Пользовательский поиск

Книга Пепел наших костров. Содержание - 45

Кол-во голосов: 0

Все дело в том, что голодному нечего терять, а у сытого слишком много дел на этом свете, и он вовсе не торопится на тот.

И чем оптимистичнее становились вести с полей, чем лучше были показатели продовольственного снабжения города, тем яснее Гарин понимал, что в высоком кабинете он долго не удержится.

44

Гарин переехал в Белый дом вскоре после того, как в единственной уцелевшей газете появились разоблачительные статьи и стало ясно, что мирное сосуществование премьера с президентом – мечта недостижимая.

Немного позже Тимур стал переводить в Москву ветеранов «дачного бунта» – бойцов старых отрядов самообороны.

Но один из этих людей – отличный специалист из Московского СОБРа – сказал Гарину прямо:

– Мы не сможем защитить тебя ни от киллера, ни от спецоперации. Сколько бы автоматчиков ты ни выставил в коридорах и вокруг здания, «Альфа» перебьет их всех за пять минут. И до тебя доберется обязательно.

Так что выходов у Гарина было ровно два. Либо ждать, пока чекисты решатся пристрелить его исподтишка или захватить с боем, либо бежать из города без промедления. Ловить Тимура в джунглях чекистам будет затруднительно.

Правда, позора не оберешься. Казаков и компания смогут безнаказанно поливать беглого премьера грязью. Сбежал – значит виноват.

И Тимур, наверное, думал бы еще долго, не случись утечки информации из ФСБ.

Гарин подозревал, что эту утечку организовал майор Филатов. И вряд ли он сделал это из дружеских побуждений. Скорее всего, беглый Гарин был для чекистов более выгоден, чем арестованный или убитый.

Гарин получил сообщение, что генеральный прокурор выписал ордер на его арест, что в ближайшем номере «Российской газеты» появится статья о том, что именно Гарин организовал взрывы, с которых началась революция, а теперь он будто бы покровительствует подпольным рабовладельцам.

Тут пригодились показания Балуева, которые он дал в Лефортово. Сергею Валентиновичу рассказали о том, что Гарин предлагал отправить его на лесоповал, и намекнули, что рабовладельческую фазенду валькирии разорили именно по приказу премьера – и Балуев охотно подписал все, что сочинили от его имени люди генерала Казакова. И подельники Балуева все это подтвердили – им тоже не хотелось тянуть долгий срок в тюрьме или на лесосеке.

Показаний было вполне достаточно, чтобы арестовать Гарина, а в случае сопротивления пристрелить его на месте. Недаром к делу приплели взрывы.

Терроризм – это тебе не фунт изюму.

И когда эта информация поступила к Гарину, он сразу поверил, что все так и есть.

Ордер на арест подписан, и «Альфа» уже выходит на исходные позиции для захвата Белого дома.

Тимур уехал из дома правительства ночью на большой скорости, в сопровождении пяти телохранителей. Остальная охрана ушла пешком, малыми группами рассеялась по переулкам и разными дорогами направилась прочь из города.

Тимур опасался, что машину попытаются перехватить по дороге, и сильно забеспокоился только тогда, когда завидел на выезде из города большую группу вооруженных людей.

Но различив в свете факелов верблюда и характерные силуэты полуобнаженных женщин, Гарин понял, что это свои. Беглого премьера встречали несколько сотен бойцов из отрядов самообороны и чуть ли не все войско валькирий во главе с Жанной Аржановой верхом на корабле пустыни по имени Титаник.

Дальше можно было не гнать машину. Бойцы ручались, что путь свободен и на несколько километров в обе стороны от дороги нет никого посторонних. Только пригородные дачники – мирные люди, у которых нет даже бронепоезда на запасном пути.

– Мы тут подумали и решили избрать тебя президентом Экумены, – сообщил, забираясь в машину, командир войск самообороны Шорохов. – Иначе не получается. Ты же понимаешь, что Казаков на этом не успокоится, так что без лидера нам никак нельзя. А кроме тебя у нас лидеров нет.

– Прямо сразу президентом? – переспросил Тимур.

– Это для солидности, – пояснил Шорохов.

– Президента, вообще-то, положено всенародно избирать. А то видишь, что с Казаковым получается.

– Подумаешь… Надо будет – всенародно изберем.

Гарин пожал плечами и машина, обгоняя пеший строй бойцов и валькирий, на последних каплях горючего покатила в Белый Табор.

45

Генерал Казаков был доволен. Ему удалось избавиться от Гарина, и это не вызвало никаких выступлений протеста. Правда, появились сведения, что в Белом Таборе задумали создать собственное государство под названием Экумена, но это выглядело несерьезно.

Дачники, у которых теперь было вдоволь еды, демонстрировали полное равнодушие к политике. Они торговали излишками урожая на городских рынках, и даже не очень обижались на рэкет властей, за счет которого правительство Казакова могло кормить свои войска, удерживая их от новой волны дезертирства.

Как и предсказывал Гарин, дачники охотно предлагали городу лес со своих участков – срубленные деревья, освобожденные от веток, выкорчеванные пни и древесные отходы. А некие коммерсанты были готовы организовать промышленную рубку леса и поставки древесины в Москву.

В город возвращались рабочие. У дачников были заказы для заводов – они нуждались в тканях, одежде, орудиях труда, велосипедах и могли платить за все это продуктами или деньгами, вырученными за продукты.

Мафия от подпольной торговли перешла к привычному рэкету, но даже это не так уж сильно раздражало дачников, потому что у хороших хозяев хватало урожая для еды и торговли даже после всех поборов.

А у плохих хозяев урожая хватало во всяком случае на собственный прокорм. Ни бандиты, ни власти не могли пока обложить данью земельные участки – дач было слишком много, а сил как у властей, так и у мафии – слишком мало. Поэтому данью облагались только те, кто приходил в город торговать.

Но Казаков уже знал, что он будет делать дальше.

Прежде всего надо сорвать затею таборитов. Заполонить дачную зону своими агентами, выставить Тимура Гарина бессовестным авантюристом, а заслуги в спасении москвичей от голода приписать себе. В конце концов, именно Казаков был президентом, когда его подчиненный Гарин подписывал свои указы о раздаче земли.

А дальше можно будет под видом отрядов самообороны разместить в дачной зоне правительственные войска. И вместо грубой мобилизации объявить набор добровольцев. Люди будут думать, что вербуются в отряды для защиты дач от воров и бандитов, и даже тот факт, что офицеры этих отрядов – выходцы из армии, милиции и спецслужб, не вызовет у них никаких сомнений. Можно подумать, у Гарина дела обстоят как-то иначе.

Сомневающимся всегда можно предъявить список гаринских офицеров во главе с капитаном внутренней службы Шороховым и майором СОБРа Игнатовым.

Гораздо важнее придумать финт, который позволит повернуть новые отряды против Гарина. Но тут тоже нет ничего сложного. Пригодятся показания Балуева и его подельников, из которых явствует, что Гарин давно продался бандитам, и его боевики служат мафии. И для того, чтобы эффективно защищать дачи честных тружеников от бандитских набегов, надо прежде всего покончить с главным гнездилищем преступности – Белым Табором.

Тут можно использовать и еще один фактор. Дело в том, что рядом с Белым Табором находится Черный, а русские всегда недолюбливали цыган.

А между Черным и Белым Табором возникло еще и поселение, которое зовется Тумба-Юмба. Дело в том, что московские негры – студенты имени Патриса Лумумбы, посольские клерки, эмигранты из Африки, следовавшие в Европу транзитом через Россию, но застрявшие в Москве из-за катастрофы, и разные прочие чернокожие – когда в городе стало совсем голодно, следуя примеру москвичей, начали переселяться в джунгли и решили поначалу, что Черный Табор – для них самое подходящее место. Но цыгане были другого мнения, и пришлось чернокожим селиться отдельно.

39
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru