Пользовательский поиск

Книга Пепел наших костров. Содержание - 31

Кол-во голосов: 0

Варяг же считал, что захватить Кремль гораздо труднее, чем Центробанк. Если в самом банке золота нет, то охранять его будут без особого рвения, а людей, знающих большой секрет для маленькой компании, там наверняка можно найти.

Варяг, конечно, предпочел бы захватить Гохран – все, у кого Олег Воронин покупал информацию на эту тему, в один голос утверждали, что золотом ведает именно Гохран, а не Центробанк. Но оказалось, что резиденция Гохрана расположена непосредственно в Кремле. А в том, что восставшие москвичи возьмут Кремль, Варяг все-таки не был уверен, да и не очень-то этого хотел.

Был еще один вариант – самый неприятный: золотой запас мог храниться непосредственно в Кремле, где-нибудь в потайных подвалах или в подземном городе, про который так много писали в начале 90-х годов. Если так – то это плохо, вне зависимости от того, возьмут восставшие Кремль или нет. Если возьмут, то золото им же и достанется, а если не возьмут – то Варягу тем более до него не добраться.

Но Варяг всегда слыл человеком азартным. Вероятность, что золото скрыто в совершенно недоступном месте, составляла примерно один к четырем. При таких раскладах можно ставить. И Варяг решил готовить операцию так, словно ему уже известно место, где лежит добыча.

Он заранее решил, что на захват Центробанка пойдет Пантера со своей командой, усиленной бойцами, которые ненамного ниже его по классу. Таких бойцов у Варяга становилось все больше – чувствуя, что власть шатается, они покидали тонущий корабль, не дожидаясь, пока волна захлестнет их с головой. И прибивались к более надежному берегу, справедливо рассуждая, что власть приходит и уходит, а мафия будет всегда.

Но прежде у Варяга было для Пантеры другое задание. Как бы там ни повернулось дело, а стены и двери хранилища, где лежит золотой запас России, не возьмешь ни автогеном, ни динамитом. Нужны средства направленной резки взрывом – волшебная штука, которая способна вскрывать любую броню, как консервную банку.

И Варяг узнал, что СНРВ в Москве есть. И в академии инженерных войск, и на складах армейского резерва.

Варяг попытался купить СНРВ и начал с уровня прапорщиков – но оказалось, что по уровню секретности и надежности хранения эти средства приравниваются чуть ли не к атомной бомбе, и через прапорщиков данную проблему не решить.

Вскоре оказалось, что ее трудно решить и через полковников. Варяг чувствовал, что засветился уже сверх всякой меры, а дело не продвинулось ни на шаг.

И тогда Варяг позвал к себе Пантеру и привычно поставил ему задачу:

– Ты должен пойти и принести мне средства направленной резки взрывом.

Пантера спокойно уточнил, какие именно средства, в каком количестве и где они лежат, и вышел от Варяга с непроницаемым лицом.

31

Очередная попытка правительства покончить с беспределом выглядела грозно. Указ о мобилизации военнообязанных напугал народ новыми наказаниями за уклонение от службы и дезертирство – вплоть до смертной казни. А за ним последовал указ об ужесточении наказаний за уголовные преступления – хищение и перепродажа продуктов питания тоже карались смертью. С газетных страниц веяло таким холодом, что казалось – возвращается даже не 37-й год, а осень 41-го.

Но все обернулось пшиком. Премьер сам же проговорился, что подписал эти указы, рассчитывая запугать призывников, резервистов, расхитителей и спекулянтов – а решимости на самом деле начать массовые расстрелы у него не хватило.

Большая группа авторитетных политиков прорвалась к премьеру на прием с целью убедить его, что ни и.о. президента, ни даже полновластный президент (каковым премьер при всем желании считаться не может) и вообще никто не вправе единолично издавать подобные указы ни при каком чрезвычайном положении. Даже если идет война, враг у стен города и военное положение сменяется осадным – все равно закон не допускает единоличных решений такого рода. И если премьер все-таки пойдет на столь грубое попрание законности, то народ получит неоспоримое моральное право объявить его самого вне закона и принять все меры для его свержения.

Может, если бы премьер не был по своей натуре либералом, и каждое жесткое решение силовикам не приходилось вырывать у него с боем, то все обернулось бы иначе. Лидер с задатками диктатора пошел бы на риск и по колено в крови установил железный порядок. Или наоборот, спровоцировал бы бунт, бессмысленный и беспощадный, в результате которого его самого смыло бы кровавым потоком.

Но премьер, во-первых, боялся бунта, а во-вторых, не хотел лишней жестокости. А потому пошел на компромисс. Он не отменил свои жестокие указы, но отдал негласное распоряжение не применять смертную казнь без его личной санкции.

Зато слухи о грядущих расстрелах помогли властям хоть немного восстановить дисциплину. Резко сократилось дезертирство, а мобилизованные не рисковали нагло уклоняться от призыва.

Студент-историк Владимир Востоков в любое другое время наверняка просто порвал бы повестку из военкомата и стал валять ваньку или косить на дурку, а при самом плохом обороте – сбежал бы в лес. Но когда тебе грозят высшей мерой и ходят слухи, что кого-то уже расстреляли чуть ли не публично – ноги сами отказываются бежать и несут жизнелюбивого юношу на призывной пункт.

Для военной службы Володя Востоков вообще не подходил никаким боком. Маленький, хилый, очкастый и с мухами в голове. И для пополнения войск, охраняющих правительство от народа, он, конечно, не годился. Поэтому Володю определили на лесоповал.

В эту пору для города не было ничего важнее лесоповала. Только продовольственное снабжение могло сравняться с ним по значимости, но поговаривали, что без лесоповала и с продовольствием будет совсем беда. Ведь то, что выращено на полях сельхозлагерей и каким-то чудом не разворовано, необходимо доставить в город. А топлива нет уже совсем и единственное спасение – химические и ликероводочные предприятия, где из целлюлозы делают спирт.

Спирт – топливо не хуже бензина. Хотя конечно, для русского человека кощунство – заливать спирт в бензобаки, а еще большее кощунство – добавлять в него яд, без которого двигателям машин никакого топлива не достанется, все уйдет в желудки шоферов, механиков, их друзей, знакомых и просто прохожих. А главное – чего туда ни добавляй, пьют это горючее все равно. Удаляют яды химическим и физическим путем – и лакают за милую душу. Ну и мрут, конечно – потому что удалить примеси без остатка не получается. Однако русскому человеку за радость помереть, а такого безобразия не допустить – чтобы спирт вместо бензина использовался.

И все-таки какая-то часть священной жидкости доставалась моторам, и транспорт кое-как, с грехом пополам обслуживал самые неотложные нужды города.

Но чтобы делать спирт, надо иметь сырье. Целлюлозу, а проще говоря – древесину.

Но этого мало – те городские электростанции, которые способны работать на различном топливе, тоже пришлось частично или полностью перевести на дрова, потому что запасы угля и мазута таяли с каждым днем. И по мере того, как они таяли, городу требовалось все больше древесины.

Сначала деревья рубили в лесопарковой зоне сразу за кольцевой автодорогой. Потом решили, что ради спасения Москвы от энергетической катастрофы можно пожертвовать и городскими парками. А когда оказалось, что аграрным предприятиям не хватает открытых площадей и надо корчевать молодой лес, команды лесорубов стали направлять и туда.

Команды эти состояли из арестантов – осужденных, подследственных и наказанных за административные правонарушения, а также из безработных и солдат. Солдаты делились на лесорубов и конвоиров. Лесорубы должны были следить за арестантами изнутри, а конвоиры – заботиться о том, чтобы арестанты не сбежали, а военные лесорубы – не дезертировали.

Законопатить Володю Востокова в лесорубы офицеры военкомата не рискнули – это было бы слишком даже в качестве издевательства. И поставили его в конвой даже не вертухаем, а контролером. Учетчик, нормировщик и секретарь отдела кадров в одном лице.

27
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru