Пользовательский поиск

Книга Пепел наших костров. Содержание - 72

Кол-во голосов: 0

Он уже смирился с мыслью, что Жанна ему не достанется.

Правда, тут поставил жесткое условие отец Серафим. Он потребовал, чтобы Жанна крестилась – иначе он просто не вправе допустить ее к строительству церкви.

Жанна противиться не стала, и уже на следующее утро иеромонах окрестил ее в озере.

Жанна вошла в воду обнаженной, и отец Серафим не нашел к этому никаких канонических препятствий, поскольку первые христиане принимали крещение именно так, о чем наглядно свидетельствует картина художника Иванова «Явление Христа народу».

Иеромонах прекрасно понимал, что это приобщение Жанны к православию – чисто формальное, и в душе она продолжает оставаться то ли атеисткой, то ли язычницей, но с точки зрения канона все правила были соблюдены, и теперь он мог взять Жанну в скит и защитить ее от притязаний и поползновений если не самого Стихотворца, то его подручных, которые с каждым днем становились все наглее.

71

Президента Экумены Гарина похитили во время очередной поездки за пределы Белого Табора. Как его предупреждали, так и вышло. Уж черт его знает, кто в резиденции Гарина был купленный, а кто – засланный, но только пантеровцы знали все и про его маршрут, и про режим охраны на марше.

С недавних пор Гарин согласился с требованием Игнатова перемещаться по дачной зоне со скоростью пешехода или немного быстрее, чтобы мобильный отряд охраны мог угнаться за президентской кавалькадой на своих двоих – не пешком, но и не бегом, а легкой трусцой. Выглядело это забавно, но Игнатов считал, что так надежнее.

Вот они и бежали, словно охранники американского президента по бокам от лимузина, только вместо лимузина был президентский конь, вороной красавец по имени Крайслер.

Всего лошадей в кавалькаде было семь. на одной ехал помощник президента, а на других шести – охрана ближнего круга. Пеших же охранников было человек сто.

Не только Шорохов, но даже и более уравновешенный Игнатов уговаривал президента Экумены не ехать на дальние фермы. Если возле Москвы, особенно поблизости от дорог, леса почитай что уже и нет, дачи сплошняком, то чем дальше от города, тем глуше места.

Но Гарину приспичило устроить разборку наместнику, на которого давно уже жаловались фермеры дальнего запада. Мол, вообразил себя независимым правителем, обставился тонтон-макутами с длинными ножиками и внешностью горилл, берет дань не по закону и притесняет людей не по совести, а Гарина и правительство Белого Табора вообще ни в грош не ставит.

Гарину предлагали послать туда отряд самообороны и навести порядок силовым способом. Но президент затеял переговоры с этим наместником и назначил ему встречу на нейтральной территории. Наместник, видите ли, боялся ехать в Белый Табор, потому что у него там много врагов и завистников, которые клевещут на него почем зря.

А Гарин ничего не боялся.

На этой самой нейтральной территории его и захватили. Очень профессионально перекрыли узкую лесную дорогу спереди и сзади и вдарили по охране из огнестрельного оружия. А охранники от стрельбы уже успели отвыкнуть, плюс фактор внезапности. Пока опомнились – половины отряда как не было.

Конные телохранители попытались угнать президента в лес, но у нападающих тоже были лошади. И не только. Они как-то сумели доставить в дальний лес три мотоцикла и добыть для них горючее.

К этому надо добавить малочисленные, но весьма эффективные засады на путях вероятного отступления. Совместными усилиями мотоциклистов, всадников и засад Гарина отсекли от охраны, а дальше – дело техники.

Президентского коня Крайслера подсекли снайперским выстрелом – очень аккуратно, на повороте, так что Гарин почти не пострадал при падении. И его тут же накрыли, зажали рот тряпкой, пропитанной хлороформом, и, даже не дожидаясь полной отключки, погрузили на лошадь и помчали в джунгли.

Пока связались с Табором, пока подняли по тревоге отряды самообороны, пока отряды пешим ходом двигались к месту происшествия, похитители на конях и мотоциклах могли умчаться на другую половину планеты. Подозревали, правда, что так далеко они не поедут и укроют президента Экумены где-нибудь в Москве. Но что толку от этих подозрений, если Москва – это десятимиллионный город. Хоть там теперь и нет десяти миллионов, и даже пяти нет – но это только хуже. Раньше хоть у соседей можно было спросить – а не приносили ли в ваш дом человека бесчувственного, завернутого в ковер. А теперь и соседей никаких нету – спрашивать не у кого.

И вообще, Москва – это бандитская территория. Варяг там себя чувствует, как рыба в воде, а в том, что похищение устроил именно он, нет никаких сомнений.

И теперь остается только ждать, когда Варяг предъявит правительству Экумены свои требования. И выполнять эти требования, потому что если Гарин не вернется в ближайшее время, то Экумене кранты.

Здесь все держится на имени Тимура, и даже епископ Арсений не в состоянии его заменить. А если и заменит, то это не сулит ничего хорошего остальным – тем, кто не видит в православии спасение от всех бед.

72

Сразу после похищения президента Экумены Шорохов распорядился вернуть с восточной дороги отряды, посланные Гариным для спасения пленных валькирий. Он здраво рассудил, что элитные бойцы в Таборе нужнее, тем более, что пленницы в неволе, по последним сведениям, не так уж плохо живут. Могут и подождать.

Правда, отдать такой приказ было проще, чем исполнить его. Никто не знал, какой именно дорогой движутся гаринские бойцы. В лесу тропинок много.

А пока гонцы Шорохова искали по джунглям среди банд эти самые отряды, Варяг в Москве решал другую проблему: что делать с высокопоставленным пленником.

Вариант «грохнуть на месте и дело с концом» он отверг с порога. Гарин нужен был ему живой. Но держать его в городе тоже было небезопасно.

Первыми среди посторонних узнали о похищении Гарина кремлевские спецслужбы. И очень этому обрадовались, ибо сами давно подумывали о ликвидации президента Экумены.

Теперь они прежде всего постарались распространить неожиданное известие в дачной зоне. Пропаганда Белого Табора в лучших традициях оруэлловского «министерства правды» пичкала население информацией о том, будто Гарин заболел и отправлен на лечение в Москву, в абсолютно надежный госпиталь. А кремлевские агенты влияния старательно опровергали эту версию и сообщало дачникам правду – президент Экумены похищен бандитами и, возможно, даже убит. Так что теперь в дачной зоне неизбежно начнется бандитский беспредел, а единственный способ спастись от него – это воссоединение с кремлевским правительством.

Дачники воссоединяться с Кремлем не спешили, но брожение умов уже началось.

Тем временем кремлевцы сделали следующий шаг и предложили Варягу огромные деньги за Гарина, живого или мертвого. И даже дали гарантию, что если получат Гарина живого, то немедленно умертвят, если же получат мертвого, то сожгут и пепел развеют по ветру, чтобы даже имени его не осталось.

Но Варяг не очень-то верил Кремлю и был уверен, что, имея под рукой живого и здорового Гарина, сможет заработать на этом гораздо больше денег.

Но кремлевские спецслужбы не хотели сдаваться. У них были свои люди в стане Варяга, и узнать, где находится Гарин, было для них не так уж сложно.

Вряд ли эти спецслужбы смогли бы силой отобрать Гарина у Варяга, но вот убить – другое дело. Им ничего не стоило подогнать к нужному месту хоть танк, хоть ракетную установку и засадить прямой наводкой так, что даже мокрого места не останется.

Конечно, у кремлевской армии топлива и боеприпасов не было точно так же, как и у всех остальных, но на одну такую разовую акцию они вполне могли наскрести ресурсов.

И тут очень удачно подвернулся под руку старый знакомый Гарина Сергей Валентинович Балуев. Он прознал о похищении президента Экумены от киднепперов и тотчас же возжелал заполучить его себе.

62
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru