Пользовательский поиск

Книга Первый Линзмен-1: Трипланетие (Союз трех планет). Содержание - Глава 15 ПОЛЕТ «БОЙЗА»

Кол-во голосов: 0

Глава 15

ПОЛЕТ «БОЙЗА»

Сидя в рубке за пультом управления, доктор Фредерик Родебуш поглаживал пальцами небольшую черную кнопку. Несмотря на некоторую неуверенность, на его лице играла улыбка, а глаза сверкали любопытством.

— Что бы ни случилось — да случится, — произнес он слова школьной молитвы — «Бойзу» пора в путь. Готов, Клив?

— Давай! — лаконично ответил Кливленд, не склонный выражать переполнявшие его чувства словами.

Родебуш нажал кнопку, и на обоих членов маленького экипажа обрушилась тяжесть. Перегрузка столь же не походила на привычную им стартовую, как невесомость па земную гравитацию. Родебуш попытался добраться до клавиш компьютера, но ослабевшие, неимоверно тяжкие руки отказывались повиноваться. Его сознание пульсировало, сжимаясь от этой пытки; ему казалось, что череп сейчас расколется, разлетится, не выдержав давления извне Сияющие спирали, вспышки зеленого и алого огня мелькали перед глазами; Галактика, вселенная кружилась и падала вокруг, когда, качаясь, как пьяный, он поднялся и сделал первый шаг. Он упал. Он понимал, что падает, но помог упасть! Отчаянно извиваясь и дергаясь, он попытался приблизиться к стене. Тяжелый башмак Родебуша наступил на тонкий провод, непонятным образом застывший над полом, но тот даже не согнулся под двумястами фунтами его веса — веса, не имевшего никакого значения в мире без инерции.

Постепенно он приходил в себя — будто после страшного испытания, Он наклонился, заставил руки сомкнуться вокруг проводка, висевшего над полом — провода, который он собирался убрать до взлета, но, к счастью, не успел. Продвигаясь вдоль этой путеводной нити, Родебуш добрался до приборной панели; лампочки на ней успокоительно мигали, сообщая, что все системы корабля работают нормально. Совершив невероятные акробатические трюки и приложив массу усилий, он ударил по красной кнопке и тут же тяжело рухнул на пол, наслаждаясь возвращением привычной силы инерции. Бледные, дрожащие, взмокшие от пота, путешественники посмотрели друг на друга, не скрывая облегчения.

— Сработало! — улыбнулся Кливленд, постепенно приходя в себя. Поднявшись на ноги, он добавил:

— Притормози его, Фред! Мы, наверное, мчимся с огромной скоростью, а мне не хочется разбить корабль о какой-нибудь булыжник в Астероидном Поясе.

— Вот это нам не грозит, — сказал странным голосом Родебуш, посмотрев на экраны. — Фу, все не так плохо, как я боялся! Я могу распознать некоторые созвездия, хотя они и сильно изменились… значит, мы не больше, чем в паре световых лет от Солнечной системы. К счастью, старушка Земля окружена атмосферой, и на ее преодоление ушла порядочная энергии, иначе мы бы уже пролетели всю Галактику из конца в конец и очутились бы черт знает где.

— Что? О чем ты толкуешь? — Кливленд тоже склонился над приборами и поражение воскликнул:

— Так что же это? Получается, что за секунду мы пролетели… Ого!

— Вот именно! Сейчас мы вообще не движемся! — продолжал взволнованный Фред. — После совершенного прыжка по отношению к Земле мы неподвижны. И остановились мы мгновенно, как только инерцию была восстановлена… — он вытер потный лоб. — Меня не слишком волнует, где мы находимся, Клив… Когда — вот вопрос!

— Согласно показаниям приборов мы удалились на два световых года. Ты думаешь, что за эти секунды мы постарели на столько же? Сомневаюсь… Впрочем, все может быть; слишком долго эти теории обсуждались на земле, но мы — первые, кто проверил их на практике. Давай-ка лучше повернем домой и все окончательно выясним, а то от вопросов у меня разболелась голова.

— Ну, придется тебе еще пострадать, — Фред запустил пятерню в свою белокурую гриву. — Надо бы сделать еще парочку экспериментов. И лучше заняться этим здесь, чем рисковать возле Земли.

— Ты прав. К тому же, у нас вполне достаточно энергии, чтобы вызвать Землю, а потом можно заняться акробатикой. Попытайся определить позицию Солнца.

— Ну уж нет! Сначала поработаем, а то Сэммз тут же велит возвращаться!

— Ладно, с тобой бесполезно спорить. И все же мне очень хочется узнать, на сколько же я постарел…

В течение четырех часов они заставляли корабль совершать маневры, проверяя работу всех его систем — так же, как летчик-испытатель проверяет свой новый самолет. Они поняли, что можно приспособиться к чудовищному ускорению словно к обычной морской качке, и обнаружили кое-что новое и неожиданное в поведении своего детища. Наконец, завершив предварительные исследования, они направили мощный коммуникационный луч к желтоватой звездочке — к своему солнцу.

— Сэммз, Вирджил Сэммз, — медленно и отчетливо говорил Лиман, — Родебуш и Кливленд вызывают с «Бойза». Мы находимся на линии с Тау Кита на расстоянии двух и двух десятых светового года от Земли. За исключением неожиданно сильного приступа космической болезни, состояние хорошее. Все системы корабля работают нормально. Мы хотим узнать, сколько времени прошло с момента нашего старта. Четыре часа или больше двух лет?

Он повернулся к Родебушу и заметил:

— Никто не знает, с какой скоростью ультраволны распространяются в пространстве. Боюсь, они намного медленнее нашего корабля. Ну, через тридцать минут я повторю вызов.

Но Лиман не успел закончить фразу. На экране появилось лицо Сэммза, а его голос оглушительно зарокотал из динамиков.

— Слава богу, вы живы! И дважды слава — корабль в порядке! — воскликнул он. — Вы отсутствовали четыре часа двенадцать минут и сорок одну секунду, и мне наплевать на все ваши теории на сей счет. Идите обратно — и срочно к Питтсбургу! Проклятый корабль пожирателей железа вернулся и атакует город! Он уже уничтожил половину нашего флота!

— Через десять минут будем на месте, — ответил Родебуш. — Две минуты отсюда до границы атмосферы, еще четыре — до Холма и три — на окончательную подготовку. Вызовите команду, хватит нашего резервного экипажа, никого больше не надо. Корабль, оборудование, вооружение — все готово.

— Две минуты до атмосферы? Ты уверен? — спросил Клив, когда Родебуш отключил передатчик и взялся за рычаги. — Не боишься ошибиться в расчетах?

— Думаю, все точно. Мы почти не затратили энергии, Добираясь сюда, а на обратную дорогу я брошу все резервы, — быстро ответил физик, передвигая рычаги и нажимая клавиши на пульте.

Когда программа была задана, и оба пилота пристегнулись к креслам, они вновь испытали странные ощущения, порожденные отсутствием инерции. Правда, на этот раз они были намного слабее и не столь болезненны. Кливленд и Родебуш видели, как желтая звезда стремительно понеслась им навстречу, увеличиваясь в размерах с фантастической быстротой; затем на экраны словно прыгнул голубоватый шар Земли. Нервы Лимана не выдержали, и он воскликнул:

— Хватит, Фред! Хватит! Тормози!

— Я использую тысячную часть мощности и, как только мы коснемся атмосферы, отключу генераторы, — объяснил Родебуш. — Выглядит жутковато, но мы остановимся мгновенно, не беспокойся.

Чудесный корабль приблизился к Земле и, повинуясь руке пилота, застыл в верхних слоях атмосферы. Инерция вернулась, и в следующий миг звездолет ринулся к Холму, гостеприимно приподнявшему свою фиолетовую вуаль. Сбросив скорость, «Бойз» нырнул в небольшое, но глубокое искусственное озеро, располагавшееся возле ангаров Холма. В его ледяной воде раскаленный корпус остывал около трех минут, а затем, оставив озерцо бурлить и дымиться, корабль скользнул в приготовленный для него док, к бетонному причалу.

Распахнулись люки, и внутрь устремилась команда. Пилоты, стрелки, навигаторы, связисты, инженеры двигательной секции — отлично обученный экипаж занял свои посты, мгновенно превратив экспериментальный корабль в грозную боевую машину. Два испытателя в это время получали последние наставления от Сэммза.

— ..половина флота еще в воздухе. Они не атакуют, только пытаются помешать им наносить дальнейшие разрушения, пока вы не подойдете на помощь. Взлетайте немедленно! Мы не можем помочь вам подняться, большинство подъемников и площадка полностью разрушены. Вы можете обойтись без них?

46
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru