Пользовательский поиск

Книга Первый Линзмен-3: Галактический патруль. Содержание - Глава 15 ЗАПАДНЯ

Кол-во голосов: 0

Киннисон добрался до дома и только тут с трепетом ощутил, что это уже не его жилище. Теперь у него нет ни дома, ни постоянной резиденции, ни адреса. Где бы он ни был, в любом уголке необъятного космического пространства, всюду его дом.

Но мысль о предстоящей жизни не испугала. Наоборот, его охватило острое желание поскорее окунуться в эту жизнь.

В дверь постучали, и в комнату с огромным свертком в руках вошел вестовой.

— Ваша серая униформа, сэр! доложил он, четко отдав честь.

— Благодарю, — столь же четко приветствовал его Киннисон и, едва дверь за посыльным затворилась, принялся расстегивать черный, как небо, с золотым шитьем и серебряными знаками отличия мундир капитана Галактического Патруля.

Раздевшись догола, Киннисон сделал быстрый жест, исполненный особого смысла, — жест, о котором он и не подозревал, что знает, как его делать. Знак Серых. Знак, который никогда не оставлял и не оставит впредь ни одною Серою равнодушным, ибо исполнен глубокого смысла, означая все то, чему они глубоко преданы.

Серая униформа — нейтрального цвета кожаное одеяние без всяких украшений — была предметом особой гордости особого круга членов Галактического Патруля, к которому отныне принадлежал и он, Киннисон. Форма была сшита точно по его размерам, и он не мог не взглянуть без одобрения на свое отражение в зеркале. Круглая шапочка с крохотным козырьком, основательно простеганная для защиты головы от ударов о боевой шлем. Тяжелые очки — маска, непрозрачные для всех видов излучения, вредных для глаз. Короткая куртка подчеркивала широкие плечи и узкую талию. Брюки в обтяжку и сапоги плотно охватывали сильные, мускулистые ноги.

— Какой наряд! Подумать только, какой наряд! — вздохнул Киннисон. — Возможно, что в таком роскошном наряде и я выгляжу не такой уж обезьяной!

Ни тогда, ни позже Киннисону и в голову не приходило, что на нем была строго утилитарная униформа, самая простая, которая когда-либо существовала на свете! В его глазах, равно как и для всех, кто ее знал, это была особая, высшая простота кожаной униформы вольного линзмсна, намного превосходившая по красоте самые роскошные мундиры всех остальных подразделений Галактического Патруля. Киннисон по-мальчишески восхищался своим внешним видом — восхищался, как это делают мужчины, чуточку стыдясь своего восторга. Ни тогда, ни позже Киннисон не сознавал, какой внушительной фигурой он был, когда шагал по широкой улице, которая вела от офицерского общежития, где жил Киннисон, к доку, в котором находилась «Британия».

Киннисон был искренне рад, что его новое производство не сопровождалось никакими торжественными церемониями и публичными актами. Поздравить его пришли не только члены экипажа «Британии», но и товарищи и друзья со всей Резервации. Они толпились вокруг него, сжимали в обьятиях, хлопали по спине и выказывали ему свою приязнь так долго, что под конец Киннисон почувствовал: больше он не выдержит. Продлись эта пытка еще немного, и произойдет нечто непоправимое: он либо падет бездыханным, либо расплачется, как дитя, причем, что именно произойдет, сам Киннисон не мог бы сказать с уверенностью.

А пока кричащая от восторга толпа сгрудилась вокруг него и, считая за честь помочь Киннисону — самому Киннисону! — поднести скромные пожитки, оставшиеся в командирской каюте «Британии», двинулась к стоянке спидстера наподобие почетного караула. Астронавты вели себя, как буйнопомешанные. Они бросали в воздух форменные фуражки и скромные шапочки и кричали что было сил. Все правила уличною движения и уставы для них — по крайней мере на какое-то время — перестали существовав. Автомашины? Ничего, обведут! Пешеходы? Подождут! Да что гам пешеходы-ледовые автомашины, тяжелые грузовики, даже поезда подождут (ничего с ними не случится), пока не пройдет герой дня! Смотрите! Вот идет Киннисон! Кимболл Киннисон! Кимболл Киннисон, линзмен, ставший теперь Серым! Дорогу!

И все расступались, давая дорогу буйной от радости за своего товарища толпе и образуя проход от дока, в котором находилась «Британия», через всю Базу к стоянке спидстера.

Что за чудо-корабль был этот маленький спидстер! Изящный, стройный корпус его поражал своими идеально обтекаемыми обводами. Сам корабль покоился на стоянке, но его спокойствие обманчиво: он буквально начинен энергией, и эта скрытая энергия была почти ощутима в своей готовности вырваться наружу, унося изящный корабль в необъятные просторы космического пространства.

Разумеется, никто из сопровождавших Киннисона не поднялся на борт спидстера. Они остались на земле и только изо всех сил махали всем, что ни попало им под руку, посылая прощальный привет своему Киннисону.

Когда Киннисон нажал на стартовую кнопку и спидстер стремительно взмыл в воздух, отважному капитану пришлось несколько раз сглотнуть, но безуспешно: в горле у него стоял неизвестно откуда взявшийся там комок.

Глава 15

ЗАПАДНЯ

Случилось так, что в Нью-Йоркском космопорту в течение многих недель лежал срочный груз, предназначенный для Альзакана, и срочность груза определялась отнюдь не простыми соображениями. Дело в том, что если не считать нескольких пачек, владельцы которых хранили их в сейфах с секретными замками и не расстались.бы с ними ни за какие деньги, на Земле не осталось ни одной альзаканской сигареты!

Тогда, как и теперь, предметы роскоши ценились тем выше, чем большей редкостью они были. Только очень богатые могли позволить себе курить альзаканские сигареты, а для столь состоятельных людей, если они чего-то действительно хотели, цена почти не имела значения. А многие из них хотели, очень хотели, курить альзаканские сигареты — в этом ни у кого не было ни малейших сомнений. Рыночный бюллетень сообщал: «Спрос: тысячекратная цена за одну пачку из десяти альзаканских сигарет. Предложение: ни одной пачки ни за какую цену».

Имея в виду все возраставшую стоимость альзаканских сигарет, некто по фамилии Мэтьюз, король торговцев, попытался снарядить и отправить на Альзакан космический корабль. Он с полным основанием решил, что один-единственный груз альзаканских сигарет, благополучно доставленный в любой теллурийский (то есть земной) космопорт, принесет больше прибыли, чем весь торговый флот за десять лет обычных рейсов. Поэтому он на протяжении нескольких недель пытался использовать все свои связи — в политической и финансовой сфере, рискуя подчас очутиться на грани уголовного преступления, но все было безрезультатно.

Даже если бы ему удалось набрать команду, согласившуюся пойти на риск, запускать грузовой корабль в космос без сопровождения было сущим безумием: корабль, который заведомо не вернется на Землю, не мог принести прибыль. Грузовой корабль принадлежал ему, Мэтьюзу, и он мог делать с кораблем все что угодно, но корабли-истребители для сопровождения назначались только Галактическим Патрулем, а Патруль не предоставил бы ему сопровождения.

В ответ на запрос Мэтьюза ему сообщили, что только грузы категории «необходимые» сопровождаются боевыми кораблями на регулярной основе; грузы категории «полунеобходимые» сопровождаются лишь в особых случаях, когда речь идет об очень полезных или нужных товарах или когда представляется возможность отправить их попутным рейсом. Что же касается грузов категории «предметы роскоши», то для их сопровождения корабли вообще не выделяются. Мэтьюзу также сообщили, что его уведомят, если грузовой корабль «Прометей» получит сопровождение.

Политики всех рангов — от местных до общенациональных — забросали власти «запросами», дипломатичность которых варьировалась в широких масштабах. Финансисты сулили различного рода соблазнительные приманки, а когда это не действовало, грозились «сыграть на понижение» и оказывали всеми известными им способами давление. Но Галактический Патруль было невозможно ни подкупить, ни поймать на лесть, ни запугать. Из какого бы источника ни исходило предложение о посылке боевого сопровождения, оно неизменно наталкивалось на отказ.

45
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru