Пользовательский поиск

Книга Пепел наших костров. Содержание - 12

Кол-во голосов: 0

Жанну после экзамена больше интересовал не Армагеддон, а обед. И ее неприятно удивила перемена, произошедшая в магазинах. Одни продукты исчезали с прилавков на глазах, на другие резко подскочили цены, и за ними выстраивались очереди. В очередях говорили, что цены будут расти и дальше – и это подстегивало всех покупать больше, а по городу уже ползли слухи, что оптовики закрыли свои базы и склады и намерены придержать товар, пока не установятся новые цены. Или – в другой интерпретации – специально для того, чтобы цены выросли до максимального предела.

В городе назревала паника.

11

Тимур Гарин отличался способностью очень легко заводить знакомства и поддерживать хорошие отношения с массой полезных людей. Благодаря этому он мог проходить в двери, закрытые для других журналистов.

Одна Тамара Крецу вряд ли смогла бы провести Тимура под видом биолога на заседание рабочей группы по изучению аномалии. Но у Гарина были знакомые в МЧС, и ему сделали пропуск. И это были только цветочки.

Через пару дней после того, как его все-таки выдворили с секретного совещания, Тимур, дернув за нужные ниточки и нажав на полезные кнопки, проник не куда-нибудь, а в Белый Дом. Перед этим он успел побывать в Московской мэрии и в Администрации области, но там говорили, что чрезвычайное положение – это уже дело решенное, а значит, все важные вопросы будут решаться в Кремле и Белом Доме.

В Кремле у Гарина близких знакомых не было, а вот на Краснопресненской набережной водились хорошие друзья.

Один такой друг, которого Тимур называл «мой источник в правительстве», не только провел Гарина в здание, но и ознакомил с оперативной обстановкой.

– Хуже не бывает. Газ в город не поступает, а теплоэлектроцентрали в черте города работают на газе. Некоторые можно перевести на мазут или твердое топливо, но его тоже нет. То есть какое-то время мы продержимся. Может быть, несколько месяцев, в режиме жесткой экономии. Но если за это время не найти энергоносители, то городу каюк.

– А на дровах они работать не могут? – спросил Тимур.

– Думали уже! Те, которые можно перевести на уголь, теоретически могут работать и на дровах. Но ты представь, сколько понадобится дров. Их надо рубить и возить в Москву, а бензина и солярки тоже нет. Но это еще не самое плохое.

– А что самое плохое?

– Продовольствие. Сельхозпредприятий в кольце почти нет. Сплошная лесопарковая зона. А запасов в городе хватит ненадолго. Если со всеми резервами и на голодном пайке – то на несколько месяцев. До нового урожая дотянем, но этот урожай надо получить, собрать и привезти. А у нас нет семян, нет горючего и нет людей. Сегодня на совещании уже предлагали начать мобилизацию на сельхозработы.

– А не проще ли раздать желающим землю под огороды и фермерские хозяйства? Если еда сейчас – самый выгодный товар, то многие охотно за это возьмутся.

– Может быть, – кивнул «источник». – А может и нет. Фермеры будут заботиться о своей выгоде, а нам надо кормить город. Посмотри, как торговля взвинчивает цены. И фермеры будут делать точно так же.

– Если продовольствия будет достаточно, то и цены установятся нормальные.

– Но нет никаких гарантий, что его будет достаточно.

– А что даст мобилизация? И как она будет выглядеть? Как поездки «на картошку» в старые добрые времена или как трудармии имени товарища Троцкого?

– Как государственные унитарные сельхозпредприятия со сменным составом работников. Если добровольцев, военных и безработных хватит для их укомплектования – значит, не будет никакой мобилизации. А если не хватит…

– А если не хватит, то мобилизованных будут доставлять под конвоем?

– Не думаю. Есть другие способы.

– Какие?

– Пока не скажу. Кстати, если будешь писать про мобилизацию, не вздумай ляпнуть, что это принятое решение. И про голод не особенно распространяйся. Нам только паники не хватало.

– А ты не боишься мне это говорить? Я ведь свободный журналист – что хочу, то и напишу.

– А ты уверен, что в будущем тебе не понадобится информация от «источника в правительстве»? Если напишешь хоть одно лишнее слово, я же с тобой разговаривать перестану. А вообще-то народ надо подготовить и к возможным ограничениям и к мобилизации – а то бы черта с два я с тобой тут разговаривал. Мне еще дорого мое кресло.

– Ладно, не бойся. Я тебя не выдам, – сказал Тимур, и собеседники рассмеялись.

Но потом «источник» нахмурился и произнес:

– А на самом деле не до смеха. Предприятия вот-вот начнут останавливаться без сырья и электричества. И без сбыта. Возможно, никакой мобилизации и не понадобится. Обойдемся одними безработными и вынужденными отпускниками. Но это при условии, если они пойдут на сельхозработы. А если нет? У нас народ привык рассчитывать только на свои силы – могут попытаться прожить с собственных огородов.

– А что в этом плохого?

– А что в этом случае будут есть те, кто останется работать в городе? Ты, например.

– Или ты…

– Или я. Или все те, кому повезет, и у них будет работа на старом месте. Я надеюсь, что их будет много. Иначе город просто не сможет существовать.

– Поэтому вы и не хотите раздавать землю под огороды?

– Да почему не хотим?! Я ничего подобного не говорил. Пусть берут – только не внутри кольца, а в пустыне. Если, конечно, там что-то будет расти. Но ты пойми одну простую вещь: с огородов они будут кормить сами себя, а наша задача – кормить город. Чтобы никто с голоду не умер – а то это будет обидно при такой хорошей погоде.

12

Бизнесмена Дениса Литвиненко убили очередью из автомата на улице среди бела дня.

Убили эффектно, расколотив пулями ветровое стекло бизнесменского джипа.

Литвиненко сидел за рулем и злостно превышал скорость. В результате, когда он без мучений скончался от прямого попадания в голову и рухнул грудью на руль, тяжелый джип потерял управление и вылетел на тротуар. И прежде чем врезаться в рекламный щит, сбил двоих влюбленных, которые целовались под этим щитом и не успели отскочить.

– Бандитские разборки, – решили в милиции и взялись за расследование этого дела с ощущением полной безнадежности. Как день неотвратимо сменяется ночью, так и любая «заказуха» с неизбежностью превращается в «висяк».

Литвиненко был убит через два дня после того, как премьер-министр издал два важных указа. В связи с безвестным отсутствием президента он принял на себя исполнение обязанностей главы государства и приказал провести инвентаризацию продовольственных и топливных запасов. Среди бизнесменов тут же начался мандраж – как бы после инвентаризации не началась конфискация или реквизиция, что было вполне реально, учитывая ситуацию в городе.

Самые крупные бизнесмены ломанулись в Белый Дом с чемоданами денег и ценностей.

Требовалось срочно ликвидировать угрозу, а для этого нет лучше способа, чем взятка.

А мафия тем временем стала готовиться к бою. Каким бы боком дело ни обернулось, а передела рынков и сфер влияния не избежать.

Милиция без труда дозналась, кто был крышей у покойного Литвиненко. Некий Олег Воронин по кличке Ворона, Ворон и Варяг, рецидивист, впервые осужденный за убийство и разбой еще в том возрасте, когда нормальные дети ходят в школу.

Но дальше расследование не пошло, и вместо свидетельских показаний у оперов были только слухи, которые к делу не подошьешь.

По слухам, Литвиненко задумал укрыть продукты со своих оптовых складов от инвентаризации и, естественно, обратился за помощью к Варягу. Но тот решил, что операция пройдет гораздо успешнее, если Литвиненко не будет путаться под ногами, и предложил бизнесмену отойти в сторонку. А если точнее, то Варяг уведомил коммерсанта, что крыша отныне денег не берет, потому что эти бумажки дешевеют слишком быстро – даже доллары, ибо американские деньги ничего не стоят, если за ними нет Америки. И если Литвиненко хочет, чтобы его бизнес и его здоровье и дальше оставались под охраной Варяга, то он должен отдать часть этого бизнеса крыше.

8
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru