдруг у нее появилось пугающее ощущение того, что массивная переборка челнока падает от нее, что весь мир удаляется от нее, что она съеживается и уменьшается в размерах, становится какой-то маленькой и незаметной, и, несмотря на это, она чувствует, что становится даже еще меньше от присутствия Существа, устрашающего сверхъестественным величием.

Она упала на колени, не зная, из-за чего именно: то ли из благоговения, то ли потому, что силы оставили ее. Командующий преклонил колени рядом. Он сделал это более естественно, привычно. Но ей показалось, что он тоже действовал по принуждению. Посмотрев в его лицо, Мейгри увидела Присутствие, увидела его гнев, его борьбу с этим гневом.

Она подумала, испытывая благоговейный страх, что Бог все-таки не оставил их. «Если мы сейчас произнесем эти слова, Он примет нашу клятву и свяжет нас адамантовыми узами, закаленными огнем небес и преисподней.

Выбор. Да, выбор у нас есть. Мы можем подняться с колен и уйти, и молния не убьет нас, и небеса не разверзнутся. А огонь наших душ – этот чахлый, маленький огонек, который, однако, в глазах Создателя светит так же ярко, как звезда, – замигает и погаснет.

Двое должны пройти тропами тьмы, чтобы достичь света. Так гласило пророчество, произнесенное в годы нашей юности.

Насколько же глупа я была, думая, что мы уже прошли этими тропами! Насколько глупа я была, когда роптала на Бога за такие ужасные, трагические ошибки. Может, это и не было ошибкой. Не Бог оставил нас. Мы отвернулись от Бога. А теперь он дает нам еще один шанс».

– Поднимите правую руку, миледи, – раздался непокорный и гневный голос Сагана,

Мейгри его понимала и могла ему посочувствовать. Ей был предложен выбор. Он же, сделавший свой выбор много лет назад, был наказан за это и получил напоминание о своем долге. Мейгри подняла правую руку ладонью вперед.

Саган тоже поднял руку вперед ладонью, на которой отчетливо виднелись пять отметок меча крови.

– Мейгри Морианна, жизнь твоя дороже для меня моей собственной жизни. Честь твоя дороже для меня моей собственной чести. В этом клянусь я перед лицом Господа Всемогущего.

Он придвинул ладонь поближе к ее руке. Мейгри произнесла клятву, и каждое слово оставляло огненный след на ее сердце.

– Дерек Саган, жизнь твоя дороже для меня моей собственной жизни. Честь твоя дороже для меня моей собственной чести. В этом клянусь я перед лицом Господа Всемогущего.

Она придвинула к нему свою руку, и их ладони соприкоснулись, шрамы прижались. Его пальцы сжали ее пальцы с такой силой, словно он отчаянно истосковался по теплоте и человеческому прикосновению. Она тоже жадно стиснула его руку, и они оставались на коленях, крепко держась за руки, пока Присутствие не покинуло их и они сами не поняли вновь, что остались одни.

Они смотрели друг другу в глаза, чувствуя, как похолодели у них пальцы. Отпустив руки друг друга, они знали, что на самом деле не отпускают их, знали, что теперь не смогут не держаться друг за друга.

– Ну и куда это ушло от нас, милорд? – спросила она, стараясь, чтобы голос не дрожал.

– Не имею понятия, миледи, – мрачно ответил он. Встав с колен, он подошел к двери в свою спальню и ударил по кнопкам.

– Встретимся здесь через час! – бросил он, приостановившись, перед тем как войти, и обернувшись к Мейгри. – Так ты наденешь эти чертовы доспехи?

– Конечно, милорд.

– Почему?

– Вы презирали бы меня, если бы я этого не сделала, милорд, – с легкой улыбкой ответила Мейгри.

Саган окинул ее злым взглядом.

– А мне остается лишь презирать себя за то, что мне предначертано свершить! Я распоряжусь, чтобы это все отнесли в ваши апартаменты.

Дверь за ним закрылась. Мейгри со вздохом поднялась, чувствуя слабость и дрожь в коленях. Проходя мимо доспехов, она взяла шлем и, погладив плюмаж из перьев, забрала шлем с собой.

ГЛАВА ШЕСТАЯ

...две разных судьбы влекут меня по дороге смерти

Если я останусь здесь и буду сражаться...

мне не вернуться домой, но слава моя никогда не умрет..

Гомер. Илиада.

Лорд Саган предпочел бы провести этот последний до отъезда час наедине с Богом и попытаться у него узнать, что, черт возьми, происходит. Но у Командующего не было времени на разговоры. Ему надо было еще раз просмотреть план вместе с Гауптом, заверить бригадного генерала в успехе и вернуть старику покидающее его мужество. Гаупт был хорошим солдатом, но хороший изменник из него получался с трудом.

Все это почти полностью заняло остававшийся у Сагана час, а когда они закончили, к его удовлетворению, он начал надевать парадные доспехи, изготовленные из золота и адаманта. Парадные, но вполне пригодные для практических целей, они способны были отразить удар ножа, лазерный луч, пулю, осколки гранаты. Но от гемомеча или от нападения более коварного – атаки на его разум – они не защитят.

Саган натянул перчатки, расправил их раструбы. Он не питал иллюзий насчет своих возможностей победить Абдиэля в физическом столкновении один на один. Командующий обладал силой и отвагой. Но все это ничего не значило, если ловец душ найдет путь в сознание Сагана.

«Возможно, мы с Мейгри, объединившись, направив все силы против нашего врага, сможем одолеть его. Возможно».

Что же касается адонианца, Снага Оме, вероятно, сегодня выпадет из игры. Саган предусмотрел такую возможность.

И остается один лишь Дайен. Командующий решил выждать и посмотреть. Вполне вероятно, что в юноше осталось так немного своей воли, что его не стоит и спасать.

82
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru