Пользовательский поиск

Книга Пепел наших костров. Содержание - 22

Кол-во голосов: 0

Неизвестно, сам или с чьей-то подсказки, но Балуев нашел способ извлечь пользу из соседства с лесным табором. И теперь весь вопрос заключался только в одном – кто все-таки пожрет этот урожай быстрее: хомяк в лице Балуева с братками или саранча в лице таборитов и им сочувствующих.

22

Освободители зверей все выходили из-под ареста в один день, и это было очень неудобно для Балуева, потому что пресловутый урожай как раз в это время начал поспевать и требовалось много людей на уборку.

Людей, конечно, прислали новых, и когда они притопали пешочком из города, глазам их открылась дивная картина. Весь табор заявился в лагерь и учинил такую отвальную, что чертям на том свете стало завидно.

Вместе с освободителями зверей на волю выходили и другие персонажи из первой колонны пятнадцатисуточников, и это внесло в мероприятие особый колорит. На втором часу веселья молодому хулигану, у которого еще не зажили старые ссадины на лице, уже снова били морду, и кончилось тем, что капитан Шорохов арестовал драчунов тут же и впаял им еще по пятнадцать суток. Братки специально съездили на джипе в город и привезли судью, который к вечеру уже не мог стоять и провозгласил приговор практически лежа.

Балуев предлагал применить ту же самую меру и к другим участникам застолья – как освобождающимся, так и ни разу не арестованным. Например, посадить их за непристойное поведение. Благо, из присутствующих девиц не меньше половины были обнажены совсем или отчасти, и их примеру пыталась подражать даже одна старая бомжиха, что отнюдь не радовало глаз. И бомжиху как раз в конце концов законопатили – за оскорбление природной гармонии, как выразился капитан Шорохов.

* * *

Отдельные граждане занимались любовью прямо здесь же, между шашлыками из грибов, и Балуев предложил рассматривать это, как административное правонарушение, но тут на него обрушилась подкупленная обществом профессионалка, которая заставила директора совершить указанное правонарушение самолично, после чего вопрос об аресте совокупляющихся граждан за мелкое хулиганство сам собой отпал.

Профессионалка, однако, только распалила любвеобильного директора сверх всякой меры, и в поисках следующей жертвы он наткнулся взглядом на хорошую девушку Дашу, которая в чем мама родила отдыхала в компании туристов и натуристов, попивая алкоголь из одноразового стаканчика многоразового использования.

Про алкоголь надо сказать особо. Он давно исчез из торговой сети, и поговаривали о планах властей перегонять спирт на топливо. Такая идея вполне могла вызвать революцию, и власти объясняли все проще – мол, наличные запасы уже выпиты, а новый алкоголь готовить не из чего.

Между тем на черном рынке алкоголя было полно, и братки на джипах привезли на праздник урожая сразу несколько ящиков разного пойла.

Объявить данное мероприятие Праздником Урожая придумала Жанна Аржанова, потому что именно в день ее освобождения зацвели первые картофельные кусты и Балуев решил начать уборку.

У биологов, которые начали экспериментальные посадки раньше, до первого цвета прошло семь дней, а у Балуева ушло не меньше двенадцати. Похоже, предсказание старого профессора о замедлении роста растений сбывалось – но для Балуева и две недели от посадки до уборки было слишком быстро.

Если пахоту еще можно было как-то механизировать – например, бандитскими джипами – то с уборкой это не получалось совсем. И картошка, и пшеница, и кукуруза, и овощи росли как-то вразнобой. Одни картофельные кусты уже цвели и даже завязывали ягодки, а другие еще только проклевывались из земли. Так что копать картошку можно было только вручную.

В первой половине дня, еще до прихода новой колонны, Балуев погнал освобождающихся в поле. Дембельский аккорд. Жанна Аржанова маячила посреди поля в красном платье, сшитом когда-то давно из советского флага. Серп и молот гордо красовался в районе правой ягодицы, и когда Жанна наклонялась за клубнями, это выглядело очень символично.

Жанна работала босиком. Она вообще не надевала обуви много дней, потому что свою спецназовскую форму вместе с ботинками обменяла через братков на велосипед, а сандалии отдала какой-то девочке из добровольцев, которая явилась на сельхозработы в резиновых сапогах и мучилась в них от нестерпимой жары, а босиком ходить боялась, потому что видела в лесу змей.

Жанна тоже видела змей – но что ей какие-то гадюки, если она выпускала из клетки львов и тигров. Тем более, что ни одного змеиного укуса за все это время зарегистрировано не было, хотя туристы и натуристы бегали по лесам вообще голые и под ноги смотрели исключительно в поисках грибов.

Хуже того – если табориты все-таки замечали змею, они ее ловили и волокли на костер, чтобы потом со смаком съесть. Это только в первый раз противно, а потом оказывается, что очень даже вкусно. И когда Жанну угостили этим лакомством, она ломалась недолго, потому что давненько не пробовала мясной пищи.

Мясо змеи оказалось похоже на птичье, что и немудрено, потому что птица – это такое же пресмыкающееся, только теплокровное, с перьями и летает.

Но в день начала уборочной страды змеи не беспокоили трудящихся, а урожай радовал глаз. С одного зрелого куста – по полведра картошки.

Правда, зрелых кустов было маловато, и урожаем загрузили только одну пятитонную машину. Она одна и была бензиновая, и если солярки – например, для трактора или для фуры Сани Караваева – горючего не было вообще, то для этого «зила» братки отлили бензинчику из своих баков. Как раз столько, чтобы хватило на дорогу до Москвы в одну сторону.

И поехал на этой машине в одну сторону как раз Саня Караваев. Он сам напросился – давно уже жаловался, что нет водительской практики.

– Так я вообще водить разучусь, – говорил он, и даже братки ему сочувствовали и давали прокатиться за рулем джипа. Но это была не езда.

А вот прогулка до московской базы на жалких каплях горючего – это дело серьезное. Не доедешь – беда. Налетят голодные и убогие – даже солдат с автоматом на правом сиденье не спасет.

Саня уехал на официальную базу – для начала Балуев хотел показать руководству, что хомяк пожрал не все. Но на джипы тоже грузили мешки, и на празднике урожая молодую картошку жрали вовсю и рассовывали по своим заначкам – в общем, хомяк старался изо всех сил.

Но главное, с отъездом Караваева его любимая девушка осталась без охраны, и распаленный профессионалкой Балуев подкатился к ней с любовью. То есть, без лишних слов наложил лапы на выдающийся бюст.

Дарья оказала бешеное сопротивление, но почему-то отбивалась молча и никого не звала на помощь – даже Саню. И все думали, что так и надо – дети балуются.

Но Балуев не баловался. Он озверел. И оказался сильнее девчонки, а главное – трезвее. Он уволок ее от костра за деревья, стукнул головой о пенек и разложил, как лягушку на уроке анатомии.

Но вот беда – дурную шутку сыграли с ним возраст, алкоголь и развлечения с профессионалкой. В самый ответственный момент, когда Дарья окончательно прекратила сопротивление и приготовилась расслабиться и получить удовольствие, организм забастовал.

Еще какое-то время директор возился на девушке со спущенными штанами, но тут его оставили последние силы, и Балуев уснул прямо на распластанном теле с выдающимся бюстом.

Самое смешное, что девчонка тоже то ли уснула, то ли впала в забытье от удара головой о пенек, и первое, что она спросила, пробудившись, было:

– Ты не мог бы храпеть потише?

– М-м-мог бы, – ответил Балуев, не просыпаясь.

Тогда девушка попыталась встать, но это оказалось не так просто, потому что директор храпел непосредственно на ней.

Даша сопоставила этот факт со спущенными штанами, покопалась в памяти и, не докопавшись ни до чего конкретного, сказала без злобы и обиды:

– Ну, теперь вешайся. Саша тебе даст.

– Какая Саша? – спросил Балуев, по-прежнему не просыпаясь и оттого неправильно интерпретируя слово «даст».

18
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru