Пользовательский поиск

Книга Пепел наших костров. Содержание - 49

Кол-во голосов: 0

Щепки летели во все стороны, и пассажиры в панике сигали в воду.

– Пристать к берегу и выходить на сушу с поднятыми руками! – командовал с обрыва через матюгальник командир «Альфы».

Сдались, однако, не все. Некоторые скрылись в лесу, и случилось то, чего опасались все силовики – и в штабе Казакова, и в мобильной группе, которая спускалась по Москве-реке.

Узнав, что на реке выставлен кордон, плотогоны приставали к берегу далеко от этого места, и золотоискатели шли дальше лесом.

Когда подошли основные силы, «Альфа» оставила берег. Разведка докладывала, что долина речки Алибабы перекрыта бандитами, и там все гораздо хуже, чем здесь.

Боевики сидят на неприступных утесах по дум сторонам ущелья, и выкурить их оттуда можно разве что тяжелой артиллерией.

Поскольку доставить туда тяжелую артиллерию было невозможно в принципе, против бандитов решили бросить весь наличный спецназ. О том, чтобы использовать суперэлитные подразделения в качестве заградотрядов речь уже не шла. Им поставили задачу нехожеными горными тропами пробраться туда, где залегли бандиты, парализовавшие движение в долине Алибабы, и сбросить их со скалы. А в заслоне на Москве-реке оставили простых солдат срочной службы без всякого присмотра.

Разумеется, офицерам, которых поставили командовать этими кордонами, приказали категорически:

– Никого по реке не пропускать, лес перекрыть на максимальную глубину, прочесывать ежедневно, всех штатских при малейшем неповиновении уничтожать на месте. За свой участок отвечаете головой!

Но что толку? Ведь в строю и на привале, днем и ночью по рядам солдат уже шелестело и позванивало наподобие музыки ветра это волшебное слово – «золото».

49

Когда войска, которые безнадежно завязли в предгорьях Шамбалы, запросили у Москвы подкреплений, генерал Казаков поначалу не дал никакого ответа. Он просто не знал, что ответить.

Все его планы рушились на глазах. Пользуясь тем, что военных и милиции в городе стало меньше, бандиты с каждым днем вели себя все наглее. И все понимали – если отправить в Шамбалу подкрепления, то ситуация выйдет из-под контроля окончательно.

Но если подкрепления не отправить, то несметные запасы золота из россыпей Клондайка попадут в частные руки, и этот золотой вал похоронит под собой и правительство Казакова, и все, что осталось от экономики.

– Надо остановить золотую лихорадку, – без конца повторял Казаков. – Любой ценой.

И подчиненные искренне соглашались. Надо! Остановим любой ценой!

Но только как ты ее остановишь? Дело ведь не в цене.

Каждый день из Порта Неприкаянных Душ уходят вниз по реке плоты с новоиспеченными золотоискателями. Ладно – Казаков приказал устроить налет на порт. ОМОН ответил «Есть!» и пожег плоты. Бойцы в камуфляже разогнали толпу на берегу, снесли поселение (обитатели которого в массе своей ни в какой Клондайк не собирались), хорошенько прошлись дубинками по спинам и другим частям тела непокорных, а когда кто-то вздумал отстреливаться, покрошили несколько десятков человек из автоматов.

И что толку?

На следующий день в городе появились листовки о новых зверствах полицейского режима, а народ стал выходить из Москвы поодаль от реки и строить плоты ниже по течению.

И что делать дальше?

Может, не выпускать никого из города? Невозможно. Продовольствие в Москве есть только благодаря дачникам, которые непрерывно циркулируют туда-сюда. Многие живут в городских квартирах, а на загородных участках проводят один-два дня в неделю. А если дача близко, можно и за день управиться – утром прийти, вечером уйти.

Нашли другое решение. Выставили вдоль по реке несколько кордонов – чтобы никто не мог сплавляться на плотах и других подручных плавсредствах ни с какого места.

Приказ – открывать огонь без предупреждения. Достаточно того, что предупреждения каждый день звучат по радио и печатаются в «Российской газете».

– Район Поднебесного озера и Заозерных гор, известных также под названием «Шамбала» по указу Президента объявлен закрытой зоной. Проход гражданских лиц в указанную зону строжайше воспрещен. Движение по Москве-реке вниз по течению от города закрыто. Охрана открывает огонь на поражение.

Огонь-то они, конечно, открывали, да только все больше мимо. Солдаты день и ночь думали о золоте и ловили удобный момент, чтобы податься в горы. А в горах лучше иметь чистую совесть и чистые руки.

Офицеры пытались принудить бойцов к меткой стрельбе – но это продолжалось недолго. Золото было сильнее воинской дисциплины.

Один кордон изловил в лесу у самого берега реки мужичка с тяжелой ношей. Он уже спустился с гор и следовал короткой дорогой в Москву. Но не дошел.

Когда офицер – начальник караула – попытался взять груз под свою охрану, бойцы тут же грохнули его на месте. Заодно прикончили и старателя, но поделить добычу по братски так и не смогли.

Когда к двум первым добавилось еще четыре трупа, самые благоразумные сочли за благо оставить поле боя без золота. Но завидно им было все равно – и они подались в горы.

А победители, которые остались с добычей, продолжали делить ее до самой Москвы.

До города дошел один, сгибаясь под тяжестью вещмешка. Но последние патроны он истратил в огневой дуэли с бывшим лучшим другом, к тому же был ранен и смертельно устал, так что милицейский патруль уже в Москве легко сумел его задержать и, согласно приказу, расстрелял на месте.

В последние минуты своей жизни этот боец неистово ругался с Богом, напирая на вопиющую несправедливость. В самом деле – как можно так обломать человека за два шага до победы.

Справедливости ради надо отметить, что, расстреляв воина, изменившего присяге, патрульные незамедлительно пошли по той же самой скользкой дорожке, и история эта повернула на новый круг.

Золото проникло в Москву, и упомянутый выше вещмешок был далеко не единственным.

Генерал Казаков никак не мог понять, что, собственно, происходит. Ведь из Шамбалы докладывали, что подходы к приискам перекрыты с двух сторон. Изнутри – бандитами Клыка, а снаружи – солдатами правительственных войск. Каким же образом обыкновенным людям – не бандитам и не солдатам – удается проникать в Клондайк и выносить оттуда проклятый металл?!

Оказалось, что Сезамская долина – не единственное место, где есть самородки. Они в изобилии попадаются и в других долинах, куда можно проникнуть не только по руслу Алибабы.

На приказ немедленно перекрыть все подступы к этим месторождениям, офицеры горной группировки отвечали однозначно и категорически:

– Это невозможно, если численность группировки не увеличить втрое.

Казакову ничего не оставалось, как похоронить план покорения дачной зоны на неопределенный срок и оголить городские окраины. Оставив спальные районы Москвы практически без милиции, не говоря уже об усиленных армейских патрулях, власти предложили населению создавать народные дружины.

Такой ход вполне соответствовал секретному плану Казакова по наведению порядка в городе и за его пределами. Народные дружины должны были стать частью «казачьих войск», которые предполагалось натравить на отряды самообороны Тимура Гарина.

Но теперь Казаков не мог обеспечить дружины опытными, надежными и верными офицерами. Все опытные, надежные и верные воевали с бандитами и старателями в горах Шамбалы. А без них сам черт не знает, кому народные дружины станут подчиняться завтра.

Хуже, однако, было другое. Подкрепления, которые были поспешно брошены в Шамбалу, ничего не дали. Как только солдаты подошли вплотную к золотоносным скалам, дезертирство стало повальным. Беглые солдаты объединялись в банды и со звериной яростью дрались с теми, кто остался верен присяге. А таких с каждым днем становилось все меньше.

Но Казаков еще надеялся на что-то. Может быть, на чудо. На то, что золота в горах окажется не так много, как все думают, и когда месторождения иссякнут, все вернется на круги своя.

42
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru