Пользовательский поиск

Книга Пепел наших костров. Содержание - 82

Кол-во голосов: 0

– Ну так в чем же дело? Москва тебя ждет. Тебя наверняка встретят, как героя, вручат ключи от города и дадут тебе карт-бланш. Действуй.

И Востоков первым покинул встречу четырех вождей, поскольку он был единственным, кто даже не думал, возвращаться ему в Москву или нет.

Для него уже строили новую резиденцию в Сердце Шамбалы.

81

Караваны освобожденных рабов тянулись к Москве под охраной таборитов и валькирий. По лесам еще бродили банды, и путешествовать без охраны было опасно.

Шамбала пустела, потому что Тимур Гарин, Жанна Девственница и отец Серафим на встрече четырех вождей решили объявить всем, что оставаться в этих местах опасно.

В горах стояло войско Востокова, и уже ходили слухи, что оно якшается с уцелевшими бандитами, а пленные киднепперы все отпущены на свободу и готовятся продолжать свое черное дело в пользу новых хозяев.

Востоков это отрицал, но бывшие рабы все равно боялись и спешили убраться из Шамбалы подобру-поздорову.

Жанна рвалась продолжать борьбу за свободу для всех и повсюду, но у нее было слишком мало сторонников. Рабы больше не хотели воевать, а валькирии нужны были в Москве, где набирал силу Варяг.

Гарин сам попросил Девственницу сопровождать его, когда сразу после встречи четырех вождей и приватной беседы с Востоковым решил возвращаться в город.

Что бы ни говорил Востоков и что бы он ни делал, в одном он был прав – начинать возрождение цивилизации нужно с Москвы. А это очень трудно сделать, пока в городе заправляет Варяг.

Чтобы свалить Варяга, нужна не только сила, но и харизматическая личность, которая поведет эту силу за собой.

Именно поэтому генерал Шорохов так хотел освободить Гарина. Сам Шорохов не был харизматической личностью, а Гарин – был, и Жанна Девственница – тоже, так что задерживаться в Шамбале им было никак нельзя.

Они ушли на запад с караваном, который возглавлял Караванщик Александр, который, как и подобает настоящему купцу, не принадлежал ни к какому лагерю.

В битве у Рудника Валькирий он оказался на стороне рабовладельцев и попал в плен, однако старый друг Востоков почти сразу же освободил его, и Караванщик был спутником Востокова, когда тот отправился на встречу четырех вождей.

Однако в горы Караванщик не вернулся, а вместо этого тронулся на запад вместе с Гариным и Жанной.

В пути на них напали разбойники, и Жанна подумала о заколдованном круге, который никогда не даст ей добраться до Москвы и Белого Табора.

Но разбойники оказались знакомыми Караванщика и пропустили его спутников с миром, успев лишь ранить двоих воинов-таборитов, прежде чем разобрались, кто, куда и зачем идет.

Когда бой угас, не успев как следует разгореться, оказалось, что предводители разбойников в нем не участвовали. Они укрылись за деревьями, и к ним на переговоры пропустили только Караванщика и Гюрзу. Жанна устремилась было за ними, но ее остановили, и она осталась на опушке в сомнении.

Ей почудилось, что человек, мелькнувший в отдалении за деревьями, очень похож на Пантеру – безумного убийцу, который когда-то приговорил Девственницу к распятию.

Но по здравом размышлении Жанна решила, что это все-таки не он. Пантера бы вряд ли так легко выпустил из своих рук добычу.

Разговор с разбойниками укрепил подозрения, что люди Востокова в горах покупают пленников у лесных банд. Но предпринять что-либо против этого Гарин и Жанна уже не могли.

Что касается Караванщика, то никто достоверно не знал, зачем он идет в Москву.

Может быть, за новой добычей…

82

Бывший криминальный авторитет, а после работорговец по прозвищу Шаман пришел к Востокову со своим отрядом уже после того, как Гарин и Жанна Девственница ушли из Шамбалы.

В битве при Руднике Валькирий Шаман сражался на стороне рабовладельцев и сумел увести часть своих людей, в то время как все вокруг беспорядочно бежали и сдавались в плен.

Он блуждал со своим отрядом по лесам, пока все не успокоилось, а потом решил примкнуть к победителю, поскольку Востоков объявил, что он и его воины ни на кого не держат зла.

Шаман пришел к Востокову, как к старому знакомому, и не ошибся. Востоков действительно не держал на него зла, а его воины уже остыли за те дни, которые прошли после восстания.

За это время для Востокова уже успели срубить новый дом, и в этом доме он говорил с Шаманом о Великом Востоке – стране, где царят обычаи древности.

Шаман мало что понял из этой речи, и тогда Востоков нарисовал ему картинку из жизни халифа Гаруна аль Рашида. Или царя Соломона если угодно. Несметные сокровища, сотни жен и наложниц, покорные рабы и верные воины – все было в этой сказке, и Шаман, как это ни удивительно, клюнул на нее.

Впрочем, он ведь уже видел нечто подобное в первом приближении. Груды золота и десятки наложниц, рабы на плантациях и верные воины – все это уже было. Правда, кончилось плачевно – но ведь история никогда никого ничему не учит.

Впрочем, Шаману не было никакого дела до истории.

Востоков же, наоборот, интересовался историей очень живо, а еще – умел убеждать людей.

Когда до Сердца Шамбалы докатилось известие, что отец Серафим, оставшийся в скиту у Поднебесного озера, чтобы нести свет веры заблудшим душам, предал анафеме самого Востокова и все его воинство, Владимир вышел к своим воинам и короткой речью погасил смятение, которое читалось на лицах многих из них.

Не то чтобы они так уж сильно верили в Бога и не то чтобы они были как-то особенно преданы православию, однако если тебя предают анафеме – это всегда неприятно.

Но ропот смолк, едва Востоков встал перед толпой и прокричал:

– Что нам проклятия самозванных попов? Что нам анафема безумных монахов? Восток наш свет! Солнце наш Бог! Заратустра наш учитель! И пока не погаснет солнце, не отвернется от нас удача и не изменит нам победа.

Так воины Великого Востока узнали, что их предводитель исповедует митраизм – древнюю веру римских воинов. Правда, многие так этого и не поняли, однако повторяли вслед за Востоковым:

– Восток наш свет! Солнце наш Бог! Заратустра наш учитель!

Впрочем, скоро оказалось, что Востоков не имеет ничего против Будды и Кришны, и даже к Христу относится уважительно – до тех пор, пока его служители не перегибают палку в стремлении обратить всех окружающих в свою веру.

Это было уже совсем сложно для воинов, но зато привлекло на сторону Востокова кришнаитов и буддистов, которые дали имя Шамбале, но потом почти исчезли из-за всех пертурбаций, связанных с золотой лихорадкой, бандитским беспределом, рабовладением и восстанием невольников.

Теперь они снова возродились к жизни, и резиденция Востокова действительно стала напоминать Восток.

А когда у девушки из рода истинных брахманов, который сам же Востоков и создал когда-то давно еще в Белом Таборе, родилась двойня, в Сердце Шамбалы разразился великий праздник.

И в самый разгар праздника в доме Востокова, который сам он называл «дворцом», хотя это и было преувеличением, появилась красивая юная девушка.

Она была слишком загорелой и худой, и по этим признакам в ней легко было узнать бывшую рабыню. Но ни загар, ни худоба нисколько не портили ее. Она чем-то напоминала поджарую сильную пантеру, готовую к прыжку.

И Шаман, который при этом присутствовал, сразу же узнал ее.

69
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru