Пользовательский поиск

Книга Первый Линзмен-3: Галактический патруль. Содержание - Глава 8 НЕДОБИТЫЙ ЗВЕРЬ СНОВА ПОДАЕТ ПРИЗНАКИ ЖИЗНИ

Кол-во голосов: 0

Поднявшись высоко в воздух, трое союзников за считанные минуты с легкостью преодолели то самое расстояние, которое накануне потребовало от них стольких усилий. Они пронеслись над кишащим чудовищами лесом, над обманчиво спокойной зеленью джунглей и совершили посадку у палатки Ворсела с ее мыслезащитными экранами. Войдя в палатку и тщательно опустив все экраны, Киннисон потянулся и широко зевнул:

— Работать день и ночь в течение какого-то времени даже приятно, но вскоре становится утомительным. Поскольку эта палатка, по-видимому, единственное безопасное место на Дельгоне, я предлагаю отдохнуть здесь денек-другой, как следует поесть и отоспаться.

Они спали и ели, спали и ели.

— Следующим пунктом нашей программы, — провозгласил Киннисон, когда компаньоны передохнули и набрались сил, — значится полная очистка того закутка, куда запрятались правители. После того как мы справимся с этой задачей, Ворсел почувствует себя наконец-то свободным и поможет нам в решении наших собственных проблем.

— Зачем вы так легкомысленно говорите о невозможном, — мрачно заметил Ворсел, явно не одобряя намерения Киннисона. — Я уже объяснял вам, почему уничтожение правителей было и остается непосильной для нас задачей.

— Да, но вы явно не учитываете возможностей, которыми мы теперь располагаем, — ответил теллуриец, — Выслушайте меня внимательно. До сих пор вы были бессильны потому, что не могли ничего видеть, а тем более действовать, сквозь мыслезащитные экраны. Вы не способны даже сейчас подчинить себе сознание дельгонца и заставить его привести вас к пещере, где скрываются правители Дельгона. Правители сейчас начеку, и дельгонец привел бы вас куда угодно, только не в их убежище. Однако один из нас может сознательно частично высвободиться из-за своего мыслезащитного экрана и сдаться на милость правителей, в то же время сохраняя отчасти экранировку. Это не позволит врагам полностью завладеть его разумом: он будет сознавать, что рядом с ним находятся два его компаньона. Остается вопрос — кому из нас лучше всего сдаться на милость нашим «друзьям»?

— Никакой проблемы здесь нет, — последовал мгновенный мысленный ответ Ворсела. — Все решено. Лучше всего это сделать мне; сказать по правде, я не вижу другой кандидатуры. Правители сочтут вполне естественным, что им удалось подчинить себе мой р'азум. Кроме того, я единственный из нас троих, кто в достаточной мере может контролировать свои мысли, с тем чтобы правители даже не заподозрили существования моих спутников. Кроме того, вы сами понимаете, как вредно будет для вашего разума, привыкшего к активной деятельности, добровольно оказаться в слепом подчинении у врага.

— Признаюсь, что мысль о подобном подчинении вызывает у меня непреодолимое отвращение, — с чувством произнес Киннисон. — Разумеется, я пошел бы на это. если бы не оставалось другого выхода, но все равно такое подчинение вызывает у меня внутренний протест. Боюсь, я не смог бы смириться с ним. Вот почему мне очень не хочется перекладывать на вас, Ворсел, столь тяжелую миссию. Но вы, несомненно, лучше всех из нас подготовлены к выполнению этой работы, хотя и для вас она окажется нелегкой.

— Да… — задумчиво проговорил велантиец. — Если бы не крайняя необходимость, я бы ни за что… Работа тяжелая, очень тяжелая… Возможно, вам придется самим уничтожить меня своими лучами, если мы сумеем добраться до укрытия, где прячутся правители Дельгона… Уж они непременно позаботятся об этом. Если это произойдет, действуйте без сожаления. Знайте, что я готов к такому повороту событий и добровольно иду на него. Любой из моих соплеменников охотно согласился бы оказаться на моем месте. Подумать только, что это означает для велантийцев! Да будет вам также известно, что я уже сообщил на Велантию о грядущих событиях и вас ожидает на моей родной планете теплый прием независимо от того, буду ли я сопровождать вас или нет.

— От души надеюсь, что мне не придется убивать вас, Ворсел, — медленно произнес Киннисон, а перед его мысленным взором встала картина того, что может произойти, если могучее тело гигантской рептилии станет управляться мозгом, полностью подчиненным злой воле жестоких и бездушных правителей Дельгона. — Разумеется, если вы не потеряете полностью контроль над своим сознанием, то подчинить вас правителям будет не так-то просто. Управлять вами, как я знаю по собственному опыту, трудновато. Но я постараюсь поразить вас лучом, не убивая, а лишь уничтожая определенные части тела. Я попытаюсь не повредить ничего, что не могло бы потом регенерировать.

— Если вам удастся таким способом остановить меня, то это будет просто чудом. Итак, мы готовы?

Все трое приготовились. Ворсел открыл дверь и сразу стрелой устремился ввысь со скоростью, которая была бы немыслимой для любого крылатого существа на Земле. Вслед за ним, немного отстав, мчались в безынерционном режиме Киннисон и ван Баскирк.

Во время полета, хотя он продолжался довольно долго, все трое, даже Киннисон и ван Баскирк, едва ли обменялись между собой хотя бы одной мыслью. О том, чтобы направить мысль велантийцу, не могло быть и речи. Все каналы связи с ним были прерваны: его мозг до последней клетки был сосредоточен на том, что ему необходимо сделать. Киннисон и ван Баскирк воздерживались от разговоров даже по лучевым переговорным устройствам, радио или акустическим передатчикам из опасения, что малейшая утечка энергии мысленного акта способна выдать их присутствие бдительно следящим за обстановкой правителям Дельгона. Если не использовать открывающуюся возможность и не покончить раз и навсегда с кучкой злодеев, то другой такой шанс может не представиться никогда. Трое компаньонов пересекли обширную область суши, потом море, и только когда перед ними показалась гигантская горная цепь, Ворсел, сложив не знающие усталости крылья, ринулся вниз в крутом, захватывающем дух пике. Следуя за ним, Киннисон успел заметить вход в пещеру — черное пятно на фоне крутого склона горы. На скалистом выступе, у самого входа возлежал дель-гонец — страж или наблюдатель.

Излучатель Де Ляметра был у Киннисона наготове. Завидев дельгонца, он тотчас же прицелился и поразил чудовище лучом. Но как ни быстро действовал Киннисон, его движения оказались слишком медленными: правители успели обнаружить, что велантийца сопровождали компаньоны (видимо, до сих пор Ворселу удавалось скрывать своих спутников от бдительных врагов).

В тот же миг крылья Ворсела непроизвольно захлопали, унося его куда-то в сторону, и хотя сознание Киннисона и ван Баскирка было изолировано от его мыслей, смысл странного виража для них был совершенно ясен: Ворсел пытался показать им, что темневшее внизу отверстие не было входом в пещеру правителей Дельгона; пещера в действительности лежит совсем в другой стороне, и Киннисону и ван Баскирку надлежит следовать за ним, если они хотят обнаружить убежище правителей. Когда же Ворсел обнаружил, что ни Киннисон, ни ван Баскирк не желают следовать за ним, он с безумной яростью набросился на них.

— Сбей его, Ким! — закричал ван Баскирк. — Останови эту птичку! — И сам навел на Ворсела излучатель Де Ляметра.

— Не стреляй, Бас! — приказал линзмен. — Я с ним управлюсь! В воздухе это гораздо легче, чем на земле.

Так и произошло. Киннисон летел в безынерционном режиме, поэтому обрушившиеся на него удары велантийца не оказывали ни малейшего действия, а когда Ворсел обвился вокруг него и попытался задушить, сдавливая в кольцах своего мощного тела, Киннисон просто раздвинул свой мыслезащитный экран так, чтобы тот охватил и Ворсела, и тем самым высвободил временно помутившийся разум своего друга из цепкой хватки правителей Дельгона. В тот же момент велантиец пришел в себя, замкнул свой мыслезащитный экран, и все трое продолжали прерванный было спуск.

У входа в пещеру за обращенными в пепел останками стража Ворсел замер, зная, что для него, лишенного защитной брони, дальнейшее продвижение означало бы мгновенную, гибель. Но его облаченные в космические доспехи компаньоны не останавливаясь устремились в мрачный зев пещеры. Поначалу они не встретили никакого сопротивления: у правителей Дельгона просто не было времени, чтобы организовать оборону. Время от времени отдельные группки рабов-дельгонцев пытались преградить путь патрульным, но лишь для того, чтобы обратиться в пепел под лучами Де Ляметра, тогда как их ручное оружие оказывалось бессильным перед броней космических скафандров Киннисона и ван Ба-скирка. Однако по мере того как они удалялись от входа, защитники логова правителей Дельгона становились все многочисленнее. Впрочем, и они не могли воспрепятствовать продвижению представителей Галактического Патруля. Наконец, путь им преградил тускло мерцавший металлический барьер. Создаваемое им поле нейтрализовало или поглощало вспышки лучей Де Ляметра, однако металл не смог устоять против ударов тридцатифунтовой секиры, которой орудовал один из сильнейших людей, когда-либо рождавшихся на планетах, колонизованных выходцами с Земли.

21
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru