Пользовательский поиск

Книга Пепел наших костров. Содержание - 73

Кол-во голосов: 0

Дело в том, что Балуев считал Гарина виновником всех своих несчастий, среди которых главным было помещение в следственный изолятор Лефортово и те унижения, которые Сергей Валентинович там пережил. Хотя эпопея завершилась хэппи-эндом, Балуев никак не мог простить обиды и готов был отдать любые деньги, чтобы Гарин претерпел все то же самое и еще вдесятеро.

У Балуева не было таких денег, как у кремлевского правительства, но зато Варяг считал его своим человеком, и знал, что фазенда Балуева у Поднебесного озера – место сверхнадежное. Ни один враг даже на километр не подступится. Бандитская зона, и контролирует ее Шаман – лучший друг и соратник Варяга.

Правда, поговаривали, что Балуев, став рабовладельцем, окончательно поехал крышей. Он и раньше-то был нездоров, а теперь и вовсе не в себе.

Поэтому решил Варяг деньги у Балуева взять (золото никогда лишним не бывает), но Гарина отдать ему на особых условиях. А Шаману поручить, чтобы следил – как бы грозный фазендейро пленного президента до смерти не заморил или, того хуже, не превратил бы в дурака. А то ведь он на все способен.

Были и другие варианты, более выгодные и удобные, но уж больно много денег предложил богатый фазендейро, накопивший неплохой капитал еще в дни золотой лихорадки. А Варяг как раз мучился из-за того, что не смог пойти на сделку с кремлевцами. И хочется, и колется, и мама не велит. Все таки нет на свете ничего, сильнее золотого сияния.

И через несколько дней, когда завершились все переговоры и согласования, из Шамбалы к Москве направился самый мощный за все времена караван. Он вез Варягу золото, много золота – но такая многочисленная охрана была собрана не из-за этого. Гораздо важнее было в целости и сохранности доставить из города в Шамбалу высокопоставленного пленника.

И чтобы никаких эксцессов по пути – и туда, и обратно.

73

Никаких эксцессов в пути и не было. Ведь то, что произошло уже около самой Москвы, никак нельзя назвать эксцессом. караван просто наткнулся на экуменский отряд самообороны, который по приказу Шорохова возвращался с полдороги домой, в Белый Табор.

Правда, некоторые люди в этом отряде, включая командира, хорошо знали Караванщика. И не преминули перекинуться с ним парой слов. И даже больше чем парой, причем наедине.

Так Караванщик узнал, кого он должен будет доставить в резиденцию Шамана. Раньше ему этого не говорили и вообще никому не говорили: меньше знаешь – лучше спишь.

Пленника предполагалось везти в маске, запретив под страхом смерти кому либо эту маску открывать. Правда, пленник умел говорить, поэтому его решили транспортировать в бесчувственном состоянии. Ну и плюс специальная стража от Варяга.

Между тем, Караванщик всерьез обиделся, что ему не доверяют и приставляют к нему соглядатаев и стукачей. Из Шамбалы его сопровождали агенты сразу пяти боссов – Шамана, Варяга, Клыка, Балуева и, кажется, Гюрзы. Явные стукачи сразу предупредили Караванщика, что им поручено убить его, если что-то будет не так. А тайные стукачи таились до поры, но Караванщик с помощью своих верных людей, кажется, вычислил всех.

Разговаривать с кем бы то ни было наедине Караванщику не полагалось, но его спасло то, что у бандитов вечно хромает дисциплина. Из всей этой банды соглядатаев, стукачей и киллеров правильно вели себя только люди Гюрзы – они мгновенно установили, что за отряд попался им по дороге, а заодно выяснили, о чем шептался Караванщик с командиром этого отряда.

Но вся прелесть была в том, что люди Гюрзы не отвечали за доставку Гарина в Шамбалу. Они уже получили деньги за его похищение, а постоянную охрану пленника брать на себя отказались. И, внедряясь в караван, который направлялся за Гариным в Москву, они преследовали собственные цели. Например, установить, нет ли возможности вернуть президента Экумены его родному правительству и получить деньги еще и с него.

Речь в мимолетной беседе Караванщика с командиром чужого отряда шла именно об этом. О том, чтобы перекупить Гарина у каравана. Несогласных ликвидировать, а остальным заплатить столько, что никто и не пикнет. И у всех будет возможность начать новую богатую жизнь на земле Экумены – без рабов, но с золотом и без страха, что завтра тебя могут убить.

Возникло, однако, обоснованное сомнение. В караване слишком много народу, и не факт, что правительство Экумены сможет оторвать от своего бюджета такую сумму, которая удовлетворит всех. А кроме того, несогласных может оказаться слишком много. Для большинства людей страх смерти сильнее, чем жажда денег, а боссы рабовладельческой мафии – люди серьезные, и если им приспичит, достанут изменников хоть из-под земли.

И следующая мимолетная беседа состоялась уже между Караванщиком и людьми Гюрзы.

Боевики первыми обратились к нему с намеком:

– Если понадобится, мы можем похитить этого парня обратно. Не бесплатно, конечно.

Но в подробности вдаваться не стали. Если соглядатаи узнают, что в караване ведутся такие разговоры, Варяг может ведь и не отдать пленника.

Судя по тому, как холодно Варяг встретил Караванщика в Порту Неприкаянных Душ, ему все-таки настучали о несанкционированных контактах в пути. Но стукачи не знали содержания разговоров, и Караванщику удалось отовраться. В конце концов, нельзя же требовать от каравана полной изоляции на территории, где кишмя кишат банды и отряды всех мастей. Тем более, что встреча произошла уже в дачной зоне где народу полно и без всяких отрядов.

Караванщик не преминул сам настучать Варягу, что мол его соглядатаи, как только начались дачи и фермы, сразу начисто забросили службу и не пропускали ни одной встречной юбки. Впрочем, у многих дачных девушек никаких юбок не было, а у некоторых вообще ничего не было – вокруг Порта Неприкаянных Душ нравы традиционно вольные, даже несмотря на набеги киднепперов.

Варяг охотно поверил в эту историю, тем более, что все так и было, и принял соломоново решение никого не наказывать и отправку пленника не задерживать, однако еще раз предупредил всех от Караванщика и до последнего приблудного пацана, что они головой отвечают за сохранность пленного.

После этого притащили Гарина, который был даже не в маске, а с наглухо забинтованной головой. От подбородка до макушки сплошные бинты, только нос открыт, а рот, очевидно, заклеен под бинтами изолентой, потому что пленник мог только мычать.

– А как его кормить? – спросил Караванщик.

– А никак, – ответил Варяг. – Дорога недлинная, не помрет. Тем более, у врача есть глюкоза в ампулах.

«Знаем, какая у него глюкоза», – подумал Караванщик. Он заранее предполагал, что Варяг посадит Гарина на иглу, и теперь понял, что так оно и есть.

Раньше этого бы хватило, чтобы полностью подчинить себе президента Экумены. В обмен на наркотики он стал бы отдавать любые приказы.

Но недавно в джунглях нашли древесный гриб-мутант, который начисто забивает все остальные наркотики, устраняет ломку, а сам, между тем, не вызывает привыкания.

То есть абсолютно.

Таким образом, отпускать Гарина, будь он хоть трижды на игле, все равно нельзя.

Этим грибом его вылечат за неделю. А подчиняться его приказам, отданным из другого места, остальные правители Экумены станут лишь в том случае, если поддадутся на шантаж.

А они пока не поддаются, и Варяг решил испробовать новый метод. Пусть Гарин поработает на плантациях Балуева вместе с другими рабами, голый под палящим солнцем и ударами кнута. И все это будет запечатлено на фото- и видеопленку, и пусть соратники полюбуются. Может, это пробудит в них сострадание.

Везти Гарина в Шамбалу решили сушей. Привязали к носилкам и понесли. Носилки окружали боевики Варяга, дальше спереди, сзади и по бокам следовала караванная охрана, а потом уже все остальные, которых стало теперь еще больше.

Когда караван углубился в джунгли бандитской территории и стукачи расслабились, люди Гюрзы решились поговорить с Караванщиком еще раз. Они поспешили предостеречь его от попыток перехватить Гарина на марше и более чем прозрачно намекнули, что лучше это сделать на плантации. Конечно, там тоже будет крепкая охрана – но, пожалуй, не крепче, чем была у президента Экумены до похищения.

63
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru