Пользовательский поиск

Книга Парк грез. Содержание - Глава 23. ЧЕРНЫЙ ОГОНЬ

Кол-во голосов: 0

Глава 23. ЧЕРНЫЙ ОГОНЬ

Его разбудило пение птиц. Интересно, настоящее или запись? Алекс разлепил набухшие веки и взглянул в лицо спавшей в его объятиях женщины. Он смотрел на нее почти не дыша. Ее дыхание было редким и ровным, а на губах застыла легкая улыбка. Довольная улыбка?

В отдохнувшем мозгу всплыли яркие живые картины прошлой ночи.

«О, господи, — блаженно подумал он, не веря самому себе. — Я никогда в жизни такого не испытывал!»

Он всматривался в лицо девушки, размышляя, скоро ли она проснется. Затем нахлынули другие воспоминания.

Грубость Эймса, испуг Гвен, слезы Мэри-Эм. Все это звенья одной цепи.

«Нейтральный запах».

«Почему я сразу не догадался?.. Потому что мой мозг был затуманен действием „нейтрального запаха“. Он усилил эмоции, которые уже… о, господи!»

Он потряс Акацию. Она пошевелилась, еще теснее прижалась к нему и что-то забормотала с довольной улыбкой. Ее глаза открылись. Они показались ему огромными, и он улыбнулся.

— Доброе утро, милый, — зевнула она и еще крепче обняла его. — Ты и правда знаешь, как обходиться с женщиной.

— Жаль, что у нас не было времени смотреть по сторонам.

— То есть?

— Я начинаю кое-что вспоминать. Нам лучше вернуться к остальным. Могло случиться несчастья.

Он выскользнул наружу между двумя спальниками и потянулся. Холодный утренний воздух развеял остатки сна. Натянув спальник до подбородка, Акация смотрела, как он надевает брюки.

— Ты уверен, что нам необходимо вернуться?

Казалось, что она еще наполовину спит.

Алекс кивнул и сдернул с нее спальный мешок. Акация вздрогнула, взвизгнула и схватила свою одежду. Она что-то говорила ему, но он не слушал.

«Зачем? Зачем вор расходовал драгоценное вещество на обычную злую шутку?»

Он вернулся к действительности, когда руки Акации обвили его шею.

— Эй, очнись. Ты очень странный. Но все равно ты мне нравишься.

Она скатала спальник и взяла его под мышку.

Девушке приходилось почти бежать, чтобы успеть за ним. В глубине души Алекс даже жалел, что не может поделиться с ней. Но теперь не оставалось времени на сожаления. Его ждали более срочные дела: вор знал, кто он такой. Он, наверное, использовал часть украденного флакона с «нейтральным запахом», чтобы вывести Гриффина из игры, для того… для чего? Что делал вор прошлой ночью?

В лагере царил беспорядок. Игроки лежали на земле. С. Дж. вырвало. Мэри-Эм лежала на боку под старым кривым деревом в стороне от своего спального мешка. На ее лице были видны полосы от высохших слез. Оуэн и Марджи лежали рядом с потухшим костром, наполовину высунувшись из скрепленных вместе спальников. Они оба были обнажены, а вокруг в беспорядке лежала одежда.

От волнения у Алекса перехватило дыхание.

«Слишком мало. Где же остальные?»

Эймс? Алекс заметил его, лежащим в обнимку с леди Джанет.

Честер? Спит сидя, уткнув лицо в колени. У его ног распростерся Тони. Маквиртер громко сопел во сне. Перекрученный спальный мешок мешал ему дышать, а все лицо было исцарапано.

С. Дж. Уотерс спит, свернувшись, как ребенок, в своем спальнике. Джина исчезла. Интересно, что могла Джина делать без Честера? Мейбанг и Кибугонаи тоже исчезли, возможно, отправились за завтраком. Какие чувства мог разбудить в актерах «нейтральный запах»?

Гвен? Олли?

— Кас, ты видела Олли или Гвен? А Мейбанга?

— Мейбанг ушел вечером сразу после окончания игрового дня. Гвен и Олли обычно устраиваются в кустах… — теперь и Акация выглядела обеспокоенной. — Я схожу за ними.

— Хорошо. Веди сюда всех, кого найдешь.

Акация углубилась в джунгли.

Честер Хендерсон поднял голову. Он потер глаза тыльной стороной ладони и огляделся. Его охватило беспокойство, и, увидев Алекса, он нахмурился. Мастер поднялся и некоторое время молчал, приходя в себя.

— Ладно, Тегнер, — наконец, произнес он. — Что вам об этом известно?

— Не очень много. Я точно знаю, что все мы были не в себе прошлой ночью, и думаю, что это не пиво.

Хендерсон все еще до конца не проснулся. Он несколько раз присел и подпрыгнул, разминаясь, а затем оглядел свою команду.

— Ну и дела. Если Лопес подмешал что-то в пиццу… — он покачал головой. — Нет, это слишком невероятно.

Честер нагнулся и потряс Мэри-Эм за плечо. Гриффин принялся будить Эймса, внимательно разглядывая его лицо. Он не обнаружил никаких серьезных повреждений, кроме довольно сильно разбитой губы. Эймс поморщился при первых попытках пошевелиться, а затем встал и походкой старика подошел к Мэри-Эм. Они уселись рядом и заговорили вполголоса.

Теперь уже почти все игроки встали и бродили по лагерю. Похоже, «нейтральный запах» не оставил никаких последствий… по крайней мере, что касается их физического состояния. Из леса, пошатываясь, вышла Джина, и Гриффин навострил уши, когда Честер направился к ней. Мастер протянул руку и погладил рыжие волосы девушки. Она прижалась к его груди.

— С тобой все в порядке, Джина?

Она молча кивнула.

— Я не очень хорошо все помню. После того как ты и С. Дж. углубились в разгадывание логических головоломок, мне захотелось уйти, — она почувствовала, что ее ответ обеспокоил его. — Правда, Чес. Я ни с кем не была. Мне просто хотелось побыть одной.

Честер сдержанно кивнул и пошел будить С. Дж. Из джунглей вышли Олли, Гвен и Акация. Все трое выглядели подавленными. Акация приблизилась к Алексу и прошептала:

— Ты был прав. Может, что-то подсыпали в пиццу?

— Сомневаюсь.

— Или в хлеб? — они взглянула на леди Джанет и поймала растерянный взгляд девушки, как бы говорящий: «Неужели я это сделала?». Акация пожала плечами: — У меня впервые появилось желание, чтобы камеры не выключались на ночь.

— Ты чертовски права, — сказал Алекс.

«Это избавило бы меня от этого путешествия… — подумал он, отходя в сторону. — Мне и вправду этого хочется? А может, и спасло бы Райса».

Теперь даже Бреддоны зашевелились. Глаза Оуэна широко раскрылись, и он исчез в спальнике, как улитка в раковине. Вероятно, он изнутри подал сигнал Марджи: она заморгала, посмотрела внутрь спального мешка, а затем огляделась. Ее глаза смешно округлились, и Марджи исчезла в мешке, присоединившись к мужу. Джина сжалилась над ними, накинув на них чей-то спальник и подав разбросанную одежду.

— Ну ладно, хорошего понемножку! — крикнул Честер. — Я не знаю, что произошло ночью, но уверен, один из вас думает, что все это ужасно смешно.

Ответа не последовало.

— Но это не остановит игру. Скатывайте спальники! Игра начнется через двадцать минут. Мы выступаем, — он обвел глазами окрестности и добавил: — С завтраком или без него.

В этот момент показались Мейбанг и Кибугонаи с тележками. Хендерсон явно почувствовал облегчение.

* * *

Они взбирались на холмы, ведомые Честером, который следовал за маленьким паучком, заключенным в кристалл. Марджи бормотала, не в силах сдержать рвущийся наружу поток слов.

— Со мной такого никогда не было. Даже когда я была моложе. Мы просто… казалось, забыли, что рядом есть кто-то еще. Сначала мы только разговаривали… обо всем, что было раньше… о катании на лыжах, об играх… рассказывали разные истории… странно, что нам все еще есть что сказать друг другу, правда, дорогой?

Она взглянула на мужа, который радостно кивнул. Оуэн Бреддон глупо улыбался, взгляд его был затуманен, но походка его была королевской.

— А затем мы стали срывать друг с друга одежду. Это было здорово, — задумчиво произнесла Марджи. — Как будто вокруг никого не было.

— Я была до смерти напугана, — сказала Гвен Рай-дер. — Никогда в жизни мне не приходилось испытывать такого страха перед публичным выступлением. Я слышала, как Олли звал меня, но прошло не менее получаса, прежде чем я смогла остановиться. А потом…

Она умолкла.

— Да. А потом поддержка потребовалась мне, — продолжил Олли. — Что могло так по-разному повлиять на нас? Я никогда не слышал ни о чем подобном.

58
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru