Пользовательский поиск

Книга Первый Линзмен-1: Трипланетие (Союз трех планет). Содержание - Глава 3 ПАДЕНИЕ РИМА

Кол-во голосов: 0

— Хорошо. Дорога впереди идет прямо, и впереди — никаких машин… Дай мне куртку, я переоденусь прямо сейчас. Ехать или остановиться?

— Лучше остановиться, — решила девушка. — Быстрее! Нам надо еще найти место, чтобы спрятать или сжечь весь остальной хлам.

Пока разведчик переодевался, Киннекса собрала все ненужное и завернула в его старую куртку. Потом посмотрела на Фригеса — он как раз застегивался. Ее взгляд остановился на манжетах.

— Где твои метатели? — спросила она. — Они должны выглядывать — хоть чуть-чуть, но я ничего не вижу.

— Метатель у меня в потайном кармане. А на запястьях — пневматические пистолеты с отравленными иглами. Не очень хороши с дальней дистанции, но вблизи смертельны. Одно попадание в любую часть тела — и мгновенная смерть. Максимум за две секунды.

— Отлично, — ее не пугали убийства, эту юную шпионку атлантов. — У тебя, конечно, есть запасные, и я могла бы спрятать их в ножную кобуру. Давай-ка сюда, и покажи, как они действуют.

— Обычные предохранители… тут — спуск… — Он протянул девушке миниатюрный пистолет. Пока они медленно ехали, она внимательно изучала оружие.

День, полный грядущих событий, зарождался. Фригес размышлял о возможных случайностях и, наконец, поколебавшись, произнес:

— Лучше сообщи мне координаты базы… На тот случай, если с тобой что-нибудь случится, и я останусь один.

— О! Конечно! Прости, Фри, — у меня совсем вылетело из головы, что ты не знаешь места. Район шесть точка 4, 73 на 6, 5.

— Понял.

Он повторил данные и послал машину вперед.

* * *

Молодая пара, празднующая свой медовый месяц, без помех добралась до Норградского Взлетного Поля и, оставив машину на стоянке, прошла в ворота.

Их бумаги, включая билеты на ближайший рейс, были в полном порядке; выглядели неброско и не казались подозрительными — обычные молодожены, ни больше, ни меньше. Было шесть часов утра. Уже шесть часов.

Весело прогуливаясь и с любопытством посматривая по сторонам, они приближались к небольшому строению. Как и говорила Киннекса, на огромном поле и в ангарах рядом с ним находились сотни сверхзвуковых кораблей — пассажирских, транспортных, посыльных. Под ближайшим к ним алюминиевым колпаком стоял остроносый, внешне неуклюжий V-образный флайер. Воздушный разведчик, один из самых быстрых в Норхейме. Полностью оснащенный к полету.

Было слишком самонадеянным считать, что чужакам удастся приблизиться незамеченными. Да они так и не считали.

— Назад! — охранник вышел навстречу. — Вернитесь к своей посадочной площадке. Сюда подходить не разрешается.

Фф-сст… фф-сст… — пневматические пистолеты Фригеса издали тихий смертоносный свист. Киннекса развернулась и побежала — юбка высоко взлетела над стройными ногами. Другие стражи попытались остановить ее, их руки тянулись за оружием, но девушка была быстрее. Снова раздался негромкий свист, и норхеймцы упали.

Фригес тоже побежал. Его метатель раз за разом выплевывал тонкие струи пламени, не позволяя врагам приблизиться. Над его головой просвистела пуля; разведчик невольно пригнулся, потом точным выстрелом снял нападавшего. Ружья у норхеймцев были плохие, но грохотали они ужасно.

Киннекса была уже рядом с флаером. Открыв дверцу, она привстала на носках; Фригес втолкнул ее в кабину, прыгнул следом и закрыл дверь. Тело девушки тяжело навалилось на его плечо — он перевел взгляд на лицо Киннексы и горько всхлипнул. Маленькая круглая дырочка зияла у нее во лбу, затекая кровью.

Он рванул на себя рычаги, и флаер, словно серебристая стрела, взлетел в небо. Фригес склонился над передатчиком, выкрикивая свои позывные. Никакого ответа — лишь гул помех! Именно этого он и боялся. Нортхеймцы перекрыли все частоты, сообщение не дойдет…

Но он еще успеет уничтожить ракету… Или уже только может успеть? Фригес не боялся их истребителей. У него имелся опыт воздушных боев, а этот корабль был одним из лучших, из самых скоростных. Но если враги что-то заподозрили, не запустят ли они ракету раньше семи? Он пытался выжать из своего корабля все возможное.

На полной скорости Фригес достиг базы в тот момент, когда смертоносный снаряд пролетел мимо и растворился в стратосфере.

Он резко развернул флаер и помчался следом. Его корабль не обладал таким гигантским ускорением, как ракета, но он успеет перехватить ее до того, как она достигнет Атлантиды — ведь часть пути снаряд пройдет по инерции. Что он сделает с ним, когда догонит, Фригес не знал. Но что-нибудь сделает!

Он настиг ракету и завис над ней, совершив серию стремительных пируэтов — лишь тот, кто сам водил сверхзвуковые корабли, мог бы оценить его искусство. Затем с расстояния сотни футов разведчик сбросил бомбы. Он не мог промахнуться, однако ничего не произошло. Эта дьявольская машина была хорошо защищена от вибраций и ударов!

Теперь оставался только один выход. Не надо больше вызывать Артоменеса, даже если удастся пробиться через помехи; радары на побережье Атлантиды уже засекли подарок из Норхейма, и стратегу известно о нападении. Все, что надо сделать — сбить с курса ракету!

На полной скорости Фригес устремился вниз и вперед; острый нос его корабля ударил металлический корпус на расстоянии фута от боеголовки. Умирая, он верил, что выполнил свой долг. Ракета Норхейма не долетит до Атлантиды; она рухнет в океан и уйдет под воду. Там глубоко, очень глубоко… Взрыв не причинит вреда континенту.

И еще молодой разведчик надеялся, что Артоменес знает, какая угроза нависла над страной и сможет отвести ее. Это было почти верно; но стратег слишком поздно получил информацию о том, что из Норхейма вылетела не одна ракета, а семь — и еще как минимум пять из Югара. Ответный залп возмездия, произведенный еще до того, как пусковые установки были уничтожены взрывами и землетрясением, стер с лица земли и Норград, и Югарстоу, и тысячи квадратных миль земли вокруг них. Но было поздно. Когда все закончилось, лишь волны бушевали над тем местом, где еще недавно возносились материки.

Глава 3

ПАДЕНИЕ РИМА

ЭДДОР

Как два высокопоставленных чиновника какого-нибудь министерства, встретившись в клубе для избранных, праздно судачат о политике, так и Владыка Эддора проводил время с Гарлейном — за чем-то вроде эддорианского эквивалента беседы. «Ты хорошо поработал на Земле, — отметил Высочайший. — В трех остальных мирах тоже, но с этой планетой намечалось больше неприятностей, чем с ними вместе взятыми. Когда эти последыши цивилизации атлантов так тщательно и добросовестно покончили друг с другом, я думал, что заодно покончено и с тем, что они называли „демократией“. Но похоже, что с этой идеей расправиться нелегко… — ментальная аура Владыки была пронизана отвращением. — Надеюсь, Гарлейн, ты полностью контролируешь ситуацию в их новой империи, в этом Риме?»

«Абсолютно. Митридат, Сулла, Марий, Ганнибал, Цезарь — все они являлись моими ставленниками. Руками этих полководцев, жаждущих крови и власти, я уничтожил практически все толковые мозги в Риме и его диаспоре. Я превратил так называемую демократию в бессмысленный лай толпы голодранцев. А Нерон — мой Нерон — покончит с ней раз и навсегда. Рим погибнет, погибнет быстро и неотвратимо; то, что уничтожит Нерон, будет невозможно восстановить.»

«Хорошо. Перед тобой действительно стояла тонкая и сложная задача.»

«Не столь уж сложная… правда, работать приходилось весьма напряженно. В этом-то и состоит вся трудность общения с короткоживущими расами. Они существуют не дольше мига — и так быстро меняются, что трудно не выпустить их из-под контроля. Я хотел было немного отдохнуть, но чувствую, что еще рано. Надо ждать — ждать, пока они не постареют, не остепенятся и не изживут все вредоносные идеи.»

«Осталось недолго. Срок жизни увеличивается по мере созревания примитивных рас. Важно, чтобы зрелые плоды пришлись нам по вкусу.»

«Несомненно, Высочайший… Но у остальных нет таких проблем, как у меня. Большинство планет развивается так, как нужно. Мои же миры — всего лишь четыре! — источник постоянного беспокойства. И это не моя вина — ведь после вас я обладаю наивысшим могуществом и интеллектом. Однако мне досталась самая грязная работа.»

8
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru